Почему нельзя любить ребенка?

Мацьоха, Тетяна

  • 08 квітня 2016
  • 1234

Татьяна Мацеха

 

Почему-то в нашем обществе принято считать ребёнка чем-то благим, ценным и очень важным. Множество семейств организовываются вокруг этого ядра, подстраивая, переделывая, ломая свою жизнь под ребенка, и никак не наоборот. Уже с этого момента начинают формироваться оковы, которые найдут свое отображение, когда ребёнок вырастет, и то вырастет совсем не таким, каким его старательно «лепили» все, кто только мог: бабушки, мамы, папы, тёти и многие другие. В ребёнке действительно скрыт потенциал человека, личности, однако из этого вовсе не следует, что из него в будущем действительно получится человек. Как недостаточно иметь глаза, чтобы видеть, и руки, чтобы творить, так же недостаточно содержать в себе этот потенциал, чтобы стать человеком. Нужны особые общественные условия, которые позволят ребенку увидеть мир человеческим взглядом, превратить свои конечности в деятельное начало, развиться из зародыша в полноценную личность.

Однако любовь родителей разрушает возможность этой метаморфозы на корню, превращая ребенка в специфический вид собственности. По своей сути это любимый раб, о жизни которого родители очень беспокоятся, при этом продолжая держать его в неволе, формируя в нем лишь примитивные потребности, как, например, есть, спать, быть конкурентоспособной личностью…

Так много любви, которая буквально душит ребёнка. А может, хватит уже любить детей? Может, пора с ними уже как-то по-человечески?

Большинство детей совершенно оторваны от реальной жизни, они никак не приобщены к общественному делу, к естественной среде. Они живут в суррогатном, отчужденном мире, которой им с такой любовью создают родители – мире без забот, без проблем, без противоречий. Детей учат разукрашивать мир в бело-черные цвета, говоря только о том, что хорошо, а что плохо, вырывая ситуацию из контекста, абсолютизируя.

В 1956 году француженка Марсель Же Бер проводила исследования развития детей в Уганде, и получила неожиданные результаты. Несмотря на безмерную любовь европейцев к своим чадам и стремление воспитывать их, оказалось, что по уровню психического и физического развития маленькие африканцы из бедных семей в первые годы жизни значительно обгоняют европейских детей. При всей сложности и нищете их жизни, дети почему-то развиваются быстрее, правда, это продолжается где-то до 3-4 лет, в дальнейшем ситуация кардинально меняется благодаря достижениям западной цивилизации.

Европейские родители водят детей по центрам раннего развития начиная с 2-х лет, развлекают и развращают их. В африканских семьях появление ребенка – дело обыденное и ничем не примечательное. Люди живут своей естественной жизнью, и вовлекают в эту жизнь свое потомство по мере взросления. Мама-африканка не держит малыша в кроватке, не возит в коляске и не сажает в манеж. С рождения малыш находится возле матери, привязанный к ней платком или куском материи. Ребенок познает мир, видит то же, что видит мать. И спать он ложится тоже с матерью. Он постоянно примотан к ней, дабы она не отвлекалась от общественных дел и оставалась полноценным членом общины. Дети растут уравновешенными, не капризными, с рождения они осознают себя в этой целостности, в которую постепенно все больше вливаются.

Единственные же возможные взаимоотношений европейских родителей с детьми – это поклонение ребёнку. Современные профессиональные родители всё контролируют, всё знают. Даже самая простая игра, и та была отобрана у детей и вписана график ежедневных занятий. И то, что должно было быть спонтанным и свободным, сейчас тщательно спланировано.

Очень точно выразил это американский сатирик Джордж Карлин: «Когда теперь ребёнок будет просто сидеть во дворе с палкой? Вы понимаете, просто сидеть там с обыкновенной палкой. Современные дети вообще знают, что такое палка? Ну, вы понимаете. Сидишь во дворе с обычной палкой и копаешь обычную ямку. Вы понимаете. Но у детей больше нет палок. Не думаю, что палки вообще остались. Думаю, их все отозвали из-за некачественной краски. Кто бы мог подумать, что когда-нибудь производство палок будет переведено в Китай. Но вы ведь знаете, что ребёнок всё рано не должен тратить свое время на палку. Ему 4 года, и он должен готовиться к вступительным экзаменам в детский сад» [1].

Дети давно уже стали мощнейшим инструментом для раскрутки гонки потребления. «Заставить человека любить себя маниакальной любовью – это все-таки довольно сложная морально-этическая задача. А вот любовь к ребёнку – с полуоборота. Дальше только счётчик включай» [2]. В обществе был умело сформирован общий подход к тому, что дети – особенные. Ведь это так выгодно. Каждый ребёнок особенный, и вещи ему нужны только особенные. Но ведь каждый ребёнок вскоре станет взрослым. И что тогда? Как насчёт каждого взрослого? Разве каждый взрослый также особенный? А если нет, тогда в каком возрасте он переходит от особенного к неособенному?

«Особенностью» ребенка успешно воспользовалось коммерческое телевиденье, прежде всего рекламная индустрия. Культ ребенка стал в открытую пропагандироваться с 50-х годов ХХ века, когда в США было создано первое коммерческое телевиденье. Лозунг «Все лучшее детям» приобрел новую, товарную окраску, и под ярлыком «лучшее» стал преподносить именно наличие тех или иных товаров для ребенка. Если же вы не покупаете «лучшее», значит, вы недостаточно любите свое чадо; что же подумают окружающие, как быть с общественным мнением и общественной нормой, ведь их никто не отменял. Правда, мало кто задумывается над тем, что она может быть «бутафорской» и существовать просто потому, что определенный круг людей интересует собственное обогащение, а не то, насколько счастлив ваш ребенок и насколько хорошо для него такое огромное количество «детских» товаров.

В наше время индустрия рекламы все менее нацелена на взрослых, родителей, и все более сконцентрирована на детях. «Правильные» установки по отношению к тому или иному товару стараются сформировать у человека как можно раньше. В этом есть своя логика. Многие специалисты ограничивают верхнюю возрастную «планку» любой целевой аудитории 45 годами. Считается, что затем воздействовать на мнение человека практически невозможно. Зачем биться головой о стену, пытаясь заполучить признание людей с уже устоявшимися взглядами? Гораздо выгоднее привлечь к себе молодую аудиторию, легко воспринимающую все новое, с неустоявшимися вкусами, привычками, с еще несформировавшимися ценностями, жизненными стремлениями. Поколение, с юных лет воспитанное в духе приверженности к определенному товару, сохранит свою привязанность на протяжении всей жизни. Они пронесут свою лояльность через годы, а рекламные бюджеты, не формирующие, а лишь поддерживающие интерес этих людей, существенно снизятся.

Как свидетельствует опрос, проведенный в 2003 году компанией «Комкон-Медиа», именно малыши составляют более половины (52,4%) зрительской аудитории, на которую так рассчитывают рекламодатели. Причем чем старше становится ребенок, тем меньше он смотрит рекламу. Согласно полученным данным, если в 9-летнем возрасте рекламный ролик до конца досматривает 44,8% детей, то к 19 годам – только 15,9% [6].

В свое время педагогика была сознательно поставлена в служение товарной индустрии, ведь появилась необходимость научно подкреплять «особенность» детей и их потребностей. Современная педагогика переживает не самые лучшие времена, она окончательно деформировалась в науку о детях. Именно дети давно уже стали её центральной составляющей, солнцем, вокруг которого вращаются все другие небесные тела. Педагоги не задаются вопросом, как вырастить человека, личность, они вовсю кричат о том, что самый малый ребёнок – это уже личность, и относится к нему нужно соответствующе. Но позвольте, откуда же она в нем взялась, эта личность? Неужели она заложена в человеческих генах? Достаточно выйти из утробы матери – и ты уже личность.

На самом деле, как говорил Ильенков, «личность не только существует, но и впервые рождается именно как “узелок”, завязывающийся в сети взаимных отношений, которые возникают между индивидами в процессе коллективной деятельности (труда) по поводу вещей, созданных и создаваемых трудом» [3; 670]. И никак иначе.

Общественные отношения будут играть здесь определяющею роль, ведь влияние родителей на ребенка начинается и заканчивается в рамках общественного, даже если они сознательно от этого уходят. Яркий тому пример – воспитание в семье Никитиных. Знаменитые педагоги-практики, родители семерых детей, стали известными во всем мире с 60-х годов ХХ века благодаря тому, что привлекли внимание общественности к уникальным возможностям раннего развития детей и заложили в свое время основы для того, что сегодня называется «сознательным родительством» [5].

Однако даже у Никитиных правильно сформировавшийся внутри семьи «узелок» при выходе на общественное показал свою слабину и односторонность. Дети с высокими, даже гениальными достижениями в физическом и интеллектуальном плане вскоре стали такими же, как и их ровесники, при том что многие прочили им великое будущее. Общество оказалось не готовым их принять, дать им тот уровень ответственности, значимости деятельности, в котором они нуждались для дальнейшего становления, развития.

Необходимо понимать, что «личность вообще есть единичное выражение жизнедеятельности “ансамбля социальных отношений вообще”. Данная личность есть единичное выражение той по необходимости ограниченной совокупности этих отношений, которыми она непосредственно связана с другими индивидами – “органами” этого коллективного “тела”, тела рода человеческого» [3; 671].

Главная задача педагогики и состоит в том, чтобы создать качественно новый уровень потребности, значимости этой личности в общественной системе. Не выпуск штампованных индивидов, которые станут незаменимыми винтиками в производстве, а воспитание личностей, которые сделают производство винтиком в построении нового общества. Именно в таком массовом масштабе необходимо мыслить современным педагогам и родителям, не более и не менее. И здесь не существует универсальной готовой схемы, метода, подхода, который решит все поставленные задачи педагогики. Но ни в коем случае мы не имеем права низводить педагогику до уровня науки о ребенке.

Как говорил в свое время Януш Корчак, «одна из грубейших ошибок – считать, что педагогика является наукой о ребёнке, а не о человеке. Вспыльчивый ребёнок, не помня себя, ударил; взрослый, не помня себя, убил. У простодушного ребёнка выманили игрушку; у взрослого — подпись на векселе. Легкомысленный ребёнок за десятку, данную ему на тетрадь, купил конфет; взрослый проиграл в карты все своё состояние. Детей нет — есть люди, но с иным масштабом понятий, иным запасом опыта, иными влечениями, иной игрой чувств…» [4; 110].

Да, дети действительно особенные – в том плане, что они слишком маленькие, глупые, диспропорциональные. Они недоделанные. Недоделанная, незавершенная работа. Разве стоит высоко ценить неоконченную работу?

Дети – это идеальный вариант для развития товарного производства, нагромождения вещей, увеличения прибавочной стоимости, ведь они бездумные, требовательные, капризные, увлекающиеся, они пока ещё не способны видеть мир глазами всего человечества. Они исходят из своих прихотей, потому что их так обучили и научили. Для них выпускается невозможное количество товаров, которые не предлагают содержательной составляющей, но при этом имеют привлекательную внешнюю оболочку. Дети учатся любить что-то, лишь присваивая это себе. Так же, как родители не сумели полюбить их, не владея, не присваивая себе, ведь это подразумевало бы наличие человеческого общества и их реализации как личностей в этом обществе. Не составляющих механизма производства, не рынка сбыта товаров, а главной цели самого производства. Ведь производство должно работать не ради обогащения и прибавочной стоимости, а именно ради счастья человеческого. Не машина пришла в этот мир и была создана человеком, чтобы поработить его; а человек призван поставить её себе на служение, чтобы освободить руки истинного творца, деятеля.

Но если имеющееся общество не человеческое, а капиталистическое, что тогда? Откуда взять правильное понимание ребенка и его общественной роли? Необходимо противостоять существующему положению вещей, суметь разглядеть в данной жизни переходящий момент – процесс преодоления; увидеть в нынешнем моменте возможность перехода в «становящееся», в человеческое. Задача действительно непростая. И прежде всего потому, что самому родителю необходимо суметь стать и быть человеком даже при совершенно бесчеловечных условиях жизни.

Ссылки

  1. Джордж Карлин. О современных детях
  2. Дмитрий Соколов-Митрич: Все лучшее – детям!
  3. Ильенков Э.В. Философия и культур / Э.В.Ильенков. – Москва-Воронеж: «МОДЭК», 2010. – 808 с.
  4. Корчак Я. Как любить ребенка / Януш Корчак. – М.: АСТ, 2014. – 308 с.
  5. Сайт семьи Никитиных
  6. Маленькие дети – самые ревностные поклонники телерекламы