Иллюзия диалога со студентами при политике жестокой экономии

  • 14 вересня 2016
  • 1806
Иллюзия диалога со студентами при политике жестокой экономии

Недавно состоялось несколько дискуссий вокруг одной темы: урезание социальных расходов с целью ликвидации бюджетного дефицита в следующем году.

Обсуждение этой темы инициировано Министерством финансов, поскольку в условиях политики жесткой экономии неолиберальное правительство не рассматривает других путей наполнения бюджета, кроме как экономии на социальной сфере. Сначала представители Минфина вместе с «экспертами по урезаниям» провели «дискуссию» с заранее известным результатом, следствием чего стало метание торта в замминистра финансов, затем Минфин инициировал встречу со «студенческими лидерами». К слову, «студенческие лидеры» от УАСС – это карманная провластная организация, которая существует с целью разрешения конфликтных ситуаций, возникающих вокруг особо чувствительных общественных тем. Еще во времена Януковича они получили свой торт от недовольных студентов в Хмельницком, когда УАСС пытались убедить студенчество не протестовать против введения платных услуг в университетах и против законопроекта «о высшем образовании», который еще тогда должен был запустить экономию в этой сфере.

Через несколько дней после пресс-конференции с тортом, а затем «диалога» в здании Министерства финансов, студенческие инициативы провели альтернативную встречу. Открытое обсуждение вопроса стипендии в студенческих кругах инициировала Социал-демократическая платформа. Мероприятие было нацелено на выявление плюсов и минусов в реформе образования и на обсуждение актуальных проблем студенчества.

Собралось около 20 молодых людей, заинтересованных в активном общественном обсуждении так называемых реформ, предлагаемых Министерством финансов Украины. В отличии от министерских «дискуссий», здесь каждый имел слово, были высказаны различные мнения о праве студенчества на стипендию. Данная встреча не имела своей целью разработать конкретный план действий, а скорее создала пространство консолидации различных студенческих мнений по вопросу стипендий и качества отечественного образования в целом.

На мероприятии присутствовал президент некой «Украинской ассоциации студенческого самоуправления» Никита Андреев, тот самый, который подарил Марченко шоколадку (по его словам, именно благодаря этому жесту утихло бурление вокруг ситуации с брошенным тортом) и которого впоследствии не просто пригласили на личную встречу с министром, но даже позволили поучаствовать в создании черновика документа, в котором говориться о том, как именно нужно «реформировать стипендии». Никита очень яро осуждал «тортометание» (даже высказал предположение о том, что торт был организован «грамотными SMM-щиками Минфина»), а также выступал в поддержку коммерциализации образования, но с учетом некоторых поправок к предложенному Минфином варианту. К сожалению, Никита ушел раньше, не дождался «каминг-аута» человека, который бросал торт (он также присутствовал на мероприятии).

По сути, Никита Андреев – свидетельство того, как Минфин соответствует собственным заявлениям о существовании диалога со студентами. К диалогу была приглашена лишь одна студенческая организация (УАСС), которая, к слову, подписала договор о сотрудничестве с Министерством образования в 2003 году и не единожды участвовала в принятии правок к законам в сфере образования. Откуда организация финансируется – неизвестно, однако недавно был опубликован видеоролик, в котором президент УАСС заявляет, что в ходе инициированной им финансовой проверки деятельности с 2013 по 2016 было выявлено множество нарушений, а также установлено, что кто-то из членов организации разворовывает имущество и средства; президент УАСС даже высказал догадку о том, что «дерибанщик» собирается с деньгами и имуществом бежать в Россию. По словам Андреева, руководству УАСС поступают угрозы, требования и просьбы прекратить расследование за вознаграждение. Оснований обвинять в чем-то всю организацию или Никиту лично пока недостаточно. Однако выглядит подозрительным такой показательный жест со стороны Минфина – вдруг «подобреть» и пригласить к сотрудничеству крупную студенческую организацию, уже прославленную участием в денежном скандале.

Сейчас студенчество не должно вести полемики на тему того, какой язык более приемлем для общения с Минфином – «торт или шоколадка». Необходимо максимально сплоченно и четко определиться с тем, что поможет повысить качество и доступность образования, а что наоборот – вредит этому.

«Урезание», то есть лишение стипендий большинства студентов, хоть и с обещаниями ее повышения для 10%, сократит доступ граждан к образованию. Такой подход к реформированию должен быть пресечен, а право студентов на стипендии защищено. Было озвучено конструктивное предложение по привязке стипендии к прожиточному минимуму, а не к конкретной денежной сумме. Ведь повышение прожиточного минимума в 2017 году и вероятная инфляция сведут на нет пусть даже повышенную стипендию. С этим согласились все участники небольшой дискуссии.

12 сентября состоялась другая дискуссия, название которой спародировало слоган метателей торта, – «Деньги на стипендию или на войну?». Её организовала Киевская школа экономики совместно с VoxUkraine. На мероприятии реформаторы вместе с жюри – заядлыми сторонниками экономической дерегуляции – пытались определить, какими должны быть приоритеты государственных затрат в Украине.

Дискуссия проходила в формате «продайте мне синюю ручку», и в процессе, по замыслу модератора, реформаторы должны были определить, что важнее – соцвыплаты, образование, медицина или обороноспособность Украины. Не всех участников конкурентных дебатов устраивал формат: советник Министра образования Владимир Бахрушин сказал, что не считает нормальным постановку вопроса о том, «что важнее», высказав мнение, что в условиях ограниченности средств финансирование упомянутых сфер рациональнее проводить взаимодополняемым образом, так, чтобы финансирование образования приносило пользу и здравоохранению. Ольгу Стефанишину модератор перебивал, когда ему казалось, что её точка зрения не совпадает с его мнением о необходимости государственной дерегуляции.

 Тем не менее, принимая правила игры модератора, сторонники реформ в образовании и здравоохранении высказались о том, что что их направления являются наиболее «инвестиционно привлекательными».

По словам Инны Совсун, «1$ вложенный в студента дает $13-15 стране», а болезнь дешевле предотвратить, чем лечить, а потому, как считает Павло Ковтонюк, у медицины этот показатель затрат к результату равняется 1:11.

Присутствовавший в зале представитель молоджежной организации Студреспублика Артём Николенко заявил, что в дискуссии зашкаливал уровень фарса. «Эксперты (все, как один – провластные), говорившие о том, что мы не должны разрабатывать долгосрочных стратегий развития, вызвали сомнения в их компетентности, а советник министра обороны, который говорит, что не имеет смысла строить длительные планы, ведь мы все равно не знаем, как ситуация повернется завтра, – вообще не имеет права занимать свой пост. В то время, когда стране необходима смелая модернизация и всеобъемлющая долгосрочная стратегия развития, отказ от её разработки означает дальнейшее уничтожение страны.

Конечно, смотреть на эту игрушечную дискуссию было весело, но когда порежут 65% стипендий и искалечат высшее образование в Украине, то будет совсем не до смеха».

Причина того, что жесткая экономия на студентах не принесет ожидаемого результата, заключается в изначально неправильной постановке вопроса Министерством финансов. В их понимании стипендия — это стимул учиться, а изъян стипендий заключается именно в том, что ее получает много людей, но суммы слишком незначительны – потому студенты «недостаточно стимулированы» учиться хорошо. Что же, тогда сразу становится понятно, почему в стране возник кризис образования, ведь, следуя логике министерства финансов, для студента большей мотивацией является зарплата дворника, получение знаний и навыков в университете. Ведь чем больше денег – тем больше желания учиться, так выходит? Значит ли это, что в Украине работники технического персонала более мотивированы, чем студенты? Значит ли это, что в Украине мусор убирается с большим энтузиазмом, чем приобретаются новые знания? – именно эти вопросы стоит задать Минфину.

В действительности финансового вознаграждения недостаточно, чтобы мотивировать человека лучше учиться. Настоящим стимулом должно быть желание саморазвиваться и помогать этим обществу. Стипендия – это то, что позволяет студенту не отвлекаться на вещи вроде работы, а даёт возможность полностью посвятить себя обучению. Только так возможно на выходе получить фаната своего дела, профессионала, который действительно любит и умеет работать соответственно специальности. А не неуча, который зубрил/сдавал на протяжении нескольких лет, не видя перед собой никаких целей, кроме как получение стипендии.

Минфин постоянно приводит нам пример США как страны, достигшей успехов в образовательной сфере, не имея бесплатного образования вообще, – но они никогда не упоминают Германию или Китай, страны с бесплатным образованием, достигшие небывалых экономических успехов. Однако стоит отметить, что не имеет смысла полностью копировать наиболее успешную в мире систему организации образования, необходимо учитывать специфику Украины. То, что сработало в Штатах, едва ли с тем же успехом сработает и у нас.

Для большинства студентов стипендия — это жизненная необходимость, и она должна покрывать оплату общежития, транспорта, покупку полноценного питания, оплату интернета (и прочих видов коммуникации), приобретение литературы – это как минимум. Таким образом, выплата стипендии – реализация Конституции Украины, которая предусматривает право на свободное развитие.

Стипендия – это право учащихся, а государство, в свою очередь, обязано обеспечить это право.

Не имеет смысла придумывать студентам мифический стимул, полагая, что для кого-то денежного вознаграждения будет достаточно, дабы полюбить ту или иную специальность (а без любви к ней едва ли возможно творить с максимальной отдачей). Гораздо целесообразнее будет обеспечить достойные условия обучения, равный доступ к образованию и свободу творческой деятельности. Для этого стипендии необходимо не урезать, «перераспределять» или «реформировать», а повышать. И повышать для всех.

Всё взаимосвязано, и проблема кроется не в стипендиях, а гораздо глубже. Есть необходимость кардинально пересмотреть вопрос финансирования образования в целом. Невозможно воспитать творческого профессионала, не имея таких же творческих, мотивированных учителей. Преподаватель должен получать достойную оплату своего труда, чтобы передавать знания высокого уровня, с любовью и грамотным подходом к своему делу. Но голодному студенту, утопающему в долгах и работе не по специальности, даже такой учитель не сможет дать то, без чего из него никогда не получится хороший специалист. А без хороших специалистов в Украине не будет ни развития науки, ни технологического развития, ни, стало быть, экономического роста.

 

Залишити коментар

Наші видання

Блоги

Facebook

Наші партнери