Опасная гибкость: скрытые издержки гибкой политики занятости

Петрович, Анна

  • 30 апреля 2020
  • 1292

Анна Петрович

Эта статья основывается на исследовании: Rubery, J., Keizer, A. and Grimshaw, D., 2016. "Flexibility bites back: the multiple and hidden costsof flexible employment policies". In: Human Resource Management Journal, Vol 26, no 3, pp. 235–251.

 

Великобритания известна гибким рынком труда. Это не только фундамент так называемого чуда рынка труда со времен экономического кризиса, но и пример для подражания остальным странам Европы. Например, подобная трудовая реформа предписывалась Греции как необходимая антикризисная мера. Принято считать, что гибкий рынок труда способствует не только созданию новых рабочих мест, но и более инклюзивной занятости и снижению зависимости от социального обеспечения. Кроме того, гибкость связывают с модернизацией, предлагающей оптимально сочетать работу и жизнь, чего не дают традиционные формы рынка труда. Еще один аргумент в пользу гибкости — возможность адаптации к прогрессивным технологиям, что якобы способствует долгосрочной конкурентоспособности и продуктивности.

 

 

Аргументы против гибкой занятости строятся вокруг низкой оплаты, незащищенности и эксплуатации, которые ее сопровождают. В этой статье мы оставляем эту критику в стороне, потому что качество рабочих мест не является сегодня политическим приоритетом. Вместо этого мы покажем, что доводы в пользу гибкого рынка труда не оправдывают себя даже с точки зрения узких целей международных организаций и национальных правительств. Непредсказуемые противоречия между политическими мерами и их нежелательными последствиями обусловлены тремя факторами:

а) наивной верой политиков в то, что неравенство на рынке труда возникает вследствие регулирования; 

б) недостаточной осведомленностью о комплексных взаимоотношениях между занятостью и системами соцобеспечения, семьи, налогообложения, образования и производства;

в) верой в приемлемость освобождения работодателей от ответственности в отношении работников без учета последствий для семей и государства.

 

Гибкость: чудодейственное средство или троянский конь?

Гибкую занятость провозглашают чудодейственным средством для достижения ряда макроэкономических и микроэкономических целей. Эта статья анализирует популярные аргументы: 

- гибкость расширяет возможности трудоустройства;

- улучшает положение аутсайдеров на трудовом рынке;

- снижает социальные издержки;

- улучшает финансовое положение страны;

- способствует многообразию рабочей силы для поддержания высокого уровня занятости;

-  продвигает конкуренцию. 

 

 

Итак, насколько политика гибкого рынка труда помогает достичь этих целей?

 

Гибкость и создание новых рабочих мест

Утверждают, что предприятия готовы нанимать новых работников, имея возможность увольнять их при необходимости. А еще гибкое рабочее время позволяет компаниям создавать новые рабочие места, которые невозможны в иных условиях. Правительство Великобритании считает гибкие рынки труда разновидностью «гибких гарантий», потому что они решают проблему лишней рабочей силы. 

 

"Часто гибкая занятость — это вынужденная мера, потому что молодые люди не могут найти постоянную работу."

 

Аргументы в пользу гибкости должны объяснить существенное оживление занятости после финансового кризиса. Дэвид Кэмерон хвастался тем, как коалиционное правительство создавало тысячу рабочих мест в день с момента прихода к власти в 2010 году. К январю 2015 года уровень занятости поднялся на 1,8 млн, а безработица сократилась до 5,6% и стала одной их самых низких в ЕС. 

 

 

Но в этом видимом успехе заложены противоречия. Необходимость в дополнительных рабочих местах была продиктована ростом населения, но их качество оставалось сомнительным. Для большей части рабочих мест, созданных в Великобритании с 2008 до 2014 год, характерны частичная занятость, нулевые трудовые договора и самозанятость. Полная занятость превысила уровень начала 2008 года лишь к середине 2014 года. Реальная средняя оплата в час упала на 10% с 2009 по 2013 год при росте номинальной зарплаты, постоянно обгоняемом инфляцией. Этот период стал самым продолжительным по падению реальной зарплаты за последние 50 лет.

От этого сильно страдают молодые работники. Часто гибкая занятость — это вынужденная мера, потому что они не могут найти постоянную работу. Все это можно считать ожидаемым результатом гибких рынков труда, где трудоустройство рассматривается, скорее, как транзакция, а не отношения. Такой подход сопровождают издержки из-за недостаточных инвестиций как в квалификацию рабочей силы, так и в рост производительности труда.

 

Гибкость и разделение на инсайдеров и аутсайдеров

Следующий аргумент — о потенциально положительном эффекте на аутсайдеров. Например, исследования показывают, что регулирование рынка труда помогает инсайдерам, сосредоточенным на своей работе и росте зарплаты (Rueda 2005). Они голосуют за социал-демократические партии, которые вместе с профсоюзами отстаивают регулирование. А это отрицательно влияет на возможности аутсайдеров, например безработных или более молодых работников. Такие аргументы используют для легитимизации политики жесткой экономии, направленной на увеличение доли «атипичных трудовых отношений» и против привилегий, гарантированных профсоюзами.

Критики этой теории доказывают, что дерегуляция приносит пользу аутсайдерам за счет инсайдеров, но изменяет соотношение сил в пользу работодателей и в долгосрочной перспективе вредит всем рабочим.

 

"Большая текучка ведет не только к падению квалификации и возможностей карьерного роста для работников, но и к проблемам у кадрового менеджмента."

 

К тому же аргумент об инсайдерах и аутсайдерах наталкивается на противоречие. Во-первых, вряд ли аутсайдеры все же получат преимущества в будущем. Многие из них принадлежат к группам, уязвимым к дискриминации: это женщины, этнические меньшинства, люди старшего возраста и люди с инвалидностью. Поэтому в условиях частой конкуренции за рабочее место они могут проиграть, потому что им придется чаще сталкиваться с предубеждениями и стереотипами работодателей. 

 

 

Нежелание компаний тратиться на повышение квалификации сотрудников может привести к исключению пожилых людей из рынка труда. Это противоречит ожиданиям, что в условиях старения населения люди будут работать до преклонных лет. Вытеснение пожилых работников с рынка труда, вероятно, увеличит расходы на социальное обеспечение. А молодые работники, возможно, не смогут воспользоваться этой ситуацией, потому что из-за маленького опыта их все так же могут отнести к аутсайдерам.

Возросшая конкуренция и ослабление гарантий занятости, возможно, отрицательно повлияют на компании. Большая текучка ведет не только к падению квалификации и возможностей карьерного роста для работников, но и к проблемам у кадрового менеджмента — особенно в период экономического роста, когда ситуация может выйти из-под контроля. Поэтому нужно не бороться с привилегиями инсайдеров, а помогать работающим на гибких и бесперспективных работах становится инсайдером. 

 

Гибкость и зависимость от социального обеспечения

Считают, что зависимость от социальных пособий можно снизить путем создания рабочих мест и расширения возможностей для аутсайдеров за счет гибкой занятости. Но этот эффект ограничивается тремя взаимосвязанными факторами.

Во-первых, более легкое создание рабочих мест означает и более легкую их ликвидацию. Те, кто отказывается от социальных пособий и выходит на рынок, часто не могут выбраться из ситуации, когда низкооплачиваемая работа и безработица то и дело сменяют друг друга.

 

 

Во-вторых, доступные рабочие места могут не отвечать потребностям человека из-за низкой зарплаты и нестабильного рабочего времени. В середине 1990-х годов в Великобритании эту проблему решали за счет расширения системы налоговых льгот, стимулируя получающих пособие выходить на рынок труда и в то же время предотвращая высокую бедность.

Это ведет к третьей проблеме: чем больше государство субсидирует тех, кто работает, тем больше возможностей для сокращения гарантий рабочего времени и уровня оплаты у работодателей. Они просто перекладывают всю ответственность за поддержку низкооплачиваемых работников на государство. В какой-то мере правительство Великобритании признало это противоречие, усилив обязательства работодателей путем повышения минимальной заработной платы и уменьшения налоговых льгот.

 

"Правительство пытается снизить зависимость от соцобеспечения, скорее, кнутом, то есть санкциями против тех, кто получает пособия, а не пряником в виде достойного заработка."

 

Однако новая система социальной поддержки в Великобритании, известная как система всеобщего кредитования, создает опасность того, что работодатели будут перекладывать ответственность на государство. Требование гарантированных 16 часов работы в неделю для получения налоговых льгот не позволяет безработным получить некоторые из рабочих мест, например с нулевым трудовым договором. Эта система может стимулировать работодателей предлагать больше работы, не гарантируя увеличения рабочего времени, потому что она предполагает компенсацию за сокращенные часы. Видимо, предусмотрев эту проблему, правительство заново изобрело понятие полной занятости для низкооплачиваемых работников: оно требует от каждого, кто зарабатывает меньше недельного эквивалента 35 часов по ставке минимальной зарплаты, запрашивать у работодателя больше рабочих часов или искать дополнительную работу. Поиск работы идет под надзором центра занятости и должен занимать все свободное от работы время в рамках 35-часовой рабочей недели.

 

 

При этом Великобритания не устанавливает требования по минимальному количеству рабочих часов для работодателей — они могут сокращать и изменять рабочее время без ограничений. Поэтому требование для получающих пособия работать в режиме полной рабочей недели и стимулирует работодателей использовать гибкие формы занятости. Гибкая занятость может подразумевать под собой готовность к работе на протяжении гораздо более длительного периода времени, чем фактически оплачиваемое рабочее время. Обеспечить себе полную занятость бывает очень трудно, особенно если у вас есть нескольких «гибких» работ.

Таким образом, правительство пытается снизить зависимость от соцобеспечения, скорее, кнутом, то есть санкциями против тех, кто получает пособия, а не пряником в виде достойного заработка.

 

Гибкость и государственные финансы

Ожидается, что гибкость увеличит доходы и снизит издержки государства за счет роста занятости и, соответственно, налоговых поступлений, а также снижения расходов на соцобеспечение. Выше уже говорилось, что занятые на «гибких» работах могут нуждаться в государственной поддержке и что в долгосрочной перспективе выгоды от работы теряются из-за риска ее потерять. Из-за частой безработицы, иногда сменяющейся низкооплачиваемой работой, некоторые перейдут на долгосрочное государственное иждивение.

 

"Занятые на «гибких» работах могут нуждаться в государственной поддержке,  и  в долгосрочной перспективе выгоды от работы теряются из-за риска ее потерять."

 

Еще одна причина, по которой эти ожидания могут оказаться тщетными, заключается в том, что гибкая занятость может принести гораздо меньший доход от налогообложения, таким образом дополнительно ставя под удар фискальную устойчивость государства. Эта угроза связана с несколькими факторами. Во-первых, зарплаты могут быть более низкими и незащищенными. Во-вторых, гибкая занятость с меньшей вероятностью обеспечит доход от страховых взносов, уплачиваемых работодателями, потому что при выплате зарплат ниже определенного уровня они, как правило, освобождаются от этих взносов. Это дополнительно стимулирует создавать рабочие места с низкой оплатой и коротким рабочим временем. При этом налоговая ставка для предприятий с минимальными зарплатами в Великобритании — одна из самых низких в ОЭСР. 

 

 

Снижение доходов от налогообложения может ограничить способность правительства поддерживать низкооплачиваемых работников в будущем (а также дополнительно обременить налогами другие группы населения). Это поставит всю систему социальной поддержки для бедных и безработных под угрозу.

 

Гибкость и многообразие

Предполагают, что гибкие рынки труда лучше усваивают возросшее многообразие рабочей силы с точки зрения доступности и способности к работе, предлагая, скорее, спектр отношений, чем единый для всех стандарт полной занятости. Так, на рынке стало больше женщин, выполняющих обязанности по уходу, студентов, которые вынуждены совмещать работу и учебу, людей с инвалидностью и пожилых людей из-за повышения пенсионного возраста. Считается, что многообразие форм занятости поможет государству добиться снижения доли населения, зависимого от соцобеспечения.

В том, что гибкий рынок труда позволяет совмещать оплачиваемый и неоплачиваемый репродуктивный труд, есть доля правды. Так, в Великобритании большинство матерей работают. Но их зарплаты намного ниже, как и шансы на продвижение по службе, потому что работодатели все еще стереотипно воспринимают частично занятых работниц как недостаточно лояльных. Из-за этого женщин меньше в рядах состоявшихся профессионалов. 

 

 

Положение работников, получающих пособия, еще тяжелее. В отличие от рынка труда, политика соцобеспечения не обладает гибкостью, необходимой для людей, осуществляющих уход. В Великобритании оба партнера обязаны искать работу: у семьи нет права выбирать родителя, который будет работать 35 часов в неделю. Но когда один из них находит работу, система всеобщего кредитования препятствует трудоустройству второго партнера, подкрепляя таким образом традиционные гендерные роли.

 

"Зарплаты работающих матерей намного ниже, как и шансы на продвижение по службе, потому что работодатели все еще стереотипно воспринимают частично занятых работниц как недостаточно лояльных."

 

Правительственные меры нацелены и на увеличение занятости двух пересекающихся групп — пожилых работников и получающих пособие по инвалидности. Это происходит путем поднятия пенсионного возраста и упрощения тестов на пригодность к работе. Из-за последних пригодными становятся даже те, кто может выполнять только некоторые фрагменты работы. Так, по данным Work Program (программы по поиску работы для безработных), категория нуждающихся в помощи по инвалидности сократилась с 10 до 5%, в то время как общее количество нуждающихся в помощи возросло с 3 до 25% с 2011 по 2014 год. Но работодателей не обязывают подстраиваться под ограниченные возможности работников. Поскольку более половины рабочих мест с частичной занятостью в частном секторе обеспечивают около 20% от минимальной зарплаты, многие пожилые работники, которым нужны более короткие рабочие смены, с большой вероятностью будут вынуждены работать 35 часов под наблюдением центра занятости, согласно правилам всеобщего кредитования. 

Расширение пула рабочей силы и адаптация к индивидуальным потребностям требует гибкости от работодателей. Но даже в условиях официальной борьбы с дискриминацией людей с инвалидностью британские работодатели не очень стремятся к подобной адаптации.

 

Гибкость и производительность

Еще одним аргументом в пользу гибкости рынка является его соответствие радикальным переменам в процессе производства. Так называемая «новая конкуренция» подразумевает постоянное усовершенствование, сетевую организацию и многопрофильную рабочую силу. Этот сдвиг обозначил распад старых стандартов занятости — «работы на всю жизнь», стандартных смен и коллективных переговоров. Новые формы «открытых инноваций» предполагают доступность для организаций творческих, технических и профессиональных навыков на временной, фрилансовой основе или в форме частичной занятости.

 

 

Гибкие формы занятости как основа конкурентной стратегии приводят к недоинвестированию в обучение персонала, работу с мотивацией и производительностью. Обеспечить приверженность персонала довольно сложно без справедливого обращения с работниками и гарантий трудоустройства. Без последовательного инвестирования в обучение Великобритания вынуждена полностью полагаться на программы внутрифирменного обучения. Но риск переманивания кадров конкурентами почти исключает возможность производить инновации с высокой добавленной стоимостью. Как следствие, работодатели комбинируют гибкую занятость с иерархической структурой управления, строгим контролем, ограниченной автономией работников и низкими инвестициями в их компетенцию.

 

"Риск переманивания кадров конкурентами почти исключает возможность производить инновации с высокой добавленной стоимостью."

 

Исследования свидетельствуют, что гибкая занятость негативно сказывается на инновациях и производительности (Micjie & Sheehan 2003; Zhou 2011). У фирмы с большей долей временных контрактов хуже обстоят дела с продажами «инновационного продукта». Поэтому средние и крупные инновационные производства в Великобритании отказываются от гибкого труда и стремятся к функциональной гибкости. Как показывают исследования, это способствует продолжительному накоплению организационного опыта. Такие компании основывается не на краткосрочных и временных контрактах, а на гарантиях занятости.

 

Выводы

Хотя риторика политиков часто опирается на якобы всеобщие выгоды о гибких рынках труда, она умалчивает многие последствия. Важно помнить, что гибкость, выгодная работодателям, отличается от гибкости в пользу работников. Она скрывает издержки государства и домашних хозяйств, возникающие из-за освобождения работодателей от обязанности гарантировать стабильный доход, продолжительное трудоустройство, обеспечивать социальные отчисления.

Отнюдь не являясь примером для остальной Европы, Великобритания показывает, что гарантия рабочего времени и дохода жизненно необходимы для сохранения европейской социальной модели.

Главная иллюстрация: Lilli Carré / New York Times

 

Читайте еще: 

Платформи червоного достатку (Нік Даєр-Візфорд)

Від нуля до нескінченності. Скільки працюватимуть за новим трудовим законодавством (Віталій Дудін)

Кладмены, грузчики и веб-модели: мрачные закоулки украинского рынка труда (Константин Белозеров)

Місія неможлива: досягнення гендерної рівності в умовах неоліберальної політики жорсткої економії (Оксана Дутчак)

Рекомендуемые

Оставить комментарий