Рейган, Тэтчер и Трамп о таком и не мечтали: накопление капитала и неравенство в СССР и РФ

  • 01 вересня 2017
  • 3308
Рейган, Тэтчер и Трамп о таком и не мечтали: накопление капитала и неравенство в СССР и РФ

Владимир Артюх

Как бы выглядела капиталистическая общественная формация России, если ее представить геологически? Следы катастрофы 1991 года, беспорядочно перемешанные пласты 1990-х, а потом еще один разрыв в начале 2000-х, когда «политэкономическая летопись» стала более похожей на времена до катастрофы? Может, таким и кажется политический осадочный слой, который многие выдают за структуру всей толщи пород. Картина же глубинных слоев  социальных отношений собственности  выглядит по-другому. Да, в начале 1990-х  катастрофа, но потом порядок залегания пород не меняется, разве что одни становятся все толще, вбирая общее богатство из нефтяных недр, а другие слои или сохраняют свою мощность, или истончаются. На этой летописи видно, что России удалось не только вернуться во времена Сталина (а это пик неравенства советской эпохи) и откормить элиту до стандартов Николая II, но и догнать и перегнать Америку. Догнать по уровню имущественного неравенства и перегнать по совокупному богатству ста богатейших семей. Такие «геологические» картины как раз и видны на графиках из последнего исследования Тома Пикетти, Габриэля Зюкмана и Филипа Новокмета.

 

 

Статья «От советов к олигархам: неравенство и имущество в России, 19052015 гг.»  часть проекта «Всемирной базы данных богатства и доходов (World income and wealth database. Он был запущен в 2015 году на основании методологии, разработанной международной группой ученых, среди которых Пикетти (автор бестселлера «Капитал в XXI веке») и Габриэль Зюкман, частый соавтор Пикетти и автор книги об офшорах «Пропавшее богатство наций». Над исследованием о России работал также Филип Новокмет, аспирант Пикетти в Парижской школе экономики, который занимается историей неравенства в Восточной Европе[1]. Их методология основывается на анализе макро-счетов национального дохода и богатства, исследованиях доходов и имущества домохозяйств (для России это опросы RLMS и ОБДХ), данных о подоходном налоге (доступных для России с 2001 и более детально с 2008 года) и рейтингов богатства «Форбс». Исходники данных и программ, использованные при подготовке статьи о России, доступны на http://piketty.pse.ens.fr/, http://gabriel-zucman.eu/russia и http://WID.world. На сайте «World income and wealth database» есть также сравнимая статистика по другим странам. Участники этого проекта уже опробовали свою методологию на США, Франции и Китае, что дало им возможность сделать неожиданные сравнения в статье о России.

Перед исследователями российского капитализма оказались две головоломки: куда делись доходы от экспорта (в основном энергетического) и что собой представляет та часть общества, которая этими доходами завладела. Ведь о выводе капитала, скорее всего, свидетельствует разница между позитивным торговым сальдо в 19902015 годах и неожиданно малыми запасами чистых иностранных активов. Если же эти активы накопились в частных руках российских капиталистов, то данные обследования домохозяйств не отражают таких сказочных богатств. Эта проблема выделяет Россию из других стран, проанализированных в рамках проекта. Рассмотрим сначала, как распределялся национальный доход и национальное богатство в России в исторической и сравнительной перспективе, а затем перейдем к лежащим в основе неравенства имущественным отношениям.

 

«Страна господ...»: возвращение неравенства после распада СССР

К счастью, недавно стали доступными данные о налогах на доходы физических лиц. Авторы берут данные о доходах домохозяйств до 90-го перцентиля и корригируют их с помощью деклараций супербогатых, а потом прикидывают не обложенный налогами доход на капитал при помощи национальных счетов и данных о богатстве. Конечно, в опросах домохозяйств не отражаются доходы сверхбогатых, но в налоговых отчетах видно, что между 2008 и 2015 годом (когда доступна разбивка на группы по доходам) было 400500 лиц с доходом больше 1 млрд рублей и 3050 человек с доходами более 10 млрд рублей (150 млн долларов) в год. Это подтверждает «Форбс»: в тот период в РФ было около 100 миллиардеров, владеющих богатством в 34 млрд долларов. Имущество этих лиц составляло 2540% национального дохода, что намного больше, чем у их классовых друзей из США, Франции и Германии (515% от национального дохода).

 

"Если в 1905 году десяти процентам самых богатых шло до половины всех доходов (как и в РФ после 1990-х), а одному проценту  одна пятая, то в России 20002010 годов 1% супербогатых получал 2025% доходов."

 

Подтверждение размера доходов верхних 10% и 1% стало долгожданным сюрпризом. Оказалось, что, во-первых, элита современной России владеет большей долей дохода, чем их предшественники времен Николая II: если в 1905 году десяти процентам самых богатых шло до половины всех доходов (как и в РФ после 1990-х), а одному проценту  одна пятая, то в России 20002010 годов 1% супербогатых получал 2025% доходов. Конечно, после революции 1917 года эти группы резко потеряли свою долю сверхдоходов, но интересно, что в Советском Союзе пики неравенства в доходах приходились на период сталинизма и конец 1980-х. Уровень неравенства, особенно при Сталине, был выше, чем в других странах социалистического блока[2].

После 1991 года произошел взрывной рост неравенства доходов: к 1996 году топ-10% уже захватили 45% доходов, а половина самого бедного населения очень быстро потеряла две трети своего пирога и осталась с десятой частью доходов (в основном из-за инфляции), но к 2015 году доля стабилизировалась на уровне 18%. При общем росте доходов на 41% за 19892015 годы доля дохода, приходящаяся на самую бедную половину его получателей, падала или стагнировала, а средние 40% наслаждались скромным ростом лишь до кризиса 2009 года.

 

 

Соответственно, если по опросам домохозяйств (HBS) коэффициент Gini[3] подскочил с 0,3 в 1991 году до 0,4 в 1994 году и дальше держался на уровне 0,440,48 в 2000-х, то по подсчетам Пикетти и его соавторов он достиг 0,64 в 1996 году, колебался около на уровне 0,6 в 2000-х и 0,540,56 в 20102015 годах.

На основании этих цифр авторы статьи заключают, что с 1990-х годов Россия представляла собой крайний случай возвращения неравенства, которое западные страны испытали в 1980-х. За это время неравенство по доходам в РФ достигло намного больших масштабов, чем в Восточной Европе (где топ-1% имеет 1014%) или Китае, а неравенство по имуществу стало выше, чем в Китае или Франции, и сейчас находится на уровне США. Невозможно точно подсчитать богаче ли 1% и 10% в РФ и США, но авторы статьи уверены, что 100 самых богатых россиян зажиточнее, чем сотня их американских классовых друзей.

Причины роста неравенства достаточно очевидны: «В 19911995 годах за несколько лет была разрушена система государственной собственности, введены в действие ускоренная ваучерная приватизация и т. н. шоковая терапия, а под конец этого процесса была введена система плоского налога (со ставкой 13%, о которой Рейган, Тэтчер и Трамп вместе взятые не могли и мечтать)» (с. 36). Напомню, что плоский налог на доходы был введен в 2001 году и до сих пор Дума регулярно отклоняла законопроекты о прогрессивном налогообложении.

 

Россия, которую они обрели: накопление частного капитала через присвоение публичного богатства

Таким образом, Пикетти, Зюкман и Новокмет показывают, что расслоение по имуществу и по доходам следует из революции в отношениях собственности. На 1990 год национальное богатство[4] РСФСР составляло 400% национального дохода и на 3/4 принадлежало государству. Но очень быстро к 1995 году в результате шоковой терапии и ваучерной приватизации пропорции перевернулись и к 2015 году стабилизировались таким образом: 2/9 богатства осталось в государственных руках, остальное перешло в частные (при этом национальное богатство только в четыре с половиной раза превышало национальный доход, почти как в 1990 году, то есть шло чистое перераспределение богатства). Почти половина этого имущества  недвижимость, а доля финансовых активов (например, акций) небольшая. Авторы объясняют это тем, что небольшая часть домохозяйств прячет активы в офшорных зонах. По их подсчетам, спрятанное в офшорах богатство составило 75% национального дохода в 2015 году, то есть почти столько же, сколько и легальное имущество домохозяйств. И это скорее консервативная оценка офшорного капитала (см. с. 18).

Как им удалось высчитать сумму офшорного богатства? С 1993 по 2015 год стоимость чистого экспорта России в среднем ежегодно составляла 9,8% от национального дохода. Это должно было привести к огромному накоплению зарубежных активов российскими резидентами. Но к 2015 году эти активы составляли только 25% национального дохода (а должны были 230%!). Куда девались активы стоимостью вдвое больше, чем вся страна получает за год? Эта разница ушла или иностранным инвесторам, которые сыграли на разнице доходности и на росте ценности купленных ими российских активов, или бывшим русским резидентам, или нынешним русским резидентам, перевевшим активы в офшоры.

Авторы статьи постарались узнать долю последних двух. Часть разницы между потенциальными и фактическими зарубежными активами («исчезнувшие» 200% от национального дохода) объясняется выводом капитала из страны в форме прибылей иностранных инвесторов, чистыми капитальными убытками российских капиталистов и чистым приростом капитала иностранных компаний в России (изменение стоимости капитала вследствие колебания курса акций и т. п.). Оставшаяся же часть приходится именно на «спрятанное богатство». Авторы оценивают его как сумму чистых «ошибок и упущений» (отражающих неучтенное накопление капитала за границей) и экспорта капитала (т. е. смена резидентства собственников капитала). При этом, по мнению авторов, большинством из неучтенного богатства владеют резиденты России. Большая часть российских официальных зарубежных обязательств (более 80% национального дохода на 2015 год) принадлежит российским же компаниям через офшорные счета. В итоге авторы выходят на цифру порядка 75% от национального дохода в 2015 году  таков размер спрятанного в офшорах богатства.

В этом отношении Норвегия  прекрасный пример для сравнения. У нее были приблизительно такие же торговые излишки, но она накопила огромный суверенный фонд (более 200% национального дохода на 2015 год). У Китая же не было таких торговых барышей, но он накопил фонд, сравнимый с российским. Выше мы видели, что российское частное богатство росло почти исключительно за счет уменьшения государственного богатства, ведь национальное богатство (т. е. их сумма) почти не изменилось. При этом его инвестировали не в национальную экономику, как в Китае, а в иностранную. Если бы все аккумулированное позитивное торговое сальдо было инвестировано в экономику РФ, то отношение богатства к доходу было бы таким, как в Китае,  700%.

 

 

Другие постсоциалистические страны с 1990-х годов последовали по тому же пути уменьшения государственной части национального богатства, что и развитые страны с 1980-х. При этом РФ преуспела (с 7080% государственной доли в 1980 году до 20% в 2015 году) в этом больше Китая и Чехии (3035% в 2015 году) как в объемах, так и в скорости передачи богатства в частные руки. Такой уровень и темп приватизации национального богатства приблизительно соответствует уровню развитых стран в 19501980-х годах.

 

"После распада СССР Россию можно считать парадигматическим для постсоветского пространства примером неолиберальной стратегии накопления капитала одними через лишения благ других (по выражению Дэвида Харви) даже на фоне примера Китая."

 

Передача богатства из общих в частные руки  первичное накопление капитала  совершилось в России молниеносно при Ельцине, но частное богатство многократно приумножалось и регулярно выводилось в офшоры при Путине  «накопление через лишение» продолжалось несмотря на зрелищные расправы с отдельными олигархами. Таким образом, после распада СССР Россию можно считать парадигматическим для постсоветского пространства примером неолиберальной стратегии накопления капитала одними через лишения благ других (по выражению Дэвида Харви) даже на фоне примера Китая.

К сожалению, в базе данных WID.world почти ничего об Украине. Но если удастся найти надежные источники данных по налогообложению и богатству олигархов, а также энтузиастов, которые смогут это все проанализировать по уже апробированной методологии, то думаю, нас ждут не менее сенсационные открытия, чем по России. Ведь недавние заявления о рекордном равенстве в Украине выглядят невероятно оптимистично, а, как подчеркивают Пикетти и его соавторы, в опросах домохозяйств сверхвысокие доходы, как правило, не отражаются. Тем временем есть достаточно свидетельств о выводе капиталов в офшоры украинскими олигархами.

 


 

Примечания

1. F. Novokmet, «Between Communism and Capitalism: on the evolution of income and wealth inequality in Eastern Europe 1890—2015 (Czech Republic, Poland, Bulgaria, Croatia, Slovenia and Russia)», PhD Dissertation, PSE, 2017.

2. Пикетти и др. ссылаются на фундаментальное исследование A.B. Atkinson, J. Micklewright, Economic transformation in Eastern Europe and the distribution of income, Cambridge University Press, 1992.

3. Показатель степени расслоения общества может принимать значения от 0 (полное равенство) до 1 (полное неравенство).

4. В теоретическом аппарате проекта «Всемирной базы данных доходов и богатства» ключевыми терминами является национальный доход и национальное богатство. Национальный доход — это сумма стоимости всех доходов, получаемых резидентами данной страны. Он равняется ВВП минус амортизация плюс чистый иностранный доход, полученных резидентами из остального мира. Чистое национальное богатство определяется как сумма стоимостей всех активов (наличные деньги, недвижимость, ценные бумаги и т. п.), которыми владеет национальная экономика (резиденты данной страны в частном, корпоративном или государственном секторе), за вычетом долгов.

Залишити коментар

Наші видання

Блоги

Facebook

Анонси

  • КУДИ ВЕДУТЬ РЕВОЛЮЦІЇ?

    Журнал соціальної критики «Спільне» запрошує взяти участь у дискусії  з нагоди презентації 11 випуску журналу Спільне “Революція: історія та майбутнє” та книги Марка Бойцуна “Робітничий рух і національне питання в Україні: 1880-1920” (переклад Максима Казакова та Лесі Бідочко)

    Детальніше про подію - за посиланням

Наші партнери