Старикам тут не место

  • 11 червня 2018
  • 4454
Старикам тут не место

Никита Пидгора

Люди пенсионного возраста в Украине часто оказываются лишними на «празднике жизни». Да, политические партии рассматривают их в качестве электората, равно как сетевые магазины-дискаунтеры и аптеки приспосабливают свои цены под пенсионерский кошелёк. Но в остальном люди старшего возраста остаются самой бедной возрастной группой украинцев.
Режим постоянной экономии на самом необходимом устанавливает социальную планку для таких людей. Впрочем, само общество всеми силами указывает пожилым на их «отсталость», а политические активисты, от неолибералов до неонацистов, любят посетовать то на «совковый менталитет», то на «несовременность» наших старших сограждан.

Индустрия развлечения и культурная инфраструктура ориентированы на молодых людей и украинцев среднего возраста. Более того, новая городская культура будто отгораживается от пожилых, культивируя условную молодость как пропуск в мир современности. Граница между «современным» и «отсталым» проходит как в быту, так и в политике. Если пожилые люди больше смотрят телевизор, то молодежь использует электронные медиа и соцсети. Делает ли это из пенсионеров людей второго сорта?

У людей постарше попросту не было времени освоить новые технологии, а сама их доступность для бедных — под большим вопросом. Поколение их внуков выросло в относительно благополучные, по сравнению с девяностыми, годы. Но линия культурного разделения поколений куда глубже. «Старики» сформировались в советское время. Школа, высшее образование, работа — всё это было в другой стране, в обществе, ценности которого были отличны от сегодняшнего, хотя бы декларативно. Как ни крути, но мир многих советских людей перевернулся с падением Союза. Последовавший за гибелью страны шок от реформ и массовое обнищание никак не компенсировались прелестями свободного рынка. Мировоззрение старшего поколения, основанное на коллективистских ценностях и особом советском порядке, неизбежно столкнулось с реальностью затяжного политико-экономического кризиса.

Вместе с тем, тоску по «твёрдой руке», которую демонстрируют многие люди старшего возраста, легко транскрибировать как консервативное желание порядка, такое естественное и понятное в кризисное время. Другой аспект — смена идеологии, а именно – её поправение. Не стоит думать, что масса советских людей не понимала, во что ввергли постсоветские государства новые элиты, которые, чаще всего, были плоть от плоти советского государственного и партийного аппарата.

Такой непонятный «старикам» мир и в самом деле далёк и от справедливости, и от равенства. Но заложенные ещё со школы лозунги-ориентиры не могут безболезненно уживаться с триумфом потребительства и конформизма с одной стороны и героизацией проходимцев — с другой.

Более того, война на востоке Украины и вообще все конфликты на территории бывшего СССР иллюстрируют распад мира, который был привычен поколению старших. «Русские и украинцы никогда не будут воевать друг с другом, это невозможно», — говорил дед автора этих строк, ветеран Великой Отечественной войны. Проживи он буквально год, а не умри в 2013 году, то новая реальность предстала бы перед ним во всём своем безобразии.

Таким образом, старшее поколение украинцев лишилось как привычного способа осмысливать действительность, так и отсутствует в реальности сегодняшнего дня. Жизни бабушек и дедушек, их участие в тех или иных событиях советской истории, молодое поколение интерпретирует по своему усмотрению исключительно исходя из политической конъюнктуры политического момента. Будто бы из ниоткуда появились многочисленные потомки воинов УПА — и это новое противостояние, уже между внуками и правнуками.

Наравне с бедностью и изоляцией от современной культуры разное прошлое украинцев старшего возраста неизбежно приводит их в электоральное поле популистских политических партий. С другой стороны, практически все политические силы в Украине в предвыборное время обещают пенсионерам лучшую жизнь. Люди старшего возраста — самые дисциплинированные избиратели. Идея о лишении избирательного права украинцев, получающих пенсию, при всей абсурдности прекрасный пример конфронтации поколений внутри страны.

«Пока не вымрет поколение, которое помнит “Совок”, до тех пор мы не будем жить нормально»! Вы не раз слышали или читали подобное. Ещё раз: речь идёт о том, что условные «молодые» ждут смерти большинства украинских граждан, так как это большинство мешает строить новую Страну. Каким именно будет это новое Государство, страшно представить. Но почему-то угроза для реформ и перемен к лучшему исходит, по мнению некоторых, от поколения, руками которых построено практически всё, что окружает нас. Это не только железные и шоссейные дороги, метрополитены и жилые кварталы. Это и промышленные предприятия, которые теперь приносят прибыль новым хозяевам.

Если и есть коллективный позор, каким могут быть покрыты несколько поколений, то вот он — в отношении каждого из нас к пожилым людям, в согласии с наплевательским отношением государства к ним и в согласии с той эксплуатацией «стариков» нечистоплотными политиками.
 

Залишити коментар

Наступний номер

Наші видання

Блоги

Facebook

Наші партнери