Экономика трущоб: бедность в Латинской Америке

Бурний, Влад

  • 21 липня 2017
  • 2018

Влад Бурный

Капиталистическая система имеет целый ряд негативных сторон. Рыночная экономика формирует соответствующую философию в мировой и региональной политике: побеждают те, кто имеет заведомое преимущество, умеет использовать наиболее грязные, а потому эффективные способы ведения дел. «Побеждают сильнейшие», — скажут сторонники «рынка». «Но какой ценой?» — отвечают их оппоненты.

Рассказывая о причинах и масштабах бедности в Латинской Америке, я хотел бы наглядно показать ту самую «цену», которую приходится платить большинству, за успех и достаток меньшинства. Данный регион — прекрасная иллюстрация этого противоречия. Я постараюсь показать историческую последовательность и проблематику развития экономики на этой территории. Особое внимание я уделил сильнейшим экономикам региона, в частности Бразилии и Аргентине, поскольку в них тот самый контраст проявляется в наибольшей мере.

 

Жизнь в трущобах

В первой части статьи я хочу рассказать о жизни в трущобах Латинской Америки, поскольку это наглядно продемонстрирует цену сильному социальному расслоению в регионе и передаст саму атмосферу существования в таких условиях.

 

Формирование

«Трущобы являются частью городского пространства, городской экономической системы, инкорпорированой в неолиберальную экономику. Потому за государственной политикой по отношению к трущобам стоит мощная экономическая логика. Большинство местных жителей снимают жилье в аренду и даже эти наиболее бедные арендаторы являются источником огромных прибылей. Тем не менее, когда в игру вступают вопросы строительства и земли, этих маргинализированных городских жителей очень легко (например, с помощью армии) выселить в пользу торговых центров, автомагистралей и других более прибыльных и "безопасных" архитектурных форм», — пишет, ссылаясь на автора, Оксана Дутчак в рецензии на книгу Майка Дэвиса «Планета трущоб».

На 2014 год более 20,5% населения Латинской Америки проживали в трущобах. Сами по себе трущобы появлялись по разным причинам. Например, трущоба-31 в Буэнос-Айресе образовалась около 80 лет назад и изначально не имела огромных размеров и большого количества жителей. Но в 1980-е годы началось падение железнодорожных перевозок и многие люди, несмотря на протесты, потеряли рабочие места. Потерявшие средства к существованию семьи начали массово переезжать в город в поисках хоть какого-то заработка и, соответственно, селились недалеко от железных дорог, с перронов которых недавно сошли. Сегодня протяженность этой трущобы составляет несколько километров.

 

 

Другим примером является большинство трущоб в Лиме (Перу). В 1980-е годы в горных районах страны активно действовала партизанская группировка «Светлый Путь». Отношение к ней среди населения было неоднозначным, как и оценка её деятельности историками. Многие люди их поддерживали, другие — опасались. В любом случае люди не хотели находиться на территории, где происходят вооруженные столкновения, и искали более безопасные места жительства, потому переезжали в столицу. Так образовались трущобы в Лиме, которые носят название Shanty town. В них живет около 70% населения города.

 

Условия

В фавелах (так называют трущобы в Латинской Америке) дома строятся из всего, что приходится. Характерные красные кирпичи соединяют с кусками металла, деревянными навесами и тканями — это и есть кров для местных жителей. Все здания, в которых больше двух этажей, были построены еще до переезда большей части населения трущоб. Но в основном люди живут в маленьких домиках или квартирках, где могут спать по 6–8 человек. Комично посреди всего этого выглядят огромные дома из мраморных плит — мафиозные боссы стараются оставаться рядом с тем обществом, из которого сами выбрались. Для того чтобы построить здесь дом, вам понадобиться найти главного в местной фавеле и договориться лично с ним. Ясно, что никаких документов, которые подтверждают право владения или аренды земли, здесь нет, что ведет к полной юридической незащищенности местных жителей.

 

"За чистую воду обитателям трущоб приходится платить в разы больше, чем жителям того же США."

 

Условия часто антисанитарные, потому о соблюдении гигиены приходится говорить далеко не всегда. Многие из тех, кому не повезло с кровом, живут на кладбищах и горах мусора, под стенами химических заводов. На тысячи жителей трущоб может приходиться всего пару десятков туалетов. За чистую воду им приходится платить в разы больше, чем жителям того же США. И, как уже упоминалось, многие жители трущоб не имеют доступа к питьевой воде. Неудивительно, что в тех же фавелах Рио-де-Жанейро местные жители, чтобы получить лишние несколько литров, на крышах своих домов устанавливают специальные ведра, в которых собирается вода после дождей. Мусор отсюда вывозится не чаще одного раза в неделю, есть и большие свалки. Это опасно и тем, что во время сезонов дождей весь мусор начинает сползать по склонам, загрязняя не только природу, но и территорию, на которой проживают люди.

 

Преступность

По оценкам управления ООН по наркотикам и преступности, в Южной Америке самый высокий уровень преступности в мире. 31% совершенных убийств в 2012 году приходился на этот регион. Учитывая, что здесь проживают всего 8% населения Земли, цифры действительно ужасают. Больше всего убийств в том же году произошло в Бразилии — 50 108, то есть каждое девятое убийство на планете. Причин такому уровню преступности множество: экономическое неравенство, слабость местной полиции и правоохранительных органов, резкая и неорганизованная урбанизация, которая еще больше увеличила количество трущоб в регионе. Всем известен и уровень торговли наркотиками в странах Латинской Америки. Кокаин отсюда распространяется не только по всему континенту, но и за океан.

 

 

Здесь не любят посторонних, это закрытая территория. Когда один блоггер-путешественник хотел посетить трущобы в Буэнос-Айресе, ему посоветовали ни в коем случае не ходить одному. Тогда он решил обратиться за помощью к полиции. «Наш буэносайресский знакомый Максим Лемос придумал хороший ход: договориться с правоохранительными органами, чтобы они с нами походили по трущобе, за денежку, разумеется. Найти сговорчивых полицейских ему удалось далеко не с первого раза — большинство из них в ужасе отмахивались руками, как будто их посылают на фронт под пули. Лишь пара жандармов согласилась побыть нашими телохранителями», — пишет автор.

 

Борьба с властями

Жители трущоб находятся в состоянии то необъявленной, то реальной войны с местными властями. Ехать людям некуда, но и представители власти явно недовольны распространением таких «самостроев» в их городах, которые негативно влияют на имидж страны в глазах туристов и потенциальных инвесторов. Но вместо того, чтобы как-то решить проблему бедности путем реформирования и оздоровления экономики, людей часто просто выселяют. Например, перед Олимпиадой-2016 в Рио муниципалитет города принял решение снести часть трущоб за день до начала Олимпиады. В результате крова лишились около 70 тысяч жителей Рио. «Они обращаются с нами, как с животными. Мэр ворует у нас город. Я всегда был независимым, я всю жизнь работал. За что мне это?» — в слезах давал интервью одному из телеканалов местный житель Карлос Аугусто, которого насильно выселили из дома. Но ему, по сравнению с остальными, повезло — он получил специально построенное властями скромное жилище для своей семьи. Для жителей снесенных фавел, в которых проживал Карлос, было построено 20 таких зданий, в то время как раньше здесь жило около 800 семей.

 

Структурные причины бедности и современные тенденции в экономике региона

Несколько слов об истории развития региона за последнее столетие

Чтобы понимать структурные причины формирования таких условий жизни в регионе, в этой части статьи я хочу в общих чертах описать его историю с момента колонизации. В начале XVI века Латинская Америка за пять веков совершила переход от общинно-племенного строя к промышленному капитализму. Правда, когда в конце XIX века в Латинской Америке происходило становление промышленности, в Западной Европе и США уже длился период формирования монополистических корпораций. Потому развитие капиталистических отношений в этом регионе имело свою специфику: раннекапиталистические отношения соединялись с новым монополистическим капитализмом инвесторов и протекторатов из Европы и США. Соединенные Штаты изо всех сил старались уменьшить влияние европейцев на местный рынок (напомним, что ранее американцы помогали странам Латинской Америки сбросить испанскую власть, а также оказали помощь бразильцам в борьбе с португальцами). Избавившись от серьезных конкурентов, США смогли установить свой контроль над развитием экономик стран Латинской Америки. Это привело к финансово-экономическому засилью и поставило страны региона в зависимость от Штатов. Все это стало причиной социального расслоения и ограниченного развития экономики.

Позже страны Латинской Америки под давлением иностранного капитала оказались в зависимости не только от США. Например, в строительство железных дорог вкладывала большие средства Великобритания. Эта страна также была лидером среди стран, дававших государствам региона банковские займы. Активно участвовали в кредитировании также США, Франция и Германия). Потому уже к началу XX столетия среди стран региона сформировалась социально-экономическая дифференция: часть экономик развивалась, а другие серьезно отставали. В начале XX века, в 1907 году, между тогдашними передовыми странами региона (Чили, Аргентина и Бразилия) началась гонка вооружений. Тем самым страны нарушили договор 1902 года об ограничении морских вооружений.

Этот конфликт длился до самого начала Первой мировой войны. Все это негативно влияло на экономику участвующих в гонке стран, ведь для реализации поставленных целей было необходимо сократить расходы на все остальные сферы.

К началу XX столетия в ходе развития промышленности в странах Латинской Америки уже появилось определенное количество пролетариев. Например, рабочие обрабатывающей промышленности в Аргентине в 1914 году составляли 14%, а пролетариат в целом, включая и аграрный сектор, — до 1/3 занятого населения.
Многие также были заняты в области добывающей промышленности, транспорта, некоторую часть составляли плантационные рабочие. Все это вело к формированию рабочего движения параллельно с ускорившейся урбанизацией.

Неудивительно, что, несмотря на исторически сильные позиции патриархально-патерналистских традиций, на рубеже веков в странах Латинской Америки появились демократические движения за проведение соответствующих политических реформ, что давалось вовсе нелегко. Можно привести пример Мексики, где во время диктатуры генерала Диаса все выступления крестьян жестоко подавлялись. Контроль экономики со стороны Англии и США и пассивность буржуазии вели к ухудшению уровня жизни широких слоев населения. После фальсификации выборов Диасом началось народное восстание во главе с крестьянскими армиями Сапаты и Вильи, в результате которого к власти пришел лидер оппозиции (в этом случае буржуазии) — Мадеро. Однако он ожидаемо не осуществил обещанные земельные реформы. Началось новое восстание, и Мадеро был убит. На некоторое время установилась реакционная диктатура Уэрта, но продержалась недолго, сдавшись перед напором двух крестьянских армий. США несколько раз пытались повлиять на ход событий, вводили войска на территорию Мексики, но это только консолидировало народное ополчение. И только в 1917 году была принята первая мексиканская конституция.

 

"Низкий уровень политической грамотности населения, слабые и часто неорганизованные стихийные общественно-политические движения и зависимость от иностранных экономик негативно влияли на установление стабильности в регионе."

 

Этот пример важен, поскольку в нем прекрасно раскрываются особенности социально-экономического развития стран Латинской Америки. Периодические диктатуры встречали сопротивление широких слоев населения, объединенных демократическими идеями (тем не менее им редко удавалось изменить систему власти, и потому политической реальностью региона в XIX–XX веках были «пронунсиаменто» — перевороты); слабая буржуазная власть не могла реализовать необходимые стране реформы; сильное влияние латифундистов (земельной аристократии), которые активно поддерживала авторитарные правительства, желая сохранить свою власть и статус; постоянное вмешательство других государств, стремящихся установить контроль над политической и экономической ситуацией в стране, — все это в той или иной степени происходило в Латинской Америке в течение всего XX столетия. Низкий уровень политической грамотности населения, слабые и часто неорганизованные стихийные общественно-политические движения и зависимость от иностранных экономик негативно влияли на установление стабильности в регионе. Вторая мировая война в некотором роде стимулировала развитие собственного производства, поскольку из Европы перестали приходить товары, но кардинально это ситуацию не улучшило, хотя и дало начало определенной экономической независимости. Потому решение социально-экономических проблем (в том числе и бедности) часто отходило на второй план. Странам для начала была нужна политическая стабильность, поэтому действительный поиск выхода из ситуации при парламентской форме правления, за некоторыми исключениями, в странах Латинской Америки начался только к концу XX столетия — в начале XXI столетия.

 

Краткая характеристика современной экономической ситуации и существующих в ней тенденций

За последние несколько десятилетий мир наблюдал рост экономик стран Латинской Америки. Благодаря процессам модернизации многие государства в 1970–1980-е вошли в категорию НИС — новых индустриальных стран. Иностранные инвестиции и внутренние экономические реформы (например, переориентация с сырьевого экспорта на улучшение социально-экономических институтов, в чем особо проявила себя Мексика) смогли заметно оздоровить экономику и создать предпосылки для ее роста. В то же время важно уточнить, что большее значение в росте экономик стран региона имеет востребованность сырьевой продукции в Китае. Многие специалисты даже говорят о попадании в сырьевую зависимость латиноамериканских стран от Китая.

«Большинство латиноамериканских стран должны опираясь только на собственные силы и ресурсы разработать и реализовать стратегию экономического роста, — говорит Мартин Апас. — Стратегия роста должна быть направлена на постоянное повышение производительности труда. Только в этом случае можно обеспечить устойчивый путь рост региона в среднесрочной и долгосрочной перспективе». И ведь действительно: Латинская Америка обладает большими ресурсами для реализации подобных целей. Например, здесь находится около 10% мировых запасов нефти, 2/5 — медных руд, 1/3 — серебра. Важно учитывать, что ресурсы распределены между странами неравномерно. Это может создать серьезную экономическую разницу, превратив, например, Венесуэлу (ей принадлежит почти половина запасов нефти региона) в своего рода Саудовскую Аравию, а Парагвай останется чем-то вроде Йемена без собственных углеводородов. Однако для всего этого необходимы полноценные структурные реформы как в экономике, так и политике. Когда они наступят? Этот вопрос остается открытым уже не один год.

 

 

Сегодня перед странами Латинской Америки существуют исторически сформированные конкретные задачи, которые должны способствовать развитию региона: укрепление институтов власти, повышение уровня производительности труда, введение инновационной политики в разных сферах, развитие отечественного производства и высоких технологий, а также, естественно, решение проблемы экономического расслоения населения. Очень важно поднять общий уровень образования для создания слоя профессионалов, способных повлиять на теоретическое и практическое развитие экономики.

 

"Понятие «левизны» здесь имеет собственную региональную специфику, но в общих чертах эти партии можно охарактеризовать как те, которые делают определяющий акцент на решении проблемы неравенства."

 

Из-за острых социально-экономических проблем во многих странах среди населения набирают популярность левые политические силы. Понятие «левизны» здесь имеет собственную региональную специфику, но в общих чертах эти партии можно охарактеризовать как те, которые делают определяющий акцент на решении проблемы неравенства. И не удивляет, что общий уровень бедности в Латинской Америке медленно, но сокращается с начала 2000-х годов. Эта тенденция отличает регион от большинства остальных стран мира. В особенности это характерно для стран с высокими темпами роста экономики, таких как Колумбия или Чили. В меньшей степени, но все же наблюдаются подобные тенденции и в странах с умеренным ростом экономики — Бразилии и Мексике. Стоит заметить, что сокращение бедности не обязательно зависело от политического вектора действующей власти: как во время работы правительства с левым уклоном (например, в Боливии, Парагвае и Уругвае), так и при правоцентристских властях (Мексика, Перу) эта тенденция сохранялась. Причиной тому можно назвать то, что бедность в Латинской Америке — проблема хроническая, волнующая не одно поколение жителей всех без исключения стран региона. Так, какой бы политический «цвет» не доминировал в правительстве, решение этого вопроса всегда остается одним из основных для сохранения позиций той или иной политической силы. Но опять-таки структурных изменений не происходит ни в экономике, ни в политике.

 

Характеристика социально-экономической ситуации: уровень бедности, образование, занятость

В последней части статьи я хочу привести данные о современном положении дел в социально-экономической сфере региона. Для этого я выбрал следующие показатели: количество бедняков, уровень занятости, образования и здравоохранения в регионе. Кратко были описаны и определенные действия местных властей для решения всех этих проблем.

 

Цифры

Латинскую Америку можно назвать регионом самых больших контрастов. Здесь проживает 5% всех миллиардеров мира, но уровень бедности населения выше только в Африке. В 2013 году комиссия ООН по Латинской Америке и Карибскому бассейну заявила, что 30% населения региона живут в бедности (66–68 млн человек). В то же время, по данным ЭКЛАК за 2014 год, к бедным относится 23,8% городского населения, а 8% — находятся на уровне крайней бедности. Тем не менее стоит уточнить, что уровень бедности в разных странах региона существенно отличается. По все тем же данным ЭКЛАК, в Аргентине количество бедных составлял 4,3%, а крайне бедных — 1,7%; в Бразилии на 2014 год — 14,3% и 3,4% соответственно. В то же время в Боливии проживают 7,4% сверхбедных городских жителей и 22,3% бедных. Одна из самых катастрофических картин сложилась в Гондурасе: 35,1% крайне бедных и 65,8% бедных. Замечу, что последние страны относятся к Центральной Америке, для которой характерна постоянная политическая нестабильность. А такое положение, как я уже говорил, не дает заняться решением острых социально-экономических проблем.

 

 

Согласно тому же источнику, по состоянию на 2014–2016 годы 5% населения Латинской Америки недоедало (для стран Карибского бассейна процент в разы выше — 19,8%). На 2008 год 7% населения не имели доступа к нормальной питьевой воде (среди городского населения — 3%, сельского — 20%). Наиболее ярко эта проблема выражена в таких странах, как Перу (25%), Парагвай и Гондурас (14%). Одна из причин проблемы состоит в том, что в этих странах находится много горных хребтов и долин, через которые сложно наладить нормальное водоснабжение. Другая экологическая проблема — выбросы углекислого газа в атмосферу — около 4 тонн в год на человека.

Даже учитывая, что Латинская Америка относится к развивающемуся региону, общий уровень образования находится на невысоком уровне. Тем не менее некоторые продвижение в этом вопросе все же есть. Грамотность здесь составляет около 91%. В таких странах, как Уругвай, Боливия и Аргентина, на одного учителя приходится двадцать учеников, хотя 1/5 учителей не имеют педагогического образования. Высшее образование получают только около 30% учащихся. Существуют и другие проблемы. Многие бросают школу, поскольку часто не видят смысла продолжать учиться из-за отсутствия рабочих мест.

 

Занятость

Отдельно скажем пару слов о занятости в регионе. Ее уровень здесь составляет 61%. Среди них в первичном секторе занято 10–40% (в зависимости от страны), во вторичном — 20–30%, в третичном — 40–70%. Широкое распространение получила неформальная занятость (31,4%) и, как следствие, низкие стандарты социальной защиты прав трудящихся. Часто для экономии предприниматели берут на работу людей без подписания трудовых контрактов, используют временной наем и низкоквалифицированных работников. Многие из таких людей не имеют медицинской страховки и социально не защищены, поскольку не оформлены официально.

 

"В Латинской Америке существует такое понятие как «нинис» — так называют молодых людей, которые не работают и не учатся. К ним относится 20,3% трудоспособной молодежи — 21,8 млн, среди которых 30% — мужчины и 70% — женщины."

 

«Слабый экономический рост привел к снижению числа новых рабочих мест и особенно оплачиваемой работы по найму. Тем не менее в свете резкого падения численности экономически активного населения, отражающего проциклическое поведение трудовых ресурсов в регионе, снижение уровня занятости не стало причиной роста безработицы, которая вновь сократилась», — говорится в докладе ООН по региону за 2014 год.

В целом в странах Латинской Америки есть позитивные тенденции в борьбе с безработицей. В 2013 году она достигла рекордного минимума за последние несколько десятилетий — 6,3%. Больше всего безработных в Колумбии (10,6%), Коста-Рике (8,3%) и Венесуэле (7,8%). Безработица среди молодежи составляла на 2012 год 13,7%, что в два раза больше от общего процента безработных по стране. Половина молодежи работает без трудового контракта, только 37% обеспечено медицинским страхованием, а 39,5% — пенсионным. Причина все та же — неформальная занятость, на которую не распространяется трудовое законодательство. В Перу таким образом на жизнь зарабатывает наибольшее количество молодежи — 70%. В Латинской Америке также существует такое понятие как «нинис» — так называют молодых людей, которые не работают и не учатся. К ним относится 20,3% трудоспособной молодежи — 21,8 млн, среди которых 30% — мужчины и 70% — женщины.

Итак, главные проблемы в вопросе занятости в регионе остаются все теми же: плохие условия труда, низкий доход, отсутствие защиты со стороны государства, нелегальная работа и диспропорция по регионам.


Что делали власти для решения хронических проблем региона?

Для справедливости стоит сказать, что правительства некоторых государств предпринимали определенные действия для реализации реформ в сфере труда, образования и благосостояния в своих странах. Примером могут стать программы, разработанные в Бразилии, такие как «Семейный кошелек» (Bolsa Familia) и «Нулевой голод» (Fome Zero). В ходе первой более 11 млн семей получили пособия из государственного бюджета: сверхбедные получали обязательные пособия, а бедные — при наличии беременной женщины или детей. Обязательными условиями для получения пособия были посещение детьми школы и наличие прививок. Школьное питание снижало расходы родителей, а прививки повышали уровень защищенности детей. Целью второй программы было обеспечить населению доступ к питьевой воде и еде путем создания местных водохранилищ, общественных столовых и раздачи витаминов. В то же время эти программы имели ряд слабых мест: самым бедным бразильцам в 2005 году приходило только 45% трансфертов, а целых 10% отправлялись в руки богатых, а в 2004 году половина участников программы попали туда по ошибке. Стоит также учитывать, что подобные программы не способны искоренить проблему, поскольку, несмотря на некий положительный эффект, они стигматизируют бедность, вместо того чтобы искать систематический подход к решению проблемы.

 

 

А вообще, несмотря на наличие подобных программ, население той же Бразилии не раз выражало крайнее недовольство действиями своего правительства. Так, в преддверии Чемпионата Мира-2014 по футболу на улицу вышли сотни тысяч людей. Их возмутило, что при всех существующих социально-экономических проблемах власти готовы выкладывать огромные суммы на строительство стадионов, которые сейчас не заполняются и на половину, и подготовку турнира. Из-за ряда коррупционных скандалов, связанных с сокрытием дефицита в бюджете в 2014 году, доверие населения к властям только падает, несмотря на уже перечисленные программы. Люди наверняка понимают, что, учитывая экономический и человеческий потенциал Бразилии, все эти действия выглядят недостаточными.

 

"Медлить здесь — значит обрекать миллионы людей на прозябание в нищете и существование в обстановке, опасной для здоровья и жизни."

 

Такие выводы мы делаем, рассуждая об одном из лидеров региона. Что уж говорить о серьезно отстающих в экономическом смысле государствах, в которых, как уже было замечено, политическая стабильность — явление редкое. Здесь все социальные проблемы, глядя на ранее указанные цифры и обращаясь к логике, выражены еще сильнее. Некоторые страны в борьбе с мелкой и крупной коррупцией стараются сократить количество чиновников в государственном аппарате, но действительно преуспели в этом только Колумбия, Мексика и Коста-Рика. Учитывая, что страны Латинской Америки демонстрирую серьезный дефицит управления, коррупцию, сохраняющуюся зависимость местных экономик от мировых монополий, решение острых социально-экономических проблем откладывается на неопределенное будущее. Но медлить здесь — значит обрекать миллионы людей на прозябание в нищете и существование в обстановке, опасной для здоровья и жизни.

 

Заключение

Бедность в Латинской Америке — проблема комплексная. Она формировалась не только по экономическим и политическим, но и по историческим причинам. Сегодня перспективы региона в решении острых социально-экономических вопросов выглядят довольно сомнительными. Несмотря на некоторое продвижение в этом вопросе за последние несколько десятилетий, постоянная политическая нестабильность и отсутствие реальных реформ со стороны большинства правительств стран региона оставляют бедных в катастрофических условиях на неопределенный срок.

Залишити коментар