ВЫСТАВКА «ЖЛОБ-АРТА» В КИЕВЕ

  • 09 июня 2011
  • 4797
ВЫСТАВКА «ЖЛОБ-АРТА» В КИЕВЕ

Дмитрий ЛИТВИН

Сожалеете, что больше не увидеть выставки дегенеративного искусства, которые устраивали нацисты? Всю жизнь мечтали посмотреть на дегенератов в клетке? Хотите почувствовать, что такое быть арийцем среди унтерменшей, упрятанных в гетто? Нет ничего сложного – вам в Музей современного искусства в Киеве на улице Глыбочицкой, 17.

Не представляю, что в голове у организаторов этой выставки вместо мозгов. Подозреваю, шнапс. Этим людям думать – нечем.

Потому-то у них и получилась выставка «жлоб-арта», по сути, являющаяся выставкой еврейского искусства в том смысле, какой в слово «еврейское» вкладывал Адольф Гитлер.

Обратимся к первоисточнику: «Разве есть на свете хоть одно нечистое дело, хоть одно бесстыдство какого бы то ни было сорта и прежде всего в культурной жизни народов, в которой не был бы замешан, по крайней мере, один еврей? Как в любом гнойнике найдёшь червя или личинку его, так в любой грязной истории непременно натолкнёшься на еврейчика». Достаточно характерные для Фюрера слова из «Mein Kampf», правда?

Так вот, на выставке «жлоб-арта» жлобство представлено так, что в любой отечественной грязной истории можно обнаружить жлобчика.

Хамы и пидоры, чиновники и пацанчики из спальных районов, звёзды шоу-бизнеса и патриарх Кирилл, георгиевские ленточки и культура ларьков, особенный упор на шахтёров – всё, что может как-нибудь удручать украинского обывателя, например, с фамилией Андрухович выставлено и помечено ярлыком жлобства. Читай: недочеловечности.

Сердце выставки – жлобы в клетке:

Может показаться забавным, но только тем, кто мало читал.

Например, вот Пьера Зееля не читал:

Начались облавы. Однажды эсэсовцы пришли к нам за одним из подручных, работавших у отца. Мы очень беспокоились, ведь Альбер Дрейфус был евреем. Пронеслись слухи: всех, кто был арестован в тот день, содержат во дворе полицейской префектуры, их можно увидеть через решётки. Мы побежали туда. Нас ожидало жуткое зрелище. Наш подручный ползал на четвереньках вместе с другими такими же, как он, рвал росшую меж камней траву и поедал её под ударами эсэсовских сапогов и под плётками надсмотрщиков. Мы стояли по другую сторону решётки, ошеломлённые от стыда и бессилия. Оккупанты ясно давали понять, что могут сделать всё, что им заблагорассудится. Больше мы никогда не видели Альбера Дрейфуса.

Доброе старое нацистское обесчеловечивание…

Чуть в стороне – жлоб-государственник. Его уже, правда, не в клетке изображали:

Из пояснительной записки: «Зачастую крупногабаритный жлоб, одетый в дорогой или «типа дорогой» костюм, который окружает себя непременными атрибутами власти: портреты президентов, гетманская булава, иконы».

Дальше – жлобиха-продавщица:

Эти «инсталляции» и подобные им «картинки» на выставке можно было бы назвать анатомированием характеров, если бы они не выглядели неумной пародией на сценки «еврейской жизни» из нацистского фильма «Вечный жид»:

Вступление к фильму: «Цивилизованные евреи, какими мы видим их в Германии, дают нам неполную картину их расового характера. Этот фильм содержит подлинные съёмки польского гетто. В нём мы видим ереев такими, какими они есть в действительности перед тем, как успеть скрыть своё нутро за маской цивилизованного европейца».

Организаторам мыслить, как видно, нечем и они о своём замысле простецки сообщают: «По аналогии с Гоголем, который говорил «Я всё время пытаюсь ухватить чёрта за хвост, чтобы выставить его на посмешище», – мы хотим провести работу по визуализации жлобства. Хотим снять с него шапку-невидимку, чтобы каждый, кто задумывается над этой проблемой, имел перед собой пособие, обнажающее и структурирующее это явление. Мы хотим, прежде всего, предоставить термину «жлобство» официальную прописку, чтобы его употребление не было чисто эмоциональным, часто огульным, а имело чёткую научную идентификацию и дифференциацию, которая характеризует то или иное социальное, бытовое или творческое проявление. И, таким образом, хотим создать разделительную полосу, прецедент для личного свободного выбора каждого: по какую сторону от этой разделительной полосы находиться».

К счастью, эти люди не лезут в политику со своей «разделительной полосой», а то бы получилось гитлеровское: «Я стал скупать все доступные мне социал-демократические брошюры и добиваться, кто же их авторы. Одни евреи! Я стал приглядываться к именам почти всех вождей. В подавляющем большинстве – тоже сыны «избранного» народа. Кого ни возьми – депутатов Рейхсрата, секретарей профсоюзов, председателей местных организаций, уличных агитаторов – все евреи. Куда ни глянешь – всё та же тяжёлая картина. Имена всех этих Аустерлицев, Давидов, Адлеров, Эленбогенов навеки останутся в моей памяти. Одно мне стало теперь совершенно ясным: та партия, с рядовыми представителями которой я в течение нескольких месяцев вёл упорную борьбу, находилась под полным исключительным руководством чужого народа, ибо, что еврей не является немцем – это я теперь знал окончательно и бесповоротно».

Ну, впрочем, учитывая популярность шахтёрской темы на выставке и популярность песни «Спят курганы тёмные» у представителей ныне правящей в Украине силы, можно заключить, что в политику организаторы всё-таки лезут:

Семечки:

Кроме того, если не привлекать специалистов по евгенике, то совершенно непонятно, чем автор и куратор выставки Антон Мухарский отличается от Павла Зиброва, Иво Бобула или Олега Скрипки, и почему они – среди «визуализаций жлобства», а Мухарский – в борьбе со жлобами:

А вот и «лидеры социал-демократов», если говорить словами Гитлера:

Таким образом, вся экспозиция – это отличный способ ощутить себя арийцем в третьем рейхе на выставке о жизни тех, кому нацисты отказали в человечности. Тех, кого Гитлер не признал равными себе ввиду реальных и воображаемых культурных различий.

На самом деле, уникальный шанс – безнаказанно побывать в шкуре нациста. Правда, вместо евреев тут – пролетариат, и о газовых камерах речь пока не идёт, но, тем не менее, обесчеловечивание реализовано превосходно.

Источник: Lb.ua

Читайте также:

Премійовані віньєтки (Володимир Артюх, Тамара Злобіна)

«Собачье сердце», или Кое-что о фашизации сознания (Александр Дюков)

Люмпен-буржуазія і гангстерський капіталізм у Колумбії (Ренан Вега Кантор)

Две Америки (Николь Колсон)

Бедная бедная Германия (Сергей Сумленный)

Інтерв’ю з Еріком Оліном Райтом. «Криміналізація соціальних проблем — це невід’ємна риса неолібералізму»

Інтерв’ю з Лоїком Ваканом. «Розгортання карної держави націлюється на стигматизоване населення»

Капіталізм — це расизм (Денис Горбач)

Следущая конференция

  •  

Наши выпуски

Блоги

Facebook

Наши партнёры

Помочь