Профессиональное и техническое: почему не высшее?

  • 29 жовтня 2015
  • 1627
Профессиональное и техническое: почему не высшее?

Многие ожидали от нового руководства МОН реформ, направленных на улучшение качества образования в Украине, но выбранный вектор образовательной политики лишь затрудняет доступ к образованию беднейших слоев населения, представителей которых вследствие развивающегося кризиса в стране стало еще больше. Проведенные реформы мало коснулись профтехнического образования, оно остается почти неизменным в течение продолжительного времени. Сейчас министерство планирует провести укрупнение училищ, но не ясно, как это изменит качество образования в лучшую сторону, хотя приток большего количества абитуриентов в ПТУ – вполне ожидаемый результат реформ в сфере высшего образования. Предлагаемое интервью с Романом Суворовым, левым активистом, участвовавшим в различных акциях социального протеста, ярко проявляет все стороны и проблемы профессионально-технического образования. Особую ценность представляет также факт, что интервьюируемый определённое время был студентом университета, а сейчас обучается в ПТУ на специальности «машинист тепловоза». Это дает ему возможность сравнивать специфику обучения на разных образовательных уровнях.

 

Стас Сергієнко: Линейка и первый урок в школах в этом году были посвящены нац-патриотичесому воспитанию, соответственно концепции, разработанной МОН. Как это происходило в ПТУ?

Роман Суворов: Чисто формально. Линейка началась как обычно в школах, среди «стандартных» выступающих (депутатов местного разлива, администрации учебного заведения, председателей родительских комитетов и т.д.) были и новые персоны – священник, не могу точно вспомнить, какой конфессии, и участник АТО – выпускник училища. Участник АТО был немногословен, он не выкрикивал в микрофон патриотических фраз, у него не было пафоса, который нам навязывают с телеэкранов, он даже не окончил свою столь короткую речь стандартным «Слава Україні», а сказал: «Я желаю вам лишь одного – в любой ситуации оставаться людьми!». Потом начал выступать священник, я не могу вспомнить, о чем он говорил, скоро поднялся шум, его не хотели слушать, потому что речь была монотонной. В конце он взял кропило и начал освящать учеников, брызгая водой. После благословления началась перекличка по группам, и дальше все по классическому сценарию. Но и со стороны администрации, и со стороны участников эти действия проводились чисто формально, как говорится, «для галочки». В программе есть специфические предметы, такие как «Европейский выбор Украины», «Основы христианской этики» (для тех, кто поступил на базе 9-ти классов). Так как я поступил на базе 11-го класса, подробно не смогу рассказать про «христианскую этику», но на уроках Европейского выбора нам излагают историю ЕС. Этот предмет преподает человек, не специализирующийся на истории в принципе. Вся информация, преподносится сухо, как будто она вычитана из Википедии либо какого-то справочника. Оживление бывает, когда начинается дискуссия, многие вспоминают относительно недавние события на Майдане Независимости в Киеве. Проводятся иногда параллели с Майданом 2004 года, ученики высказывают свое отношение к тем событиям, но в силу возраста они сами не участвовали в них. Предмет является как бы факультативным, но, разумеется, никто ничего не выбирает. Это попытка власти легитимизовать новую политическую линию среди молодежи. Появился предмет, что примечательно, еще «при Януковиче», как только было задекларировано, что Украина идет по пути евроинтеграции. Насколько я знаю, выпускникам прошлых лет этот предмет просто вписывали в аттестат, по факту его не преподавали.

С.С.: Как человек, имеющий опыт обучения и в университете, и в училище, можешь выделить основные отличия в учебном процессе, кроме смыслового наполнения программы?

Р.С.: Начнем, наверное, с того, что многие учителя в ПТУ не имеют педагогического образования, они ведут специализированные предметы («Строение тепловоза», «Материаловедение», «Основы механики» и т.д.). У них большой рабочий стаж – от 10 и более лет на производстве, они действительно имеют полное представление о том, о чем говорят, и приводят реальные примеры возможных сбоев в работе тепло/электровоза, показывают на настоящих (оставшихся как советское наследие) деталях машин их структуру, как это все работает… Большую роль играет специализация учебного заведения: у преподавателей здесь нет особой нужды разбираться в философии Гегеля или составлять свое представление о том, кто такой Хайдеггер, – они разбираются конкретно в своем предмете, и то больше практически, чем теоретически, так как ПТУ производит квалифицированных работников, а не ученых мужей. Хотя я не уверен, что такая же ситуация сложилась во всех училищах, на всех специальностях. Мне кажется, что на менее сложных технологически профессиях (к примеру, повар-кондитер, либо же маляр-штукатур) преподавание спецпредметов поставлено не на столь высоком уровне. Ученики с большим интересом посещают специализированные предметы, так как понимают, что это их будущее. Также следует сказать, что обучение в училище больше похоже на школьное, чем на университетское. Вместо лекций и семинаров – уроки, есть дни, отведенные на производственную практику (как правило, 2 дня в неделю), для тех, кто учится на базе 9-ти классов, есть еще школьные предметы, а также присутствует родительский комитет. Роль классного руководителя исполняет мастер, он(а) определяет учеников на производственную практику и ездит с ними на инструктажи, выдает пропуска на предприятия. Практика даже может быть оплачиваемой, это зависит от договоренности между учебным заведением и предприятием. Как правило, оплачивается труд практикантов физически тяжелых профессий (проходчик в шахте, например). Сам учебный процесс в этом году организовывается спонтанно, и я даже не знаю, в какой день будет следующий урок по тому или иному предмету. Мы можем только представить, насколько тяжело работать преподавателям с таким графиком.

С.С.: В школах сейчас не редкостью являются случаи применения насилия. Как с этим обстоит в ПТУ?

Р.С.: Да, насилие присутствует, и между учениками, и мне известны даже случаи между учениками и преподавателями. В ученических коллективах конфликтов очень много, и с ними сталкиваешься почти ежедневно; в основном коллектив выбирает жертву, так называемого «лоха», которого подвергают моральной травле и физическому насилию. Это похожее на то, как в школьном классе находят самого замкнутого либо же слабого в различных смыслах человека, и издеваются над ним. Конфликты происходят не только на переменах, но и во время уроков. В таких случаях преподаватель вынужден просто усмирять буйных учеников и продолжать занятие в зависимости от последствий данного происшествия. Если пострадает кто-то из участников либо имущество училища – тогда уже привлекаются администрация и правоохранительные органы, в основном же все заканчивается «на местах». Чаще всего конфликты случаются под влиянием наркотического или алкогольного опьянения, что в ПТУ не редкость. На задних дворах в училищах очень часто ученики устанавливают самодельные бонги, в простонародье «водник», а также употребляют алкогольные напитки прямо на перемене, что приводит к неадекватному поведению, которое и является основной причиной конфликтов. Самые масштабные конфликты происходят, когда сталкиваются «авторитеты». Были случаи, когда после подобных побоищ учеников забирала служба скорой помощи и привлекалась милиция. «Разборки» могут продолжиться после занятий, об их последствиях можно узнать из региональных сводок новостей. Из рассказов моих знакомых и друзей мне известно, что случались проявления насилия между учениками и учителями. К примеру, пару лет назад, когда заработная плата выдавалась наличными, группа буйных учеников ограбила преподавателя прямо на территории училища. Рассказывают также о случаях, когда ученики становились членами организованных преступных группировок, они занимались грабежом квартир, «гоп-стопом», наркоторговлей и т.д. Вовлечение в такого рода деятельность происходит еще со школы. Само собой разумеется, что такие ученики не будут подчиняться или даже просто слушать преподавателя.

С.С.: Что ты можешь сказать о социально-экономическом положении твоих одногрупников в университете и ПТУ? Есть ли существенное различие?

Р.С.: Конечно, есть, в университете учатся студенты из более обеспеченных семей. Как «местные», так и «сельские», у некоторых даже имелись старые иномарки, на которых они ездили на занятия, несмотря на значительное подорожание бензина. Что касается выходцев из села, поступивших в университет, то семьи большинства из них содержат большое хозяйство, часто есть старшие братья или сестры, которые уже заканчивают либо же закончили университет. Идут учиться в основном исходя из двух мотивов: во-первых, университет – значит город. Здесь больше развлечений, работы, в конце концов, даже друзей; во-вторых, учеба дает шанс остаться и зарабатывать в городе, а не возвращаться в село. Оценки у студентов из провинции примерные, посещаемость тоже. В ПТУ, в общем, та же история: есть «местные» и «сельские». Только гораздо менее обеспеченные: из рабочего класса, из многодетных семей, дети-сироты, селяне с мелким хозяйством. В основном, в отличие от университета, ученики стараются либо добираться пешком, либо же на троллейбусах которые здесь немногочисленны и ходят редко. На «курилках» можно узнать о том, что большинство учеников, зарабатывают на одежду и «проезды» самостоятельно, физическим трудом. Сельские в основном не снимают квартиру, и в связи с тем, что общежитие находится в аварийном состоянии уже давно, они живут у родственников, часто дальних. Многие живут дома и ездят на электричках.

С.С.: Какие основные причины поступления в ПТУ? Можешь рассказать из собственного опыта, как это объясняют твои одногрупники?

Р.С.: Причин несколько. Основная, разумеется, – это почти 100% трудоустройство. Для селян это реальный выход из положения и хорошая возможность остаться в городе. Более того, это первый шаг по карьерной лестнице, с полученным в училище образованием можно занимать и руководящие должности. Я сам знаю несколько таких примеров. Для местных это вариант постоянной работы, также есть полный социальный пакет, отпуск, можно оформить больничный и т.д. Эта картина очень отличается от того, что видит «заробитчанин», который ездит в Москву либо же сезонно работает в своем городе. Есть и «рабочие династии». С самого детства ознакомившись с профессией по рассказам родителей, дети идут либо в ПТУ, либо в техникумы на рабочие специальности.

С.С.: Какие планы на будущее доминируют среди твоих одногрупников? Чем они собираются заниматься в дальнейшем?

Р.С.: Подавляющее большинство планируют пойти работать по специальности, они ведь за этим и пришли. Многие хотят обучаться заочно, при этом работая, опять-таки, по специальности. Некоторые пойдут дальше – в ВУЗ на дневное отделение, но есть и такие, которые просто «завалили» ЗНО и решили «пересидеть» год, а потом вернуться к осуществлению своих планов. Это я говорю о своих одногрупниках. А что касается других специальностей – там планы могут кардинально отличаться. От «работать по специальности» до «открыть собственный бизнес». Но это ведь люди, которые только-только пришли после школы, поэтому и планировали свое будущее они в классе 10-м или 11-м. Прошло только полтора месяца, и их планы банально не успели поменяться, а планы некоторых еще не разбились о суровые реалии, о которых, вероятно, они даже не подозревают.

С.С.: Сейчас много говорят о коррупции в сфере образования. Как с этой проблемой в ПТУ?

Р.С.: Пожалуй, отвечу только за свое заведение. В начале года многие говорили, что не будут ходить, а дадут взятку и просто придут на защиту диплома (который тоже собираются писать за деньги). Но взятки не взяли. Я не знаю причин, может, «плохо» преподнесли, а может и действительно принципиальная администрация. Причем подобное я слышал и от людей, которые окончили обучение несколькими годами ранее. От «прошлых поколений», которые учились в 90-х и в начале 2000-х, я знаю, что коррупция была тотальной, от мастера и до директора. Требования в ПТУ и так низкие, частенько бывают недоборы, но если требования будут повышать – недобор, соответственно, будет увеличиваться. А это грозит закрытием, зачем это администрации? Поскольку взятки лишь ухудшат положение дел, мне кажется, именно в этом причина такого отношение к взяткам.

С.С.: МОН сейчас активно реформирует все уровни образования, ты почувствовал какие-то изменения в профтехническом образовании?

Р.С.: Ознакомившись с изменениями, которые хочет продвинуть наш «высокоуважаемый» министр образования, я лишь улыбнулся. Он хочет уменьшить количество училищ, превратив их в «межрегиональные центры образования», т.е., по сути, просто «обрезать» количество. Я не понимаю, зачем это нужно, ибо почти все выпускники успешно трудоустраиваются. Но кроме этого он хочет, чтобы училища финансировались местными бюджетами, работодателями и т.д. В училищах висят стенды, рекламирующие местные предприятия. Копеечку свою со студентов они имеют и так. Устраивая их дублерами вместо учеников (ученику нужно практику оплачивать, в зависимости от специальности, – а дублеру нет). Но подобная перспектива немного пугает, ибо мест сразу будет меньше в разы, стипендию, возможно, уберут вообще, по заветам нашего министерства: «Стипендия – это на раз погулять». Хотелось бы отметить, что большинство тратит на проезд 30 грн. в месяц, а училище предлагает горячие обеды за 100 грн. в месяц. Возможна также жесткая эксплуатация на производственной практике при таких «опекунах» (привет, 19-й век!), т.к. представители работодателей, разумеется, будут закрывать на это глаза. Радует лишь одно – подобные изменения пока что пустой звук. Власть не делает ни шагу для их осуществления.

С.С.: Как в училище организована система самоуправления, существует ли профсоюз?

Р.С.: Самоуправления почти нет. Могут назначить «смотрящим» (я не знаю, как это иначе называется), который ходит и пересчитывает учеников на уроках. Проще говоря, контролирует посещаемость. Ни разу не видел смотрящего-парня. В группе есть староста и заместитель. Функции их, в принципе, те же, что и в школе или университете. Думаю, что есть актив, который проводит мероприятия в актовом зале (только второй месяц учебы заканчивается, их еще не было). На этом, в принципе, и все. Добавлю от себя, что больше и не нужно. ПТУ – это учебное заведение узкой направленности. В основном специальности рабочие, и вся цель в таких заведениях – научить людей эксплуатировать оборудование, вот и все. Касаемо профсоюза – разумеется, он не работает. Такова ситуация по всей стране, насколько я знаю, и в том числе во многих университетах. Профсоюз появляется лишь единожды – когда нужно написать заявление о вступлении в него. Больше он не дает о себе знать. Снимает 1% со стипендии, а возглавляет его, скорее всего, директор (заявление пишется на его имя). Здесь больше нечего добавить.

Розмовляв Стас Сергієнко

Читайте також:

Ще не вища, вже не середня (Ганна Куровська)

Наші видання

Блоги

Facebook

Наші партнери