БУРЖУАЗИИ ВЫГОДНО, ЧТОБЫ ПРИ ВЛАСТИ БЫЛИ КАПИТАЛИСТЫ, НО ВИНУ ВСЕГДА МОЖНО БЫЛО БЫ СПИСАТЬ НА КОММУНИСТОВ

  • 17 січня 2011
  • 1231
БУРЖУАЗИИ ВЫГОДНО, ЧТОБЫ ПРИ  ВЛАСТИ БЫЛИ КАПИТАЛИСТЫ, НО ВИНУ ВСЕГДА МОЖНО  БЫЛО БЫ СПИСАТЬ НА КОММУНИСТОВ

Партия «Народное Сопротивление» (ПНС) была сформирована из бывших членов Партии коммунистов республики Молдова (ПКРМ) и сторонников ПКРМ, которые выступили против отказа ПКРМ от своей партийной программы в конце 2003 года.  Основной состав ПНС достаточно молод (до 35 лет), среди участников есть рабочие, офисные работники, студенты, преподаватели, пенсионеры. Теоретическая платформа ПНС – марксизм-ленинизм, но партия открыта для сотрудничества со всеми антикапиталистически настроенными левыми, которые ведут реальную борьбу. Основные формы работы – поддержка трудящих республики Молдова, организация пикетов, информационные кампании (многотиражные листовки, газета), просветительская работа в массах, а также участие в политической жизни страны. На досрочных парламентских выборах в 2010 году партию представлял независимый кандидат в депутаты Евгений Назаренко.

В интервью 07.10.2010 принимали участие Евгений Назаренко, Вадим Лунгул, Александр Ломакин, Виталий Бобок, дополнения от 05.01.2011 Вадим Лунгул.

Интервьюировала Тамара Злобина.

Расскажите  о национальном и  классовом составе  населения республики Молдова?

Молдаване составляют 75 % населения, украинцы около 8 %, русские 6 %, гагузы 4 % и остальные национальности – румыны, болгары. Если говорить о социальной структуре меньшинств, то украиноязычного населения больше в селах, а русскоязычного – в городах, что обусловлено характером трудовой миграции в советские времена.

Как формируются идеологические ориентации в обществе, в том числе про-российская и про-румынская?

Правильно сформулированный вопрос. Под влиянием различных политических организаций и подконтрольных им масс-медиа разворачиваются пропагандистские кампании, нацеленные на создание тех или иных геополитических ориентаций и образа «врага».  Для русскоязычных (грубо говоря это все немолдавское население) такой «враг» Румыния. К примеру, мы не так давно были в Тараклии, это юг Молдавии, болгарский район, и там местными властями блокируются некоторые молдавские телеканалы, которые ориентируют население на определенные электоральные шаблоны. Бизнес-группировкам не выгодно привлекать внимание населения к классовым проблемам, поэтому они популяризируют различные формы национализма, используя этническое разделение населения.

Насколько Румыния и Россия сами заинтересованы в Молдове?

Здесь можно только предполагать. К примеру, Румыния платила за вещание своего национального телевидения в Молдове. Как и все капиталистические государства, Румыния и Россия заинтересованы в сферах влияния за рубежом. Некоторые румынские политики регулярно заявляют, что Молдавия это часть Румынии.

Меня  несколько раз  поправляли, что нет  молдавского языка, есть румынский. Существует ли молдавская национальная идентификация?

Молдавське князівство на фоні кордонів сучасних держав

Конечно. Только что в транспорте услышали бурный спор студентов о том, что они не румыны, а именно молдаване, несмотря на то что разговаривают на румынском языке. Эта идентичность базируется в основном на образовании и знании истории.

Если коротко, исторически эти территории были завоеваны римлянами и входили в состав римской провинции Дакия на протяжении около 200 лет, в начале IV века н.э. римляне ушли, но огромное количество романизированного населения осталось. Несмотря на многочисленные варварские нашествия, эта идентичность сохранилась, особенно в регионе Карпат. Где-то в XIV в. оформились 3 романоязычных княжества – Молдова, Валахия (южнее) и Трансильвания (западнее). Молдавское княжество было независимым государством на протяжении 5 столетий, пока в 1812 году не было присоединено к Российской империи. Румыния – это объединенная Валахия и часть Молдавского княжества, потом к ней присоединилась Трансильвания. Поэтому, хотя историческая судьба Румынии и Молдовы тесно переплетены, специфической молдавской идентичности есть на что опереться.

С другой стороны, мы понимаем, что нации являются инструментом крупной буржуазии в борьбе за передел своего влияния (в том числе перекраивание государств), а также в борьбе с растущим недовольством стремительно пролетаризирующихся масс (бывших советских граждан).

Насколько сейчас высок уровень национализма и ультраправых настроений?

Бытовой национализм, как про-русский, так и молдавский, достаточно распространен, но ярых проявлений нет. Эта проблема остро стояла в 1989 – 1990 году, на пике молдавского национализма, когда бытовали агрессивные анти-русские настроения в Кишиневе, который, как и другие столицы советских республик, был значительно русифицирован. Сейчас ситуация изменилась, доминирующим языком после массового выезда русских и других рускоязычных (например, евреев), в начале 90-х стал молдавский.

Существуют немногочисленные фашистские организации, такие, например, как «Новая Правая»,  «Железная Гвардия» но они репрезентированы в основном на уровне улицы (граффити, наклейки). Не исключено, что их члены принимали участие и в беспорядках 7 апреля. Впрочем, ничего оригинального в их программах «a-la XIX век» нет – все те же христианские нравы, самостоятельное хозяйство. По всей видимости, они связаны с румынскими националистами.

По-другому дела обстоят в Приднестровье – маленьком и непризнанном  государстве. Это  про-российски настроенный регион, тут же проходили так называемые «русские марши».

Вы  упомянули о массовом выезде русских. Какие направления и характер миграционных процессов в республике Молдова?

Основными направлениями  эмиграции стали Россия и Италия, а также выезд евреев в Израиль. Разрушенное производство провоцирует трудовую эмиграцию, в основном в Италию, где молдаванам очень легко выучить язык. В Россию на работу едут те, кому не хватает денег для выезда на Запад, также существуют российские программы репатриации, но только для нужных им специалистов. Из России мигранты возвращаются, это в основном временные заработки, а в Европе пытаются остаться и забрать туда семью. В общей сложности выехало от 0,5 до 1 миллиона человек, фактически это половина трудоспособного населения. Эмигранты присылают домой около 1,3 млрд. долларов – сумма, сопоставимая с бюджетом страны, – эти деньги поддерживают экономику Молдовы на плаву.

Конечно, существует также внутренняя миграция из сел в большие города (Кишинев, Бульцы) и студенческая миграция, например на учебу в Румынию.

Осталось  ли вообще производство в самой Молдове?

Ситуация драматична. 70 % поступления в бюджет – это таможенные сборы. Молдова – страна-потребитель, мы экспортируем только рабочую силу. Сохранились в основном обслуживающие отрасли – кое-как идет производство стройматериалов. Недавно закрылись несколько сахарных заводов, винное эмбарго России подорвало местное сельское хозяйство (вернее, его остатки), и сопутствующие отрасли – закрылся стекольный завод по производству тары, типографии…

Сельское хозяйство  после разрушения СССР перешло в частные руки, в частности благодаря программе «Пэмынт» (1996 – 1998), проводимой под руководством американских экспертов – всю землю поделили между работниками колхозов (паи), но большую часть техники и инвентаря прихватили руководители колхозов, которые стали новоявленной буржуазией на селе (так наз. «лидеры»). Не имея чем обрабатывать собственные наделы, крестьяне отдают их в аренду за копейки, и еще работают на этих новых фермеров в качестве наемных рабочих. Кроме того, сельское хозяйство вообще стало невыгодной сферой деятельности, многие крестьяне бросают землю и мигрируют в поисках заработка в большие города или за рубеж. А детей отправляют учиться в Кишинев, из них формируется новое поколение потребителей.

Под влиянием глобализации возникли новые формы производства – открытие цехов европейских предприятий для использования дешевой рабочей силы (Молдова ближе, чем Китай). Но заработная плата там невысокая, и общей проблемы с безработицей такие цеха не решают.

Дайте, пожалуйста, короткую характеристику ПКРМ («Партии коммунистов республики Молдова») и ее лидеру – Владимиру Воронину.

Если коротко, то это «партия капиталистов республики Молдова», партия, которая не соответствует своему названию. Они не позиционировали себя преемником Коммунистической партии МССР, и сразу отказались от каких-либо имущественных претензий. В 1993 это была партия, воссозданная рядовыми членами КПСС, которые хотели строить социализм в новых условиях, с нормальной левой программой. Но их риторика отличается от действий диаметрально. Партию кренило вправо, чем больше влияния она обретала. Этот процесс сопровождался сворачиванием внутрипартийной демократии и покупкой проходных мест в списке «благодетелями». В конце концов, в 2001 году Воронин выдвинул принцип «1+1» – набрать побольше кого-то в партию, и окончательно сформировалась диктатура бюрократии, куда стали собираться карьеристы всех мастей.

На фоне разочарования  экономической стагнации, спровоцированной рыночными реформами, слабости и безответственности либеральных лидеров, в 1996 году В. Воронин взял третье место на выборах президента, а партия в 1998 году имела уже около 40% поддержки избирателей. В 2001 году в результате досрочных выборов ПКРМ получила большинство в парламенте, и именно в это время отказалась от коммунистических целей. Воронин начал с заявления, смысл которого заключался в том, что «итогов приватизации пересматривать не будем». И это в тот момент, когда у ПКРМ было 70% мест в парламенте, то есть реальная возможность менять Конституцию и начинать социалистические преобразования! Идейные коммунисты растворились в карьеристски настроенной бюрократической массе, приученной послушно голосовать. В результате партия превратилась в бюрократическую структуру, обслуживающую капиталистов-спонсоров.

В качестве партии власти ПКРМ не только признала частную собственность, но и послала молдавский контингент в Ирак (2003), в 2006 разрешила проведение НАТОвских учений в нейтральной по Конституции стране. Сам Воронин и его клан накопили огромные состояния.

Как вы оцениваете массовые беспорядки 7 апреля 2009 года, начавшиеся после выборов в Парламент, когда оппозиция оспорила очередную победу ПКРМ?

В основном, это была молодежь, которую «несменяемое» воронинское правительство просто «достало». Врядли у них были четкие программы и цели – стихийный всплеск негодования, ненависть к самому Воронину и надоевшему режиму, плюс группы агрессивной правой националистической молодежи, которые выступали организаторами беспорядков и тянули за собой зевак. Молодые люди кричали «долой коммунистов» – но это уже то поколение, у которого коммунизм ассоциируется сначала с партией Воронина, а потом уже с наследием СССР, не говоря уже о каком-то настоящем понимании коммунизма как политической идеологии.

Каковы  ваши ожидания от досрочных выборов 28 ноября 2010 и от парламентской борьбы вообще?

После событий 7 апреля 2009, оппозиционные партии бойкотировали выборы президента, в результате чего, согласно конституции Молдавии, парламент был распущен, и 29 июля 2009 года были проведены повторные парламентские выборы. Относительную победу одержала партия коммунистов, взяв 44,69 % голосов и заняв 48 мандатов. Однако остальные 4 партии, прошедшие в Парламент, объединились в Альянс за Европейскую Интеграцию и сформировали парламентское большинство (53 голоса из 101). ПКРМ перешла в оппозицию. 11 сентября 2009 Воронин сложил с себя полномочия президента. 5 сентября 2010 года прошёл всенародный референдум по определению формы выборов президента Молдовы, признанный несостоявшимся. Согласно данным, размещенным на сайте Центральной избирательной комиссии республики, в нем приняли участие 30,98 % избирателей при пороге явки в 33,33 %.

Это был сознательный, принципиальный выбор – не придти. Так как люди не видят альтернативы. Кроме того, слишком много населения за рубежом, аполитичных в принципе, да и политические силы Альянса достаточно дискредитированы.

В досрочных парламентских выборах 28 ноября 2010 года приняло участие около 60 % от общего числа избирателей. Согласно результатам, практически, сохраняется прежний расклад сил, Партия коммунистов получила 42 мандата, а три партии Альянса за европейскую интеграцию в сумме — 59 мандатов. ПКРМ придется делиться, а либералам – договариваться. Мы снова видим ту же ситуацию, – а именно, что идейных левых партий, способных убедить избирателей, в Молдове нет, несмотря на разнообразные «социалистические» партии и «партии труда» с эклектичной риторикой.

Призыву участвовать в  выборах была посвящена  песня «Нам нужно быть в команде одной. 28 ноября — выбор за тобой!», исполняемая одновременно на румынском и русском языках.

В выборах 28 ноября 2010 принял участие ваш однопартиец, Евгений Назаренко, в качестве независимого кандидата. Как вам удалось это сделать, как оцениваете результаты?

Для участия независимого кандидата по мажоритарному округу необходимо собрать 2000 подписей. Действуем по старинке – ходим по домам, агитируем, рассказываем о партии и о принципах классовой борьбы. Для того, чтобы убедить наемного работника, труженика, времени много не нужно – 10 минут достаточно. Люди очень хорошо понимают свои классовые интересы, хотя может и не готовы пока оформить их в политические требования.

Мы используем выборы в качестве информационного повода – чтобы донести свои идеи, озвучить идеологию классовой борьбы, которая практически исчезла из риторики СМИ. По результатам наш кандидат набрал, правда, немного – 456 голосов, но это именно те, кто готов бороться, и, конечно, мы широко распространили наши идеи, в том числе и на районных ТВ.

Какие еще формы деятельности вы используете?

По возможности работаем со всеми, но больше всего с наемными работниками проблемных предприятий. На данный момент это сахарные заводы, которые закрываются, троллейбусный парк Кишинева, где мы организовывали митинг и помогали провести забастовку. Держим связь с независимыми профсоюзными организациями на некоторых предприятиях.

Сотрудничаем с  анархистами в определенных мероприятиях и с другими протестными гражданскими инициативами, негативно относимся к исключительно теоретикам. Вообще в левом движении чрезмерное количество чистых теоретиков. Мы практики, поэтому идеологических конфликтов типа «сталинско-троцкистого водораздела» и т. п. у нас нет. Мы поддерживаем принцип сотрудничества со всеми организациями, дела которых способствуют повышению классовой сознательности современного пролетариата.

Формы работы классические – пытаемся зарегистрировать партию, завоевать доверие избирателей, вести пропаганду через собственную газету (выходит периодически раз в два месяца), листовки, тематические информационные кампании, помогаем рабочим с организацией забастовок, пикетов, защищаем их права в судах.

Как вы налаживаете связи  с протестной средой? Значимы ли для вас новые средства коммуникации (интернет)?

В связи со спецификой экономической и политической ситуации в республике (пролетариат в значительной своей массе вынужден решать свои проблемы посредством заработков за рубежом и др.) и левого движения в частности, активную протестную среду по мере наших сил приходится еще формировать, вовлекая в нее заинтересованные и сочувствующие массы стремительно пролетаризирующихся бывших советских граждан. Связи с протестной средой налаживаем по мере протестной и активистской деятельности. Используем для распространения марксистских идей и новостей классовой борьбы – сайт и рассылки, однако, считаем, что реальная борьба происходит все-таки на улице, а не за клавиатурой.

Расскажите  больше о своих  недавних активистских кампаниях и их результатах.

На протяжении 2010 года мы организовали в центре столицы ряд митингов рабочих Молдкартона, купчинского и глодянского сахарных заводов, работников кишиневского электротранспорта.

В результате об этих проблемах узнало множество граждан республики (многие СМИ освещали эти события) и нам было сравнительно легче потом собирать подписи в поддержку нашего кандидата на выборы для его регистрации.

Большинство ваших акций ориентировано  на «классический» пролетариат. Как вы реагируете на новые процессы в сфере занятости – например,  аутсорсинг IT-персонала? Другими словами, влияет ли изменение состава «наемных работников» (уменьшение числа промышленных рабочих, увеличение наемного труда в сферах обслуживания и нематериального производства) на ваши политические стратегии.

Вообще, направления  нашей деятельности разнообразны. Действительно, мы стараемся работать в основном с коллективами предприятий, но также ведем листовочную работу в различных районах республики. Мы поддерживаем сотрудничество с марксистскими организациями из других стран. Стараемся, по мере сил участвовать в левых культурных инициативах. Последняя наша листовка была с призывом организовать независимый межпрофессиональный союз трудящихся для защиты наемных работников различных предприятий республики, в силу того, что наши профсоюзы и инспекция труда фактически бездействуют.

Читайте також:

Проговаривая городское пространство (Тамара Злобина)

Руслан Костюк: «Социал-демократия оказалась в идеологическом тупике»

Славомір Сєраковський: Чи здобуде лівиця владу у Польщі?

Социализм может работать (Джон Молинекс)

Интеллектуалы и радикалы (Борис Кагарлицкий)

Кризис как предостережение от суеверий (Кирилл Гольцман)

Экосоциализм. Кентавр или «масло масляное»? (Дмитрий Колесник)

Конец модели… или рождение нового? (Ау Лун-Ю)

Факторы «Свободы»: почему растет популярность партии Тягнибока? (Андрей Манчук)

Вони балакають, Вона – працює

Британська національна партія: засадничі причини зростання правих радикалів, їх сучасна природа і перспективи (Дан Якопович)

Наші видання

Блоги

Facebook

Наші партнери