РОССИЯ 1993, УКРАИНА 2013: ОБЩИЕ ОШИБКИ И ОБЩИЕ ВРАГИ

  • 11 жовтня 2014
  • 2578
РОССИЯ 1993, УКРАИНА 2013: ОБЩИЕ ОШИБКИ И ОБЩИЕ ВРАГИ

Двадцать один год назад, 4 октября 1993 года, выстрелами из танковых орудий по Верховному Совету Российской Федерации  было окончательно установлено “торжество” свободы и демократии в соседнем  с нами государстве.

Это “торжество” свободы и демократии (в либеральной ее трактовке) продолжается в России и по сей день, несмотря на господствующую там  «антилиберальную» риторику.

В Украине с девяностых годов и до сегодня есть много либерально настроенных граждан, до последнего времени свято веривших, что расстрел законной власти в России и гибель сотен людей по приказу Ельцина были необходимой мерой «во благо страны».

В действительности, те, кто аплодировали Ельцину,  накликали на нашу голову  Путина, т.к.  именно тогда родилась постперестроечная традиция любым насилием защищать интересы олигархов

Вспоминая события двадцатилетней давности, надо понимать, что среди нас живут родные погибших, участники тех событий. И им не все равно, как те трагические дни будут воспринимать грядущие поколения. Не менее важной является возможность поговорить в контексте трагедии 1993 года о проблемах сегодняшнего дня, которые очень актуальны для Украины. Среди них такие вопросы:

  • В какой степени успешным может быть стихийное антиолигархическое восстание без четких социальных лозунгов и сценария борьбы?
  • Всегда ли политтехнологи олигархов могут перенаправить недовольство народа с реальных на мифические причины его бедствий?
  • Как относиться к перспективам евроинтеграции?
  • Какова роль референдумов в выборе судьбы страны?
  • Какова общая характеристика  ельцинского режима, проводившего репрессии в 1993 году?
  • Какие есть универсальные  признаки фашизма и насколько реальна настоящая фашистская угроза для Украины?
  • Каково отношение государственной власти к закону и демократии в Украине?
  • Любовь к «общечеловеческим ценностям» и важность классового подхода.

Сравнения и фактическая сторона дела

За суетой повседневной жизни многие люди успели забыть о тех событиях или утратить интерес к их сути. В первую очередь стирается из памяти именно фактическая сторона дела. Некоторые путают октябрь 1993 и август 1991 года. В 1991 году часть москвичей встали на защиту либерального руководства России от инициаторов переворота, стремившихся сохранить старый социально-экономический механизм СССР (ГКЧП). Беспорядки унесли в те дни жизни трех человек.

Через два года уставшие от либеральных реформ россияне захотели с помощью законных и демократических норм отстранить уже самого Ельцина и его команду от власти. Среди них были и те, кто защищал Ельцина в августе 1991 года. Российский президент «отблагодарил» их, бросив ОМОН, спецназ, танки и авиацию на гражданское население и защитников Верховного Совета. Только по официальным (заниженным) данным, это привело к гибели почти 160 человек и ранениям около 600.

Что-то похожее на 1991 год произошло и в Украине в декабре 2013 — феврале 2014. Отличие — в гораздо большем количестве жертв. Общее — в тех же проявлениях народного недовольства: надежды на интеграцию в Европу, сломанные памятники советской эпохи, либеральная (в нашем случае национал-либеральная) риторика.

Как будут вести себя граждане Украины, если в течение последующих нескольких лет они поймут, что их (как и россиян в 1993 году) очередной раз «кинула» собственная олигархическая власть? Как будет вести себя эта «патриотическая власть» в ответ на демократические попытки ее устранения? Вопрос чисто риторический…

Противоречия между президентской вертикалью и Верховным Советом нарастали весь 1993 год. О сути этих противоречий стоит говорить особо. Острая фаза политического кризиса началась 21 сентября 1993 года, после издания президентом Борисом Ельциным указа №1400 о роспуске Съезда народных депутатов и Верховного Совета. Этим была нарушена действовавшая тогда Конституция. Сразу после издания этого указа Ельцин должен был быть автоматически отставлен от должности президента в соответствии со статьёй 121.6 отменённой им Конституции. Собравшийся в тот же день Президиум Верховного Совета, осуществляющий контроль над соблюдением Конституции, констатировал этот юридический факт. Конституционный Суд девятью голосами из тринадцати признал действия Ельцина неконституционными. Съезд народных депутатов подтвердил данное решение и оценил действия президента как государственный переворот.

Примерно половина региональных властей поддержали в той или иной форме это решение, остальные выжидали. Формальным основанием для тактики выжидания стали результаты референдума, которые подводили враждующие стороны к идее «нулевого варианта», когда одновременно отойти от власти должны были и Ельцин, и Верховный Совет. К этому решению призвало руководство большинства общественно-политических сил, руководство основных религиозных конфессий.

Если бы такое компромиссное решение, к которому стали склоняться и большинство защитников Белого дома, было осуществлено, то у Ельцина, Лужкова, Гайдара и их сторонников не было бы шансов сохранить экономическое и политическое господство в стране. После выхода Указа №1400 в Верховном Совете были отключены свет, вода, отопление, прекращен подвоз продуктов. Когда почти все депутаты, часть персонала и штатной охраны отказались покинуть здание, вокруг Белого дома была установлена полная блокада.

Попытки гражданского населения разблокировать Верховный Совет жестко пресекала милиция и затем войска, верные Ельцину и другим инициаторам государственного переворота. Как следует из заключения комиссии Государственной думы, значительную роль в обострении обстановки сыграли действия сотрудников московской милиции по разгону митингов и манифестаций в поддержку Верховного Совета и задержанию их активных участников, особенно в период с 27 сентября по 3 октября 1993 года. В некоторых случаях такие действия приобретали характер массовых избиений манифестантов с применением спецсредств.  После одной из таких провокаций милиции громадная толпа перешла в наступление и смогла прорвать несколько милицейских кордонов. Верховный Совет был деблокирован примерно в 15:00 , 3 октября. К 16:00 защитники конституционной власти захватили здание Мэрии (бывшее здание СЭВ) и прилегающие кварталы. Затем из-за кажущейся легкости победы, неопытности, несогласованности действий трудящихся, а также амбициозности части руководства конституционной власти была предпринята попытка «захвата» телецентра «Останкино».

Либеральные СМИ до сих пор рисуют эту авантюру как «вооруженный штурм» телецентра. Делается это с целью оправдать перед российской и мировой общественностью жестокость дальнейших действий заговорщиков (Ельцина, Грачева, Лужкова и прочих). Даже в официальных видеодокументах тех дней слышны утверждения о том, что сторонники бывшего президента Ельцина готовились к вооруженному подавлению Верховного Совета именно 4 октября, чтобы сорвать любую возможность компромисса, который должен был быть достигнут на переговорах в это же время.

Как же развивались события вечером 3 октября?

От Верховного Совета к телецентру выдвинулась толпа, которая по разным оценкам насчитывала от тысячи до трёх тысяч человек. Из видеоматериалов следует, что более реалистична первая цифра. В толпе было около 15 вооруженных бойцов. Остальные — сугубо гражданские люди, много пенсионеров и детей.

Им противостояли около 500 хорошо вооруженных военнослужащих, в том числе спецназ и крупнокалиберные пулеметы нескольких БТРов. При таком соотношении сил никакого штурма быть не могло. Более того, военным запретили даже пытаться остановить восставших на проезде к «Останкино». Иначе не было бы спектакля под названием «штурм».

Восставшие около двух часов митинговали у стен телецентра, требуя предоставления им эфира для зачтения обращения к стране. Затем с помощью грузовика часть митингующих разбила стеклянную дверь, но войти в здание они не решились. И тут — то ли из-за непродуманных действий и сдавших нервов, то ли из-за продуманной провокации спецслужб — внутри помещения телецентра прозвучал взрыв гранаты. Это стало толчком к массовому расстрелу сторонников конституционной власти, штурму Верховного Совета и тем репрессиям, которые его сопровождали и продолжались после подавления сопротивления.

Либеральный террор и его морально-психологические последствия для российского общества

На короткое время были остановлены все конституционные права и свободы, запрещены все нелояльные и даже нейтральные к Ельцину СМИ и телепередачи (например, «Взгляд»). В течение года до этого либеральные СМИ, деятели культуры, политические лидеры пользовались почти полным перевесом в информационной войне с Парламентом. Происходила промывка мозгов населения, демонизация защитников конституционной власти. Сторонников Верховного Совета и сохранения социально-экономических гарантий для бедных называли «коммуно-фашистами», «красно-коричневыми». Однако небольшая часть официальных СМИ пытались донести до людей другую точку зрения. После 4 октября 1993 года на несколько недель не только была установлена полная монополия в СМИ на «правильную» точку зрения, но и начались организованные призывы в печати к расправе над сторонниками конституционной власти. Письма известных всем деятелей культуры и науки, опубликованные в центральных и крупных региональных газетах, по бессмысленной, кликушеской агрессивности напоминали соответствующие «произведения» 1937 года. Примечательно, что в этом жанре «литературного доноса» преуспели именно те, кто многие годы до этого, еще с «оттепели» шестидесятых, обличали «сталинский тоталитаризм». Самым «умеренным» из таких заявлений было опубликованное в «Известиях». Трагические события 3-4 октября и последовавшие за ними массовые репрессии породили большое количество легенд и противоречивых слухов, рассказы о группах военных, расстрелянных при попытках выступить в поддержку Верховного Совета, о таинственной третьей силе — наемниках, спровоцировавших бойню по заказу «мировой закулисы». Не буду топить читателей в море версий, спекуляций, технических деталей хода боевых действий, лучше отошлю к документальному фильму «Черные тени у Белого дома». Многое кажется мне в этом фильме спорным. Но даже его авторы вынуждены признать очевидную вещь: не стоит «играть в восстания» без серьезной технической, кадровой, идеологической подготовки. Каким бы глубоким не было чувство возмущения беспределом власти, надо помнить, что с таким подходом власть или жестоко подавит выступление (как это произошло в Москве в 1993 году), или украдет победу и обратит ее против победившего народа. Автор данной статьи считает, что именно последнее и произошло в Украине в 2014 году.

Или украдет победу и оборотит ее против победившего народа. Автор данной статьи считает, что именно так и произошло в Украине в 2014 г.

Практически и психологически неподготовленные люди, без продуманного плана действий, с разными лозунгами и тактическими целями многократно увеличили вероятность неконтролируемого развития событий. И вместо загадочных наймитов мистических сил появляются персонажи, которые желают или «погеройствовать», или отомстить, потрясенные гибелью товарища, крушением своих идеалов — или же вполне банальные провокаторы обычных государственных силовых ведомств. Скорее всего, действовали сразу все эти факторы. Со своей стороны автор этого текста может предложить вниманию читателей наиболее полную подборку фрагментов видеоматериалов, собранных из разных источников. При оценке событий 1993 года невозможно быть беспристрастным. Надо честно признать, что всеми людьми движет сочувствие тому или иному социальному слою. Но при этом необходимо быть открытым для восприятия любых источников информации. Такого принципа и придерживались создатели этой видеоподборки. По ряду косвенных показателей и прямых свидетельств лично мне знакомых участников тех событий можно утверждать, что за период вооруженного противостояния количество погибших, включая случайных жертв, не превысило 400-500 человек. Причем значительная их часть, если судить по характеру ранений и времени регистрации тел, погибли после 3-4 октября, то есть в результате внесудебных преследований. Власти по понятным причинам преуменьшают (140-160), а оппозиция преувеличивает (1000-2000) количество погибших, чтобы еще больше драматизировать картину. Но эти цифры не меняют сути дела. В конце ХХ века в цивилизованном европейском городе государственная власть, которая представляла себя как защитница европейской демократии, «правового государства», общечеловеческих ценностей, убила, ранила, содержала под арестом сотни граждан. Причем, сделала это при благожелательном нейтралитете всех “демократических” стран. А причиной этих репрессий стало требование соблюдения конституционных, демократических норм, гарантированных этой властью. Именно эта дикая, циничная, противоречивая ситуация во многом наложила глубокую психологическую травму на большую часть российского социума.

Мы в Украине часто задаем себе вопрос: почему значительная часть граждан России так легко покупаются на антиукраинскую риторику официальных российских СМИ?

Есть основания предполагать, что потрясение 1993 года было более острым, чем даже факт распада СССР, когда еще сохранялись надежды на перспективы демократического развития страны. Именно события октября 1993 год были одной из причин, которые породили породил феномен глубокого недоверия к буржуазно-демократическим институтам и партиям, к самой политической деятельности и процедуре выборов. Действительно, зачем нужно было рядовому россиянину поддерживать Гайдара, Явлинского или сегодняшних либералов, если те в неудобный для них момент готовы брать на вооружение методы Берии. «Лучше» уж голосовать за привычного и понятного Путина. Из 1993 года растет и болезненная тяга маргинальной части российского общества к компенсации разрушенных либеральных иллюзий. Этой суррогатной компенсацией является имитация усиления России. Поскольку речь идет об имитации, то ее легче всего реализовывать не через реальное усиление экономики, развития принципов социальной справедливости и демократические институты, а через имперские амбиции. А такие амбиции активнее всего проявляются в отношении Украины: вернуть «исконные территории», отобранные у России неблагодарным соседом, оказать братскую помощь славянскому народу востока Украины, остановить украинский «фашизм». Последний лозунг выглядит особенно циничным, причем цинизм тут проявляется со всех сторон. В том числе и со стороны либеральной общественности России, которая этого же Путина критикует за военную помощь украинским сепаратистам, а в 1993 году аплодировала массовым репрессиям, которые инициировал «демократ» Ельцин. По определению фашизма, используемому еще с советских времен, именно ельцинский переворот 1993 года по всем критериям можно назвать «фашистской диктатурой». Как известно, путинский режим органично вырос из ельцинского и был одобрен как мировым, так и российским «демократическим» сообществом. Октябрь 1993 года стал жестоким уроком для всех, кто пытается ставить геополитические, абстрактно-либеральные интересы выше социальных. Давайте не будем повторять тех ошибок…

Наші видання

Блоги

Facebook

Наші партнери

Допомогти