Фракция радикальных левых не расколется: депутат Европарламента Гельмут Шольц о выборах в ЕС и Украине

Шольц, Гельмут

  • 27 травня 2019
  • 1358

В ЕС прошли выборы в Европаламент, от которых во многом зависит политика Европейского Союза в следующие пять лет, в том числе и относительно Украины. Мы поговорили о международной и внутренней политике с Гельмутом Шольцем — представителем радикально левой фракции GUE/NGL (Европейские объединённые левые/Лево-зелёные Севера), членом комитетов по конституционным вопросам и международной торговле.

 

В предыдущем материале мы уже писали о том, как работает Европейский парламент и как изменится баланс сил в ЕС после этих выборов. В этом интервью мы бы хотели уделить внимание радикальной левой повестке в Европейском парламенте, которую представляет Ваша группа GUE/NGL. Чего радикальные левые партии стремятся достичь в Европейском парламенте? Отличаются ли эти цели от их целей в национальных парламентах?

Стержень наших общих левых ценностей — борьба за социальную справедливость, демократию, улучшение экологической ситуации (в том числе и решение проблемы изменения климата), интернационализм, солидарность и справедливые торговые отношения. Мы основываем свою работу и политические решения на всеобщих правах человека, феминизме и гендерном равенстве как в парламенте ЕС, так и на местном политическом уровне. Мы стремимся бороться за улучшение уровня жизни не только локально, в условиях отдельной страны или в Европейском Союзе, но и глобально.

 

 

Считаете ли Вы, что Европейскому парламенту необходимо больше власти внутри европейских институтов? Нужно ли ЕП больше влияния на национальные парламенты?

Современный Европейский парламент уже обладает гораздо большей властью, чем многим кажется. Обычная законодательная процедура в Европейском Союзе предполагает совместное принятие решений Европейского парламента и Европейского совета. Оба созаконодателя формируют европейские нормы, которые сразу становятся законом в каждом государстве-члене. То же касается и директив, которые определяют коридор для национального законодательства.

 

"Мое третье важное требование — дать Европейскому парламенту право законодательной инициативы."
 

Тем не менее я бы настаивал на необходимости укрепления Европейского парламента в осуществлении контроля над Европейской комиссией. Ведь исполнительная власть должна контролироваться законодательной и судебной. Например, в Германии правительство обязано гораздо подробнее и точнее отвечать на запросы Бундестага. Мы должны создать подобные обязательства и для Европейской комиссии. Во-вторых, нам нужно серьёзнее относиться к тому, что европейские соглашения дают Европейскому парламенту право на проведение расследований. Это просто скандал, что Совет и Комиссия уже 8 лет блокируют эту функцию. Они боятся дать Европейскому парламенту право вызывать министров государств-членов для дачи показаний, налагать штраф на свидетелей, отказывающихся появляться в комитете, обязывать представителей комиссии давать правдивые показания в комитете. Мое третье важное требование — дать Европейскому парламенту право законодательной инициативы. Комиссия в этом году может уже разработать процедуру, обязательного учитывания законодательных требований из инициативных отчетов парламента.

Но я также за усиление национальных парламентов в контроле над своими правительствами. Для этого необходимо проводить дебаты в каждом государстве о том, стоит ли обязывать министра получать мандат от своего парламента до участия в голосовании Совета. У некоторых стран-участников ЕС, как у Дании, очень сильны права парламента в этом отношении, в то время как у других — министры в большей или меньшей степени вольны делать что угодно.

 

 

Оглядываясь на работу GUE/NGL за этот срок, какие самые важные темы, над которыми Вы и ваша группа работали в Европарламенте?

Учитывая то, что 52 члена нашей группы составляют 7% от общего числа депутатов ЕП, наша группа была очень заметна и участвовала во многих важных начинаниях. Лично я очень горжусь своей ролью в создании новых инструментов торговой защиты для нашего Союза. Эти инструменты позволяют Комиссии ЕС наказывать компании из других частей мира в случаях экологического или социального демпинга. Во-вторых, мы оказали большое влияние на осуществление надлежащей проверки компаний своих цепочек поставок золота, тантала, олова и вольфрама из зон конфликтов. Наша группа также очень активно настаивала на усилении социального аспекта европейской интеграции. Нам удалось собрать большинство голосов в Европейском парламенте за принцип равной заработной платы за равную работу на рабочем месте — важный шаг вперед, который впоследствии сможет развить социальную справедливость в ЕС.

Мы оказали большое влияние на разработку предложений парламента о недопущении выведения денег в офшоры, чтобы крупные корпорации платили налоги. Мы были одним из инициаторов приглашения молодежных движений, выступающих в защиту окружающей среды в Европейский парламент. Мы организовали более ста конференций с представителями гражданского общества в парламенте, чтобы они были услышаны. Вероятно, самым успешным нашим сотрудничеством с гражданским обществом была борьба против таких торговых соглашений, как Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнёрство (TTIP) и Всеобъемлющее экономическое и торговое соглашение (CETA).

 

 

Традиционные центристские партии раскалываются, а идеи правых евроскептиков на подъёме. Какой баланс сил стоит ожидать в обновленном Европейском парламенте?

Относительно большая группа ультраправых партий попадёт в парламент. В зависимости от того, присоединится ли партия Brexit к Сальвини, Ле Пен, Австрийской партии свободы и «Альтернативе для Германии», их группа сможет насчитать более ста членов Европарламента. ЕНП все еще должна принять окончательное решение по этому вопросу, но большинство других политических группировок отказываются сотрудничать с ультраправыми. Первой проверкой станет процесс формирования большинства в парламенте, поддерживающего либо Манфреда Вебера из ЕНП либо Франса Тиммерманса из ПЕС в качестве президента новой Комиссии ЕС.

Группа крайне правых будет пытаться казаться сильной с самого начала срока, чтобы получить как можно больше мест для своих председателей комитетов и вице-президентов парламента. Это увеличило бы их видимость и очень усилило бы их влияние. Они сами знают, что очень скоро неизбежно расколются, как это бывало и раньше, когда ультранационалисты притворялись, что формируют европейское сближение.

 

"Группа крайне правых будет пытаться казаться сильной с самого начала срока, чтобы получить как можно больше мест для своих председателей комитетов и вице-президентов парламента."

 

Что касается законодательной работы в последующие годы, мы, вероятно, увидим парламент с меняющимся большинством, в зависимости от рассматриваемого им вопроса. Это может усилить и группу GUE/NGL.

Давайте поговорим о том, как проводили избирательную кампанию радикальные левые. Складывается впечатление, что существует три отдельных левых коалиции. Обычное объединение вокруг партии «Европейских левых», коалиция еврооптимистов из партии DiEM25 и лево-ориентированная популистская коалиция Now, the People («А теперь народ»). Чем они отличаются друг от друга? Как получилось, что левые в ЕС не смогли договориться участвовать в выборах вместе? Восстановится ли GUE/NGL в новом Европейском парламенте или каждая из сторон попытается создать свою группу?

Все партии, которые работали вместе в группе GUE/NGL, в ноябре прошлого года взяли на себя обязательство продолжать, укреплять и защищать работу группы GUE/NGL после выборов. Она включала в себя и шесть партий, из Now, the people из Португалии, Испании и Франции, Дании, Финляндии и Швеции. Их подход более критичен к роли Европейского Союза. Но у нас нет проблем в формировании общей повестки в рамках нашей конфедеративной группы GUE/NGL.

Если говорить о DiEM25, то их лидер Янис Варуфакис исключил возможность проводить с нами кампанию или пока что не решил вступать нашу коалицию. Он, скорее, решил расположить свое движение ближе к либеральному лагерю. Тем не менее Варуфакис может стать единственным представителем своей партии в Европарламенте, если соберёт достаточное количество голосов в Германии. Хотя он уже выразил желание уйти после избрания, покинуть политическую сцену ЕС и бороться на национальном уровне в Греции ближайшие годы.  

 

 

Учитывая общую ситуацию в новом Европейском парламенте, какой может быть его политика в отношении Украины? Каковы перспективы вступления Украины в ЕС, мирного процесса на Донбассе и других важных украинских вопросов, на которые ЕС может повлиять?

Формирование двусторонних отношений ЕС — Украина лежит в основе Политики восточного партнерства ЕС и остается одной из самых обсуждаемых всеми политическими группами задач и вызовов как для Европейского парламента, так и для внешней политики ЕС вообще. Большинство считает, что партнерство имеет решающее значение для будущей стабильности на европейском континенте, а также даёт ключ к развитию отношений между ЕС и Российской Федерацией по иному пути. Левые в Европарламенте в последние годы постоянно обращали внимание, что необходимо обратиться к внутренним украинским проблемам: борьбе с коррупцией, преодолением системных олигархических структур в национальной экономике и их роли в национальной политике. Ведь это своего рода предпосылка для определения глубоко укоренившихся проблем и системная помеха для успешного завершения трансформации украинского общества. Такая трансформация должна включить решительную борьбу с правым экстремизмом, а также преодоление растущей разницы в доходах между богатыми и бедными в Украине.

Сейчас среди политических партий и групп в Европейском парламенте существует некоторая неопределенность в отношении того, как понимать результаты президентских выборов. Мейнстримные СМИ, скорее, критично восприняли то, что Зеленских сместил всех министров, чтобы провести долгосрочные парламентские выборы. Многие были озадачены тем, что он бросает вызов существующим властным структурам, не создав партию, способную к общенациональным преобразованиям. Только несколько журналистов сообразили сравнить его действия с тем, что сделал Макрон после своей победы на президентских выборах во Франции. В итоге, его недавно созданная партия «Вперёд, Республика!» (La Republique en Marche) одержала историческую победу на парламентских выборах.

 

 

Зеленскому удалось удивить и порадовать своих сторонников, выполнив после победы то, что он обещал во время избирательной кампании. Еще предстоит выяснить, продолжит ли он это делать, когда речь зайдёт о наиболее важных вопросах мира и социального обеспечения. Особенно принимая во внимание недавние опросы в Украине, согласно которым граждане ожидают решения продолжающегося конфликта на востоке страны, установления реального мира, преодоления коррупции и социального разрыва в обществе. Он чётко заявил о своей проевропейской направленности, так что я считаю маловероятным, что на него будут как-то особо влиять из ЕС, хотя он и не был любимым кандидатом влиятельных партий в Варшаве, Вашингтоне, Берлине или Брюсселе. С другой стороны, необходимо кардинальное изменение политики властей Российской Федерации в отношении Украины, а также конструктивный вклад в прекращение военной конфронтации и серьезное выполнение обязательств по Минским соглашениям.

 

"Вопрос членства в ЕС должен сначала стать предметом широкой дискуссии в Украине как на уровне государственных структур, так и всего гражданского общества."

 

Что касается возможных перспектив вступления Украины в ЕС, то они и раньше были очень смутными. ЕС не брал на себя строгих обязательств сделать Украину полноправным членом ЕС за короткое время. И теперь, благодаря почти пятилетнему опыту реализации Соглашения об ассоциации, большинство правительств стран-членов ЕС, похоже, не проявляют особого желания к быстрому расширению Союза. После заключения соглашения между Афинами и Скопье о названии Северной Македонии появилась возможность продвигать перспективу членства в некоторых странах Западных Балкан. Но я боюсь, что в ближайшие годы Украина будет продолжать отношения на условиях Соглашения об ассоциации, поскольку не будет достаточной поддержки её членству в более крупных политических партиях и странах-участницах ЕС. Украинское общество должно осознавать, что в преддверии членства в ЕС должна быть воплощена полная реализация принципа ЕС — acquis communitaire, который включает выполнение Копенгагенских критериев о реальном функционировании демократической и правовой системы в стране. Это также является предварительным условием с точки зрения левой перспективы. Поэтому вопрос членства в ЕС должен сначала стать предметом широкой дискуссии в Украине как на уровне государственных структур, так и всего гражданского общества.

 

Acquis communautaire (фр.) — «достояние сообщества». Совокупность различных принципов, правил и норм, накопленных в рамках Европейского Союза и подлежащих обязательному сохранению в процессе его деятельности и дальнейшего развития. В список этих норм входят как защита свободы перемещения, так и принципы свободной торговли, перемещения капитала, социальная и трудовая политика и так далее.

 

Большинство Европарламента поддержало правое украинское правительство в политике в отношении конфликта на Донбассе и аннексии Крыма. И все же, несмотря на некоторые попытки, это большинство остается некритичным в отношении стремительных неолиберальных реформ, нарушений прав человека, преследований политической оппозиции, инициатив националистического законодательства, радикальных националистов? Почему?

Это очень правильный вопрос. Например, GUE/NGL часто пытается указать на негативные социальные последствия экономических рецептов, предписанных МВФ и Европейским Союзом[1]. К сожалению, лица, принимающие решения, остаются равнодушными. В частности, члены Европарламента от двух крупнейших польских партий хотели заставить Украину поспешить с экономическими реформами, которые укрепили бы связи страны с ее западными соседями, а также с США. Кое-кто мог бы назвать это принуждением к рабству. Хотя я должен признать, что в последние месяцы у меня сложилось впечатление, что некоторые из самых влиятельных членов Европарламента в консервативном лагере теряли терпение в связи с неспешностью уходящего украинского правительства.

Нам удалось обязать Еврокомиссию представить письменные отчеты о социальных последствиях политических мер, связанных с обязательствами по макрофинансовой помощи от ЕС, а также в направлении борьбы с коррупцией и укрепления правопорядка в реформах правовой системы. Еще предстоит контролировать новый избранный Европейский парламент, в связи с появлением националистически ориентированных популистских партий. Мы не должны недооценивать этот аспект в рамках будущих отношений ЕС-Украина. Но я надеюсь, что первый такой доклад, связанный с отчетностью об исполнении обязательств по макрофинансовой помощи, предоставит нам возможность более объёмно рассмотреть необходимые изменения в структуре экономических отношений с Украиной.

 

Гельмут Шольц

 

Любопытно, что по некоторым вопросам радикальные левые в Европарламенте принимают те же решения, что и крайне правые, например, в резолюции по Сенцову. Каковы были разные мотивы двух лагерей? Были ли другие подобные случаи «согласия» с правым крылом?

Наша группа подготовила собственный текст резолюции по делу Сенцова. Там вы найдете подробное и убедительное выражение нашей обеспокоенности в отношении прав человека, беспристрастности и независимости судей. Две группы проголосовали «против» по разным причинам. Любой голос и причины той или иной позиции должны быть прозрачными и понятными для общественности. Нет необходимости повторять, что упрощенная риторика и обвинения, выходящие за рамки конкретного случая, в тексте основной резолюции неприемлемы.

Чего вы ожидаете от недавно избранного президента Украины Владимира Зеленского? Как вы считаете, сможет ли он завоевать больше симпатии европейских прогрессивных партий и движений, чем Петр Порошенко?   

Как я уже упоминал ранее, новоизбранный президент Зеленский в ходе своей предвыборной кампании обратился к очень актуальным вопросам. Призыв к миру, прекращение войны и преобразование украинского общества для достойной жизни каждого. Мы согласны с тем, что народу нужен мир, а не конфронтация. Мы согласны, что украинцам необходима социальная защита и экономические перспективы. Честно говоря, у нас вызывает улыбку тот факт, что все эти влиятельные люди за пределами Украины ставили на другого кандидата. Но теперь пришло время действовать, а слова и обещания должны стать фактами и реальностью.

Кроме того, я хотел бы подчеркнуть, что президент Зеленский, который, очевидно, не является представителем прогрессивных левых, теперь воплощает большие надежды, которые разделяют прогрессивные силы как внутри, так и за пределами Украины. Но он должен выбрать, какой путь будет наиболее разумным и эффективным, чтобы выполнить свои обещания, конечно, даже зная о своем богатом друге (Коломойском. — прим. ред.). И зная об огромных проблемах, стоящих перед ним, а также перед всеми другими политическими партиями и структурами гражданского общества, в том числе профсоюзами, необходимо использовать эту возможность, которую дали результаты прошедших выборов, чтобы преобразовать украинское общество.

Мы желаем народу Украины положительного изменения политических приоритетов правительства. Вам стоит попытаться.

Перевела Светлана Валькович

Читайте еще:

(Не)ліва Європа: яким буде Європарламент 2019 (Катерина Данілова)

 


Примечания

  1. Под попытками критической оценки украинских реформ подразумевается Резолюция Европарламента 017/2283 (INI) об исполнении Соглашения про ассоциацию с ЕС. Аналитику для резолюции Европарламента готовил также и наш коллектив. Смотрите публикацию «Что не так с украинскими реформами». — прим. ред.

Залишити коментар