Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?

  • 05 червня 2017
  • 1121
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?
  • Марш несогласной Франции: почему французы протестуют против Макрона?

Григорий Мелехов

Избрание президентом Франции Эммануэля Макрона стимулировало различные леворадикальные силы страны — профсоюзы, партии, движения, альтернативные медиа — объединиться в сеть под названием Социальный фронт. Тем самым они решили выразить свой протест против либеральной экономической политики нового президента, в том числе ожидаемых изменений в трудовом законодательстве, которые будут выгодны крупному бизнесу, но не трудящимся и их профсоюзам. Первый шаг к созданию Социального фронта был сделан еще 22 апреля перед первым туром президентских выборов. Тогда на площадь Республики вышло до 2 тысяч активистов, которые призвали к единству, независимо от результатов выборов, всех, кто не согласен с законом о труде, с репрессиями против профсоюзных активистов, с антисоциальными мерами против трудящихся и пенсионеров, всех, кто оказался без крыши над головой или работы. Представители Социального фронта считают, что правительство Макрона готовится разрушить систему социальной защиты, существующую во Франции. Местные комитеты Социального фронта уже созданы во многих городах страны: Марселе, Бордо, Авиньоне, Лилле, Сен-Назере, Нанси, Туре, Нанте, Тулузе. В движении участвуют профсоюзные ячейки CGT[1], Solidaires (SUD)[2], Fédération Syndicale Unitaire[3], отдельные представители «Непокорной Франции»[4], активисты «Ночи на ногах»[5], Новая антикапиталистистическая партия[6], анархисты, антифашисты, комитет поддержки ZAD[7]. На 10 июня запланировано общенациональное собрание Социального фронта, который намерен провести 19 июня, сразу после завершения парламентских выборов, акции «против Макрона и его указов». Этот репортаж о первой масштабной акции Социального фронта, которая прошла 8 мая в Париже и дала импульс движению.

Чуть только во Франции завершились выборы, на которых победил Эммануэль Макрон, на улицы уже вышли протестующие против нового президента. Так называемый Социальный фронт, состоящий из представителей профсоюзов CGT, SUD и Unef[8] и анархистов, решил высказать новому президенту свое мнение о запланированных им реформах и пройтись маршем по бульвару Бомарше от площади Республики к площади Бастилии.

8 мая 2017 года. Париж, площадь Республики. 14:00. Ко времени проведения демонстрации площадь, монумент на которой символизирует республиканские ценности Франции — свободу, равенство, братство, окружен шеренгами полицейских, проверяющих сумки у каждого, кто намеревается попасть на акцию. Следы избирательной кампании еще заметны. На постаменте, на котором возвышается статуя Марианны, кто-то написал «Е**ть Национальный фронт». На рекламных щитах у площади еще видны ободранные плакаты Макрона и других кандидатов, за исключением Марин Ле Пен. Лидер Национального фронта удивительно непопулярна во французской столице. Очень трудно обнаружить какие-либо признаки агитации за нее: плакаты в ее поддержку расклеивают по ночам, но до утра от них чаще всего не остается и следа.

На площадь постепенно стекаются различные группы активистов. Здесь и профсоюзники, и группа беженцев и их друзей, требующих права на работу для просителей убежища, и экологи, которым не нравится программа Макрона в сфере окружающей среды, и школьники с растяжкой Новой антикапиталистической партии, и анархисты в масках, и группа молодежи с флагом Интернациональных бригад. Большинство общается с друзьями, сторонники убежища для мигрантов скандируют лозунги в поддержку их прав, группа активистов постарше из группы «Революционных коммунистов» поет «Интернационал», а в углу площади стоит очередь к фургончику уличной еды, в котором мужчина и женщина со значками CGT делают сэндвичи и картошку фри для демонстрантов.

 

"Марин Ле Пен после ночных танцев в штабе в Венсенском лесу не подает признаков жизни, и внимание СМИ с ультраправого Национального фронта логично переключается на протестующих левых активистов."

 

Буквально за 30 минут демонстранты заполоняют площадь перед монументом Республики. Повсюду в поисках разговорчивых демонстрантов снуют журналисты — в основном французские, но есть и иностранцы. Их интерес понятен: это первая акция протеста против избранного президента. Марин Ле Пен после ночных танцев в штабе в Венсенском лесу не подает признаков жизни, и внимание СМИ с ультраправого Национального фронта логично переключается на протестующих левых активистов.

Незадолго до акции встречаюсь с одним из них — Теофилом Робино. Он рассказывает, что обычно поддерживает представителя Новой антикапиталистической партии — рабочего завода «Ford», профсоюзного активиста и троцкиста Филиппа Путу. Тот стал всемирно известным, когда высмеял на дебатах Марин Ле Пен, решившую использовать свой иммунитет депутата Европарламента и не являться на допросы к следователю по ряду дел против Национального фронта. «Мы, когда нас вызывает полиция, идем. У нас, к сожалению, нет рабочего иммунитета», — заявил тогда Путу.

 

Теофиль Робино

 

На выборах в первом туре Тео голосовал за более сильного левого кандидата Жан-Люка Меланшона, набравшего почти 20% голосов. Он называет нового президента Макрона кандидатом преемственности и крупного бизнеса и критикует его программу, особенно в отношении Евросоюза.

«Есть люди, которые используют оффшоры и рассматривают Европу как экономический инструмент. Так вот, когда Макрон защищает Европу, он нам ее представляет как экономический инструмент. Для меня же европейский идеал — это федерализм, гармонизация, совместные ценности. И мне кажется, что нужна более маленькая Европа, состоящая из регионов, таких как Прованс. Я согласен с идеей Меланшона, что нужно пересмотреть европейские договоры и начать с более маленькой Европы, партнерства между Францией и странами Южной Европы. Сейчас же есть Европа, где решения принимают технократы, демократия ограничена и есть экономическая конкуренция между странами. Например, есть конкуренция Франции и Польши: польские рабочие, которые приезжают во Францию, работают по польскому трудовому законодательству. То есть французские предприятия нанимают этих рабочих, потому что легче с ними прекратить сотрудничество, а потом националисты обвиняют предприятия в социальном демпинге и набирают популярность», — объясняет он.

 

"От этого президента мы ожидаем катастрофической ситуации для всех наемных рабочих. Просто будет все делаться для богатых, хозяев предприятий, транснациональных корпораций."

 

После встречи с Тео расспрашиваю собравшихся на площади демонстрантов о том, что вывело их на протест против нового президента.

«Мы здесь, чтобы сказать Макрону, что нужно считаться с улицей. Мы не забыли закон Макрона и закон о труде. От этого президента мы ожидаем катастрофической ситуации для всех наемных рабочих. Просто будет всё делаться для богатых, хозяев предприятий, транснациональных корпораций», — рассказывает сотрудница энергетической компании Électricité de France Жаклин.

Неподалеку расположились активисты профсоюза Solidaires (SUD), входящего в десятку крупнейших во Франции со 100 тысячами членов и выступающего против неолиберальных реформ, в поддержку гендерного равенства и людей, работающих по временным контрактам.

Активистка профсоюза Доминик говорит, что пришла на акцию, чтобы выразить несогласие с либеральной политикой, которую собирается проводить новый президент. «Макрон — банкир. Ему отдали голоса только 43% избирателей, если учитывать неявку на выборах и пустые бюллетени. Ему не нужно чувствовать себя королем-солнце, потому что на самом деле он не получил поддержку подавляющего большинства. Мы будем смотреть на то, что он нам готовит, какое урезание социальных достижений. И мы здесь, чтобы предупредить это и встретиться с другими активистами для создания Социального фронта», — говорит она.

 

Доминик

 

Стоящий неподалеку высокий мужчина со значком SUD на куртке — сотрудник одного из парижских госпиталей Исмаэль. Он объясняет, что протестует не против конкретного человека, а против сложившейся системы. «Я здесь против либеральной политики. Закон о труде, принятый в прошлом году направлен против демократии. От него выиграют лишь хозяева предприятий, MEDEF[9]. Мы возвращаемся во времена Гюго, "Жерминаля" и "Отверженных". Появится поколение прекариата, не будет тех часов отдыха и работы, которые есть сейчас, будет работа по 10–12 часов, поэтому нужно всем социальным и демократическим силам выходить на улицу и создавать движение. Наихудшее зло для Франции — это не конкретная личность, а капитализм. А за Макроном стоит большой капитал. Боллоре[10], MEDEF и так далее», — говорит Исмаэль.

 

Исмаэль

 

Сотрудник одной из французских авиакомпаний Филипп (имя изменено) пришел на акцию протеста, чтобы поддержать своих коллег из Air France, которые проходят по делу «разорванных рубашек».

Это одно из самых скандальных судебных дел в истории Франции. В октябре 2015 года после того, как компания Air France объявила о реструктуризации и намерении уволить 2900 человек, сотня разгневанных рабочих заставила спасаться бегством со встречи с представителями профсоюзов двоих руководителей отдела по работе с персоналом. С одного из них стянули рубашку, на другом — порвали ее. Фотографии спасающихся бегством и перелезающих ограду полуголых менеджеров облетели весь мир и вызвали гнев правительства Вальса, которое обвинило «хулиганов» в подрыве социального диалога. В итоге из 15 проходивших по этому делу рабочих трое были приговорены к 3–4 месяцам тюрьмы с отсрочкой, двое оправданы и десятерым, которых судили за нанесение ущерба, присудили выплатить штраф в 500 евро. Сейчас часть рабочих добились рассмотрения дела в апелляционном суде в марте 2018 года.

Филипп рассказывает об условиях жизни наемных работников во Франции. «Среди нас, французских наемных рабочих, сейчас есть люди, которые спят в автомобилях. И это мы живем во Франции, богатой стране. Да, у нас люди получают намного больше, чем в Польше или Украине. Но даже если они получают 1200 евро, этого недостаточно, чтобы жить в своем доме. Здесь жизнь в несколько раз дороже, чем в Восточной Европе, тут бутылка кока-колы стоит 2 евро. Живя в богатой стране, мы не богаты», — говорит он.

Помимо ярых противников Макрона, которые либо не ходили на участки на выборах, либо кинули пустой бюллетень, на акцию пришли и те, кто голосовал за Макрона, чтобы не выиграла Ле Пен.

«Мы были среди тех, кто голосовал за Макрона, вовсе не из-за его программы, это был голос против Национального фронта», — говорит студентка Камиль.

 

Камиль и Найе

 

Ее подруга Найе объясняет: «Мы не согласны ни с программой Эммануэля Макрона, ни с программой Марин Ле Пен. Мы здесь оспариваем плохую для французский трудящихся социальную программу. Я не согласна во многом с идеями Макрона, его военным интервенционизмом и идеями в отношении прав трудящихся. Не думаю, что он обязательно является угрозой для страны, но он может ограничить социальные права».

С плакатом «Голос за республику, а не за программу Макрона» рядом стоит Клара, художник-сценограф. Она называет себя левой активисткой, не принадлежащей к какой-либо партии, и говорит, что поддержала на выборах Макрона. «Голос за Макрона не был голосом за его программу, он был нужен, чтобы создать преграду для Национального фронта. Я голосовала за Макрона, потому что он не позволил Ле Пен выиграть. В то же время я согласна, что он является угрозой для социальных прав. Он сказал, что будет прислушиваться к людям, которые голосовали за него, откроет программу для более важных мер на социальном уровне. Не знаю, насколько это будет выполнено, потому что он окружен преимущественно правыми, либералами и очень мало внимания уделяет защите окружающей среды, а это очень важно сейчас», — говорит Клара.

 

Клара

 

Саид, шофер грузового автомобиля, говорит, что пришел на демонстрацию просто из любопытства. Он рассказывает, что его родители приехали во Францию из Алжира и здесь он работает всю свою жизнь. Саид уверен в своем выборе в пользу победителя. «Я в этой демонстрации не участвую. Я проголосовал за Макрона, я предпочитаю его, а не Ле Пен. Она расистка, фашистка, несет ненависть и агрессию. На этой акции много молодежи, которая говорит, что реализация программы Макрона, особенно в сфере трудовой политики, приведет к безработице. Я так не думаю», — говорит он.

 

Саид

 

После короткого митинга колонна демонстрантов под бой барабанов огибает площадь Республики и идет маршем по бульвару Бомарше. Посетители прилегающих к площади кафе и ресторанов фотографируют демонстрантов, активистов иногда приветствуют с балконов домов. Впереди колонны едет грузовичок, украшенный профсоюзной символикой и плакатами «Макрон — враг № 1 наемных рабочих». Рядом с грузовиком идут двое активистов с микрофонами — мужчина и женщина. Они скандируют: «Макрона — в отставку! Одного дня достаточно!».

Наибольшее внимание привлекает небольшая группа барабанщиков, которые задают ритм демонстрации. Некоторые манифестанты танцуют, и музыкантов в плотное кольцо на некоторое время берут фоторепортеры.

Близлежащие улицы, которые выходят к бульвару Бомарше, полностью блокированы полицией. В определенный момент из колонны, где собрались манифестанты в масках, в полицейских летит бутылка. Один из них ловко принимает ее на щит и откидывает на асфальт. Куски зеленого стекла разлетаются вокруг. Вторая бутылка цели не достигает и падает в нескольких метрах от кордона. Демонстранты останавливаются. Колонна, где собрались анархисты, скандирует: «Весь мир ненавидит фликов! Полицейские — убийцы!». Фоторепортеры одевают каски. Замечаю, что близлежащие кафе закрыли двери.

Проходим несколько десятков метров, и в полицейских уже летит взрывпакет. «Ах, б**дь!», — кричит идущая впереди меня женщина и чуть не сбивает меня с ног. Манифестанты останавливаются. «В чем дело?» — спрашиваю у мужчины с татуировками скинхедов-антифашистов SHARP. «Похоже, полиция хочет разделить наш марш на несколько частей», — объясняет он. (Так случилось во время Первомая, когда полицейские отрезали анархистскую колонну и очень агрессивно разогнала ее участников).

Через несколько секунд группа полицейских кидается на одного из демонстрантов, вытягивает его из толпы и валит на землю. Задержанного быстро окружает около 20 полицейских. Пожилые профсоюзники вступают в перепалку с ними и пытаются вырвать задержанного, но безуспешно.

Вскоре демонстранты все-таки достигают площади Бастилии, где проходит митинг.

«У нас не президент, а исполнительный директор корпорации. Нас сегодня очень много. И на следующих акциях будет еще больше. Выходите на улицы!» — обращается к десятитысячной толпе Микаэль Вамен, глава ячейки профсоюза CGT на шинном заводе американской корпорации Goodyear в Амьене.

 

"Условия работы для французских трудящихся ухудшаются уже более 40 лет, а Макрон выражает интересы финансового капитала, представители которого контролируют одновременно и ключевые медиа страны."

 

На этом предприятии в 2013–2014 годах произошли протесты сотрудников из-за решения о закрытии завода и увольнении 1143 рабочих. Завершилось все печально для них — 12 человек совершили самоубийства, 8 экс-сотрудников находятся под угрозой тюремного заключения на 9 месяцев из-за того, что продержали взаперти двух менеджеров компании 6–7 января 2014 года, не применяя к ним никакого насилия. А кроме этого, есть еще сотни обедневших или разрушенных семей.

 

Микаэль Вамен

 

Демонстрация завершается аплодисментами выступающим, и манифестанты постепенно расходятся. Серое парижское небо заволакивает тучами, и начинается дождь.

В разговоре со мной в близлежащем кафе Микаэль Вамен отмечает, что условия работы для французских трудящихся ухудшаются уже более 40 лет, а Макрон выражает интересы финансового капитала, представители которого контролируют одновременно и ключевые медиа страны. «Не зря мы его называем король-солнце», — отмечает он.

 


 

Примечания

1. Confédération générale du travail — Всеобщая конфедерация труда, одно из крупнейших профобъединений Франции. В начале своего существования была близка к революционному синдикализму, затем была аффилирована с Французской коммунистической партией, ныне считается независимой левой.

2. Solidaires Unitaires Démocratiques, из значительных профсоюзных объединений Франции отстаивающее наиболее левые и революционные позиции.

3. Единая профсоюзная федерация — профсоюз работников сферы образования, крупнейший из профессиональных союзов в госсекторе.

4. La France insoumise — политическое движение Жана-Люка Меланшона, набравшего 19,58% в первом туре президентских выборов 2017 года.

5. Nuit debout — социальное движение, зародившееся весной 2016 года во время протестов против нового закона о труде. Подробно описано в статье Дарьи Сабуровой «Парижские протесты: прямая демократия в поисках прямого действия».

6. Nouveau parti anticapitaliste — леворадикальная партия, основанная по инициативе троцкистской Революционной коммунистической лиги в 2009 году.

7. Zone à défendre — французский неологизм, обозначающий инициативы радикальных экологов, блокирующих опасные для окружающей среды объекты.

8. Union Nationale des Étudiants de France — Национальный союз студентов Франции, ведущий студенческий союз страны.

9. Mouvement des Entreprises de France — Движение предприятий Франции, местная федерация работодателей, объединяющее сотни тысяч предпринимателей.

10. Венсан Боллоре — французский миллиардер.

Наступний номер

Наші видання

Блоги

Facebook

Vkontakte

Наші партнери

Анонси