Несвободный интернет: чем грозит запрет социальных сетей?

  • 22 травня 2017
  • 4208
Несвободный интернет: чем грозит запрет социальных сетей?

Влад Бурный

Во вторник интернет-пространство взорвала новостная бомба: президент Порошенко подписал указ о блокировке некоторых сетевых ресурсов, включая популярные социальные сети «ВКонтакте» и «Одноклассники». Решение был принято Верховной Радой еще 28 апреля, а уже в эту среду указ вступил в силу. Все это происходит в контексте «расширения санкций против России». Но как это скажется на обычных гражданах? И о каких тенденциях в Украине говорят подобные запреты?

 

Кто попал в бан и какие санкции были применены?

На самом деле в черный список попали не только интернет-ресурсы. Сам по себе этот перечень состоит из разного рода юридических лиц: авиакомпаний, банков, фондов и организаций другого вида. Всего в списке находится 453 предприятия. Блокирование деятельности варьируется также по длительности: от одного года до трех лет. Вообще, сами ограничения, наложенные на российские компании и предприятия, не могли бы вызвать такой медийной дискуссии, как та, что началась во вторник. К подобному мы все уже успели привыкнуть, и как к этому относится — личное дело каждого. Но совсем по-другому дело обстоит с запретом социальных сетей — свободного пространства для общения, обмена информацией и мнениями.

Помимо вышеупомянутых социальных сетей, в бан также попал ресурс Mail.Ru. Давайте на примере последнего (№ 425 в списке) посмотрим, какие санкции вводятся против интернет-площадок, которые принадлежат российским предпринимателям:

1) блокирование активов;

2) ограничение торговых операций;

3) запрет на вывоз капитала из Украины;

4) остановка исполнения финансовых обязательств;

5) аннулирование или остановка действия лицензии;

6) ограничение или прекращение предоставления телекоммуникационных услуг;

7) полное или частичное ограничение на правовую деятельность с ценными бумагами;

8) запрет на выдачу разрешений, лицензий НБУ на инвестирование в иностранное государство, размещение валюты на счетах и вкладах на территории другой страны;

9) прекращение выдачи разрешений, лицензий на ввоз в Украину из иностранного государства или вывоз из Украины валюты и ограничение выдаче налички по платежным картам;

10) запрет на передачу технологий, прав на объекты права интеллектуальной собственности;

11) запрет интернет-провайдерам на предоставление услуг по доступу абонентов к интернет-ресурсу.

 

 

Как видим, все, кроме последнего, пункты касаются юридических и экономических ограничений. Это вполне соответствует тем санкциям, которые ранее предпринимались в сторону российских физических и юридических лиц правительством Украины и стран Запада. Нас же волнует конкретно номер 11, ведь именно он на самом деле и вызвал такой информационный бум. Суть: до конца текущего месяца все украинские провайдеры должны ограничить для своих пользователей доступ к интернет-ресурсам сервисов «ВКонтакте», «Одноклассники», Mail.Ru и Яндекс.

 

Чем грозит запрет социальных сетей?

Опасность №1: закрытие открытых дискуссий

Принятое решение в интервью одному из телеканалов объяснил секретарь СНБО Украины Александр Турчинов: «Эти ресурсы использовались для, с одной стороны, незаконного сбора информации, а с другой стороны, через них ведется информационная агрессия против нашей страны. Они используются даже для вербовки агентов российскими спецслужбами». Такое заявление нуждается в критическом комментарии. Но давайте по порядку.

 

Аудитория

Социальные сети сегодня — это полноценное пространство, которое в каком-то смысле «симулирует» реальный мир, только результаты происходящего внутри них материальны. Своего рода подтверждением важности и влияние соцсетей на современное общество является их огромная аудитория. Это касается и Украины. По данным Kantar TNS CMeter, социальной сетью «ВКонтакте» пользуется около 78% всех пользователей интернета в стране (это примерно 20 млн украинцев). На ноябрь 2016 года украинская аудитория Facebook составляла 7,2 млн человек. На февраль этого года социальную сеть «Одноклассники» посещало около 9,5 млн украинцев. Хотя следующие запрещенные ресурсы и не являются соцсетями, приведем данные и по ним: аналитическая компания Gemius сообщает, что «Яндексом» в марте этого года в Украине воспользовалось 10,8 млн человек (без учета мобильных устройств); 10,5% посещений ресурса Mail.Ru приходятся на интернет-пользователей из Украины.

Стоит также упомянуть о социальной структуре пользователей того же «ВКонтакте» как самой популярной соцсети на территории СНГ и в Украине в частности. На 2015 год данные были следующими:

1) Самые многочисленные возрастные группы среди всех пользователей — 25–34 года и 45–46 лет. По данным из другого источника, конкретно среди украинских пользователей больше всего людей в возрасте от 16 до 25 лет. Это говорит о том, что основная аудитория ВК, как минимум у нас, — это подростки и юноши. Учитывая, сколько сегодня времени проводит среднестатистический подросток в социальных сетях, полученная там информация и общение с другими пользователями может значительно повлиять на формирование взглядов на самые разные вопросы — от бытовых до политических.

2) Гендерная структура пользователей «ВКонтакте» практически равномерная: количество женщин в соцсетях немного превышает количество мужчин.

3) Из-за разной густонаселенности регионов Украины пропорция пользователей из разных городов также остается равномерной. К примеру, на 2014 год 7,5 млн пользователей «ВКонтакте» были из Киевской области, 3 млн — из Днепропетровской, 2,3 млн — из Львовской, по 1,8 млн — из Одесской и Харьковской областей. Логично, что из Луганской и Винницкой областей пользователей меньше: 1 млн и 747 тысяч соответственно. Но для нас важен сам факт: соцсеть примерно одинаково популярна по всей стране.

4) Имеются данные также и по экономической дифференциации (аудитория разных социальных сетей пересекается):

 

На основании данных AIN.UA.

 

Как видим, большая часть зарегистрированных во «ВКонтакте» — представители низшего и среднего класса. Это говорит о том, что данная соцсеть — это действительно та платформа, где можно вести работу с самыми широкими слоями населения.

 

«ВКонтакте» — демократическая платформа

Учитывая все эти данные, повторюсь: сложно преувеличить важность социальных сетей на сегодняшний день. Здесь проходят научные онлайн-конференции, создаются гражданские инициативы, происходит обмен информацией, творческими и культурными наработками. В каком-то роде подобные площадки — это одно из проявленией «демократии» в её первозданном виде. Имеется ввиду то, что здесь каждый может выражать свое мнение, общаться по интересам и выражать себя так, как ему заблагорассудится, при этом при желании имея возможность сохранить анонимность. Потому, как я уже говорил, тот же «ВКонтакте» может быть очень платформой для пропаганды разных идей. Но тут стоит дополнить приведенное ранее утверждение секретаря СНБО: из-за того, что «ВКонтакте» — это открытая площадка, естественно, здесь будет присутствовать российская пропаганда. Но точно также тут есть и совсем другие сообщества с соответствующим контентом: группы украинских националистов, сторонников действующей власти (даже Порошенко завел паблик для своего представительства), разного рода отечественных левых объединений. Плюрализм мнений — это важная составляющая не только столь желанного нами «демократического общества будущего». Уже сегодня это одна из характеристик социальных сетей. И именно по этому диалогу и свободному выражению взглядов любым человеком наносят удар подобные правительственные указы.

 

"Как и демократия априори, социальные сети предполагают ответственность и осознанность пользователя."

 

Естественно, в подобном месте мы обязательно найдем людей, которые будут иметь мнение, кардинально отличающееся от нашего, в том числе и в вопросах политики. Все это может приводить к оскорблениям и даже угрозам. Но, как и демократия априори, социальные сети предполагают ответственность и осознанность пользователя. Заходить в соцсети или нет — это решение самого человека, а не правительства.

 

Опасность №2: свертывание личных и общественных инициатив

Помимо идеологических, есть другие аргументы, сугубо материальные, подтверждающие, что ограничение доступа к соцсетях ударит по самим гражданам.

 

Работа

Для многих людей «ВКонтакте» стал тем местом, где они могут зарабатывать деньги, трудясь исключительно на себя. И я сейчас говорю не о всякого рода магазинах, где перепродаются вещи, купленные в другом онлайн-шопе. Речь идет о специалистах, которым очень сложно найти постоянный источник дохода на обычном рынке в современных отечественных реалиях — художниках, разного рода мастерах, писателях, музыкантах и т. д. Социальные сети же стали для них отличной возможностью заявить о себе. В подобном виде заработка все в основном зависит от таланта и желания, а не от мнения сверху или востребованности. К тому же те, кто по разным причинам не хотят брать за свою работу денег, использует систему донатов: каждый подписчик может внести любую сумму на счет администраторы группы (самого мастера). Для многих эти добровольные взносы стали существенной, если не основной, частью месячного дохода. И главное — все честно и добровольно. Я могу привести пример художницы из Санкт-Петербурга — Маши Богатовой, которую поклонники ее творчества лучше знают под именем minava. За ее творческим развитием я наблюдал с того периода, когда в ее сообществе было около тысячи человек. На сегодняшний день там состоит более 15 тысяч подписчиков при большой посещаемости. Мария проводит мастер-классы, рисует на заказ и просто ради удовольствия. И подобных селф-мейд мастеров, в том числе и украинских, в социальных сетях много. Но услышим ли мы еще о таких позитивных примерах отечественных проектов? И смогут ли уже существующие сохранить свою долгим временем и упорным трудом наработанную аудиторию?


Гражданские инициативы

Социальные сети используют многие гражданские организации для продвижения своих идей. Это могут быть абсолютно разные виды деятельности: защита бездомных животных, окружающей среды, каучсерфинг, образовательные, культурные проекты, а также многие другие общественные инициативы. Сегодня большое количество новых проектов начинают свое продвижение именно с социальных сетей: сначала появляется страница во «ВКонтакте», а потом уже сайт. Это стало следствием уже упомянутой популярности этого сайта: люди проводят большую часть свободного времени в интернете, из которого львиная доля часто приходится на соцсети.

 

 

Актуально это и для организаций политического толка. У многих страниц профсоюзов, партий и политических объединений посещаемость выше, чем у их же сайтов. Лично у меня в старшей школе был опыт работы в небольшом паблике левого толка, где мы выкладывали контент с уклоном в арт и с поверхностным «просвещением». Со временем он стал достаточно большим (около 10 тысяч подписчиков), нам стали писать ребята самого разного возраста из разных регионов СНГ о том, что хотели бы присоединиться к нашей работе. Была создана конференция, которая объединяла представителей феминистического движения, разного рода левых и просто сочувствующих. Важно сказать, что именно это общение со столь разными людьми очень многое мне дало. Это впоследствии повлияло на формирование взглядов у меня и у моих знакомых, которые были там заняты. Это был пример постоянного информационного и культурного обмена, который и помогают осуществлять соцсети.

Запрет на «ВКонтакте» прямо влияет на работу многих уже упомянутых инициатив. Пропадают наработки и результаты деятельности. За комментарием по этому поводу я обратился к активистке Инге Заславской, куратору таких отечественных проектов как «Студкауч», «АртМап», «Урбанавт» и «Киноклуб КНУ» с общей аудиторией во «ВКонтакте» более 30 тысяч человек. Так она сказала о ситуации: «Наши проекты — студенческие инициативы, они некоммерческие и направленные на создание локальных комьюнити. Коммуникацию любых групп нельзя переносить на новую площадку без убыли, сама площадка диктует характер коммуникации. Это разрывает горизонтальную организацию, с боем выстроенную, за годы собранную. Блокировка соцсети также втаптывает культуру памяти, которую вроде бы как манифестирует государство призывами помнить войну, революцию, мертвых и живых. Еще не знаю точно, как будут выглядеть наши проекты после блокировки, пока есть чат Telegram, дублирующая страница на Фейсбуке, но их функционал не подходит нам по формату».

Мы можем сказать, что социальные сети сегодня — это именно та площадка, где люди подчинены сами себе и могут свободно объединяться для решения каких-либо общественных задач, ведения собственного дела или даже для занятия благотворительностью. «ВКонтакте» же — это самая популярная из соцсетей в Украине. Отныне закон ее запрещает.

 

Тенденции
В XXI веке высокий уровень свободы в интернете — это одна из обязательных характеристик демократического общества. Тем не менее Украина присоединилась к перечню стран, в которых действуют ограничения на пользование интернетом и соцсетями. Теперь мы находимся в одном списке с Пакистаном, КНДР, КНР, Ираном и Вьетнамом с их полными или частичными запретами на пользование многими интернет-порталами. В 2015 году, по данным исследования Freedom on the Net, Украина находилась 25 месте в мире в рейтинге стран по свободе в сети. Каковы будут результаты исследования в этом году после запрета одних из самых популярных интернет-ресурсов — неизвестно. Но уже сейчас понятно, что Украина в этом списке опустится далеко не на одну строчку.

 

"В 2015 году, по данным исследования Freedom on the Net, Украина находилась 25 месте в мире в рейтинге стран по свободе в сети."

 

Выводы? На самом деле эти запреты не выглядят откровенной неожиданностью. Правительство, несмотря на используемую риторику о ценности свободы слова и демократического фундамента для общества, продолжает закручивать гайки. Я снова повторюсь: экономические и правовые санкции можно понять, и они действительно направлены против «ВКонтакте», Яндекса и других порталов как против предприятий, принадлежащих российским бизнес-группам. Но последний пункт санкций черным по белому дает понять — это запрет именно для пользователей. Похоже, теперь правительство будет решать, что украинцам можно посещать в сети, а что — нет. И потому очень интересно, как на это отреагирует украинская общественность.

Залишити коментар

Наші видання

Блоги

Facebook

Наші партнери