ЦЕНТРАЛЬНАЯ РАДА В ВИДЕ ФАРСА

  • 11 червня 2014
  • 1773
ЦЕНТРАЛЬНАЯ РАДА В ВИДЕ ФАРСА

Те, кто боится революции, получают войну. И мы ее получили. На востоке Украины разворачиваются военные действия, человеческие тела свалены в бесформенные кучи. Всякий чувствующий человек испытывает внутреннюю потребность выступить против этого кошмара, найти ту одну правильную позицию, которая примирит его с действительностью. И не находит, потому что ситуация тупиковая. А еще пару месяцев назад, имея ресурс, можно было выбирать, влиять, не допустить. Тупиковость ситуации нужно осознавать и делать выводы — делать зарубки, прибивать на косяках дверей, повязать над своим сердцем и глазами.

Отсутствие нормальной и взвешенной левой антивоенной позиции рождает к жизни монстров Франкенштейна, вроде этого. Громкое слово «Резолюция», выделенное жирным шрифтом предваряет амбициозный заголовок «Остановить войну в Украине».

Совершенно непонятно, к кому конкретно обращается этот документ. Вероятнее всего, он действительно сшит из разных кусков (с удалением всего конкретного и неудобного) и являет собой некий внутренний диалог сферического «левого» в вакууме, который за все хорошее и против всего плохого. Однако вот эта формулировка говорит о том, что обращен этот текст не к украинцам:

Мы выражаем свою солидарность всем участникам украинского левого движения, которые борются против войны, национализма и ксенофобии, и считаем необходимым оказывать им всемерную информационную, политическую и материальную поддержку.

Выражать солидарность и оказывать поддержку самому себе как-то странно, так что непонятно, зачем участнику левого движения Украины подписывать, а тем более публиковать такую резолюцию — разве что как иллюстрацию международной солидарности. Фраза содержит шизофренический пассаж: «Всем (!) участникам украинского левого движения, которые (!!) борются против войны, национализма и ксенофобии». Итак, поддерживать и солидаризироваться надо со всеми, но не со всеми, а лишь с теми, кто против войны, национализма и ксенофобии. Особую пикантность, замечу, добавляет то, что среди авторов документа большинство — граждане Украины.

А кто против? Кто за? Тут уж каждый читатель в праве прочитать как ему удобно. Член «Боротьбы» прочитает, что поддерживать надо их, а членов «Левой Оппозиции» или «Автономного союза трудящихся» не надо. Члены иных организаций причислят себя к борцам с ксенофобией, а оппонентов — к сторонникам этих постыдных явлений. Даже члены РНЕ могут себя причислить к борцам с ксенофобией. Однако, цитированный фрагмент содержиться в середине «резолюции», а ее начальные абзацы конкретизируют, кто и что является источником национализма и ксенофобии — Майдан (так и хочется добавить «и Израиль»).

Формулировки этого текста вообще достаточно удобны тем, что, в зависимости от читателя, он может нести совершенно разный посыл. Мы имеем дело с несколькими текстами под шапкой одного.

Один из этих текстов (назовем его №1) перекладывает вину за военный конфликт в Украине целиком и полностью на правительство в Киеве. Это видно из следующих фрагментов, где риторическое «после» приравнивается к «в результате» (иначе зачем вообще было это упоминание событий на Майдане):

Этот военный конфликт, который последовал после победы неолибералов и националистов на киевском «евромайдане», унес сотни жизней и способствовал беспрецедентному росту шовинизма и ксенофобии в украинском и российском обществе.

Правительства и буржуазия других стран этот конфликт только используют 1 и не имеют к нему никакого отношения. Ну как же, зафиксированные факты наличия актива РНЕ в руководстве и рядах «ополчения», нападения на погранзаставы и прорывы автоколон со стороны РФ — это все выдумки украинской пропаганды. Со стороны РФ прорывались на самом деле члены «Правого сектора», не иначе.

Рост ксенофобии беспрецедентный в Украине, в первую очередь. Авторы тут нарушили алфавитный принцип, которого придерживались при перечислении стран в первом абзаце. Итак, неолибералы и националисты провели Майдан, который привел к войне, война привела к росту ксенофобии в Украине, и вторично — в России. Видимо, по мнению авторов этого опуса националисты и неолибералы бывают только украинские. Врожденная такая характеристика.

Выступления в Крыму и на юго-востоке Украины точно так же предшествовали войне и точно так же являются националистическими. Национализм и шовинизм в России и среди российских националистов Украины точно также является причиной и следствием военных действий, как и шовинизм украинский. Если не больше. Украинский шовинизм пока проявляется в символическом насилии и в избиении единичных активистов, до погромов на почве национальной розни мы еще не дошли и, надеюсь, не дойдем. Россия показывает украинским левым то, с чем нам придется столкнуться в ближайшее десятилетие (при плохом раскладе), но отнюдь не сегодняшнюю реальность.

Отдельно стоит отметить наличие в пассаже формулировки о победе «неолибералов». Это еще одна диверсия на девальвацию термина и навязывание одной интерпретации всему сообществу. Неолиберальными могут быть реформы и по факту этих реформ можно провозглашать победу их симпатиков. Ряд неолиберальных реформ времен Януковича дают такое основание, а вот последний период оснований говорить о «победе» не дает. Разве что, о закреплении уже достигнутых позиций.

Следующий пассаж, в свете предыдущего, ставит знак равенства между правительством в Киеве и буржуазией вообще:

Война позволяет правящему классу Украины консолидировать общество вокруг своего политического режима, отвлекая трудящихся запада и востока страны от борьбы за свои социальные, политические права…

Получается, что буржуазия в Украине воюет с не-буржуазией, буржуазный политический режим конкурирует с не-буржуазным. Текст №1 несет посыл, что ДНР и ЛНР не являются буржуазными проектами, т. е., являются социалистическими (или по крайней мере «прогрессивными»). Всякий, кто ознакамливался с нормативно-правовым и «бытовым» творчеством этих режимов поймет, о какой чудовищной подмене понятий идет речь. Кому выгодна эта подмена?

Стыдливый довесочек «…и сталкивая их между собой в интересах крупной буржуазии» может быть отнесен к тексту №2, который пытается придать «резолюции» левого звучания и сделать его приемлемым для более широкой левой аудитории, которая владеет умением зажмуривать глаза и читать не то, что написано, а то, что хотелось бы прочитать.

Этот текст №2 добавляет марксистскую ретушь на «резолюцию», существенно не меняя ее содержания. Да, при большом желании этот довесочек можно понять как утверждение о том, что за ДНР и ЛНР стоит некая фракция «крупной (?) буржуазии». Однако такое чтение конфликтует со структурами текста №1.

Также обратим внимание еще на слово «отвлекают». В контексте войны это слово выглядит дико и выдает кабинетное филистерское теоретизирование. Трудящиеся не отвлекаются войной, они на этой войне умирают — умирают за чужие интересы, за реализацию классово враждебных (в разной степени, но все же) им политических проектов.

Рабочий класс плетется в хвосте у разных фракций буржуазии. Дядьки в «ополчении», пацаны в «национальной гвардии», рабочие Мариуполя… Да, рабочие Мариуполя организованы в отряды поддержания порядка — организованы директорами предприятий с благословения Ахметова. А левые интеллектуалы лучше? Да мы заняты ровно тем же!

Мы плелись и плетемся в хвосте буржуазии. Эта, с позволения сказать, «резолюция» —  очередной акт такого плетения, и вся ее радикальная риторика с «требуем» и «немедленно» призвана компенсировать этот факт, который ее авторы и подписанты (уверен) смутно осознают. Радикализм на словах прикрывает полную импотентность действия и проституированость теории.

Половина «левых» симпатиков ДНР и ЛНР — это российские националисты, вооруженные марксистской риторикой. Половина «левых» симпатиков Майдана — такие же националисты, только украинские. Марксово учение про идеологию многим называющим себя марксистами и левыми либо незнакомо, либо окончательно инструментализированно исключительно против оппонентов. Чуть ли не в каждой организации есть гуру (авторитет, ребе, интелектуал и т.д.) или несколько, которые толкуют сакральные тексты с тем, чтоб мобилизировать актив на коллективное политическое действие или оправдать уже существующие практики.

Мы выступаем против давления и репрессий со стороны всех сторон конфликта, против погромов, пыток и похищений, жертвами которых стали украинские левые активисты, антифашисты и украинские граждане, вне зависимости от их политических взглядов. Также (!) мы выступаем против политических преследований в Крыму.

Этот фрагмент особенно загадочен, хотя в целом и близок к моей этической позиции. Вероятно, он был включен и отредактирован в результате обсуждения, чтоб добавить «объективности». Загадка кроется в том, отчего это репрессии в Крыму выделены в отдельную категорию репрессий при помощи слова «также»? Видимо, по мнению авторов документа Крым являет собой какой-то особенный случай как объект репрессий и/или по субъекту оных. Крым вербально отделен от Украины, чем высказывается молчаливая поддержка притязаний Российской Федерации на этот полуостров, высказывается осторожное осуждение российской власти без называния ее по имени. В предыдущей фразе, однако, высказано осуждение всех сторон конфликта, т. е., РФ такой стороной либо не является, либо Крым не является частью Украины. Своеобразную презумпцию невиновности власти РФ на фоне яростной критики «неолибералов и националистов» можно было бы неким образом оправдать для внутреннеукраинского текста, по принципу «своих критикуем прежде всего». Однако текст этот обращен прежде всего к российскому читателю, о чем свидетельствует уже цитированный выше фрагмент:

Мы выражаем свою солидарность всем участникам украинского левого движения, которые борются против войны, национализма и ксенофобии, и считаем необходимым оказывать им всемерную информационную, политическую и материальную поддержку.

Приступим к следующему фрагменту, который вновь шизофренически начинает говорить то ли от имени левых Украины, то ли от имени левых постоветского пространства, которые хотят что-то делать именно в Украине:

Остановить войну — это главная задача всех левых демократических движений, вне зависимости от их разногласий по различным вопросам политической повестки. С этой целью мы считаем необходимым скоординировать усилия всех противников войны в Украине (!), формируя массовое и влиятельное антивоенное движение […] Считаем, что важным условием для формирования антивоенного движения является информационная и организационная консолидация левых групп на постсоветском пространстве.

Т.е. те, кто обещали в первом абзаце поддержать украинских товарищей, теперь собираются координировать усилия «противников войны» в Украине. Может показаться, что речь идет о создании некого эмигрантского центра. А может, просто авторы этого документа переодически меняют идентичности. Однако, чисто теоретически предполагая появление «Украинского антифашистскоговоенного комитета», совершенно не приходится сомневаться, в русле какой политики он будет работать, за какой фракцией буржуазии яростно и громогласно плестись.

Теперь время перейти к требованиям «резолюции». Читая их, поневоле вспоминаешь воззвания и ноты протестов Центральной Рады — та же патетика, воинственность, инфантилизм и полное отсутствие реальной силы. Таков у нас национальный стиль, видимо. Это претензия к риторике, однако смешно и грустно читать такие тверррдые тррребования от представителей политической силы, которые не в состоянии противопоставить не таким уж многочисленным уличным ультраправым ничего, кроме пресс-релизов.

Мы требуем от правительства Украины немедленно свернуть «антитеррористическую операцию», вывести войска с территории Донецкой и Луганской области  и заключить перемирие с ополчением ДНР и ЛНР.

Забавно, что прекращение огня ставится в синонимический ряд с выводом войск. Очевидно, что нужно увести и немногочисленные отряды пограничников? Путь расцветет тысяча цветов, пусть в Донбасс въедет тысяча грузовиков с ребятами, канализирующими свой социальный протест в другой стране на службе у консервативного проекта. Это, конечно же, остановит войну и разрушение жизни мирных жителей, да-да.

Мы требуем от участников конфликта подписать мирное соглашение о полном прекращении боевых действий, освободить всех военнопленных и политзаключенных, и распустить вооруженные отряды.

Это требование частично повторяет, а частично противоречит предыдущему. Однако мне интересно, как понимать роспуск военных отрядов со стороны Киева? Этот пункт предлагает упразднить армию? Как авторы этого опуса представляют себе этот процесс разоружения?

Кроме того, этот пункт ставит в один синонимический ряд политического активиста, заложника из мирного населения, военнопленного и гипотетических вооруженных разбойников. К военнопленным должна быть применима соответствующая конвенция, должны быть наблюдатели за ее исполнением и по факту ее нарушения должны быть требования или санкции. В такой формулировке это требование так же малосодержательно, как и труднореализуемо.

Мы требуем от украинского правительства распустить принудительно мобилизованных военнослужащих, чьи родственники организуют сейчас протесты в разных регионах Украины.

Вот тут все правильно, за исключением того, что тут указана только одна сторона, которая применяет этот инструмент. Создается впечатление, что инсургенты никогда не объявляли мобилизации.

Мы требуем от России, Евросоюза и США полностью прекратить вмешательство в украинский военный конфликт и не оказывать поддержки его участникам.

Очередное доброе намерение и уравнивание неравной степени вмешательства во внутренние дела. Фактически, это игра на более сильную сторону конфликта, ведь без международного вмешательства победу одержит более сильный и беспринципный стратег. Протестовать можно против неких форматов участия, но не против участия вообще. Требовать от мирового сообщества (в том числе и от России) устраниться от конфликта есть требование балканизации Украины. Требование глупое, нереализуемое, но зато «антиимпериалистическое».

Мы требуем прекратить шовинистическую кампанию в украинских и российских СМИ, которые, используя язык ненависти, являются одними из главных поджигателей войны.

Очередное жалкое требование и опять нарушен алфавитный принцип. Мы можем указывать на проблему, призывать ее решать, протестовать. У нас нет ни ресурса, ни политической воли для того, чтоб это требование как-то поддержать. Да, украинские СМИ наполнены шовинизмом. Но его вообще трудно как-то сравнивать с той массой откровенного вранья и дикости, которые текут густыми реками из СМИ в Российской Федерации. Однако я бы не высказывал этой претензии, если бы очередное нарушение алфавитного принципа не скрывало, по моему скромному мнению, некой политической позиции.

Мы требуем принятие новой конституции Украины, перевыборов в органы власти Донецкой, Луганской области, реального права на самоопределение и самоуправление для Донбасса и всех регионов Украины.

Фиговый лист и дуля в кармане. Бла-бла-бла. Ну чем кому поможет новая конституция, еще и без уточнения, какой она будет? С каких это пор левые верят в магическую силу буржуазного конституционного права? Почему перевыборы должны быть проведены только в этих двух регионах? Как их можно провести в условиях военных действий и как они помогут их прекратить? Почему «самоопределение» и «самоуправление» поставлено в пару, как два стула, между которыми большой промежуток? Напомню, что слово «самоопределение» в марксистском словаре означает создание национального государства, управляемого национальной буржуазией. Каким образом создание новых национальных государств на территории Украины способствует миру и интересам социалистического проекта?

Этот текст не является попыткой выработать позитивную программу или цельную позицию относительно войны для левых, он лишь критикует «резолюцию» и потому зависим от этого текста и не касается вопросов типа контингента батальйона «Азов» и прочих, не вошедших также в текст «резолюции». Если, по примеру авторов сего документа, стать на почву реальной политики и искать реальных, при наличествующих условиях, прекратить конфликт, то уж точно не требование «новой конституции» можно считать правильным и отвечающим этой цели.

Правильным требованием было бы остановить огонь под условие сдачи границы (в руки того же ООН, но не российского контингента), прекращение притока добровольцев и оружия, амнистия для рядовых участников военных действий. До этого необходимо было применить высокоточное оружие (отдельная квартира, отдельный автомобиль и т.д.) и разведку для уничтожения руководителей ДНР и ЛНР, вытеснение инсургентов в сельскую местность по гарантированному коридору, чтоб остановить разрушение города и снизить риск для густонаселенных районов. В районах, взятых под контроль, создавать отряды муниципальной милиции по месту жительства или работы, которая на данный момент может быть той силой, что будет отстаивать реальные интересы населения против любой из сторон конфликта. Вооружение рабочих более социалистическое и даже более реальное при данных условиях требование (не говоря уже о действенности такой меры), чем новая конституция, проведение выборов, разоружение вдруг всех и мирное создание национальных государств. Принудительная мобилизация должна быть осуждена в принципе, а не только со стороны правительства.

Как гражданин Украины я имею ряд претензий к Киевской власти и они не исчерпываются классовыми претензиями, ведь ряд действий иначе как подлостью или глупостью назвать нельзя, даже в рамках господствующих социально-экономических отношений, даже в последние несколько месяцев. Чем начинать полномаштабные военные действия при участии пехоты и артиллерии, надо было устранить при помощи спецназа или высокоточных авиаударов руководящий состав ДНР и ЛНР.

Задолго до этого надо было создать Русский Университет с тремя языками преподавания, куда принимать реперессированых в РФ преподавателей и студентов, выходцев из восточных регионов, для которых русский язык, культура и национальная идея важны. Это бы не только предупредило социальное неудовольствие в регионе, но помогло бы создать островок русской критической мысли за границами сферы влияния путинского режима. Я сам являюсь во многом человеком русской культуры и потому испытываю брезгливость и потребность отмежеваться от той ультраправой и националистической швали, которая эту культуру пробует монополизировать.

Как марксист я обязан всячески бороться с тенденциями прикрывать марксизмом всякую контреволюционную чушь, групповые или частные интересы граждан ушастых, национализм украинский или российский или любой другой. В этом аспекте состояние дел в украинском левом движении плачевно.

У авторов критикуемого текста тоже несколько идентичностей (иначе и не может быть, учитывая тот социальный слой, откуда рекрутируются в основном левые активисты), потому он и вышел таким несуразным и многослойным — в конце-концов, совсем не левым. Однако классовая антивоенная позиция безусловно нужна, и авторов «резолюции» можно уважать хотя бы за эту позицию. Искренне надеюсь, что моя критика 2 поможет им лучше и последовательнее сформировать эту позицию.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

НЕ ХОЧУ ПОМИРАТИ ЗА КРАЇНУ (Тарас Саламанюк)

ОСТАНОВИТЬ ВОЙНУ В УКРАИНЕ! (Владимир Ищенко)

Notes:

  1. «Правительства России, Евросоюза и США используют гражданскую войну в Украине в тех же целях — гибнущие на Донбассе люди служат разменной монетой в их конкурентной борьбе».
  2. Местами она мелочна, однако, во-первых, дьявол в деталях и даже оговорки могут обнажить перед нами политически важное, во-вторых, изначально я предполагал этот текст как критику на редакционной рассылке, с целью создать более адекватную и классово выдержаную антивоенную позицию.

Наступний номер

Наші видання

Блоги

Facebook

Наші партнери