В поле зрения: правый поворот Бразилии, двойное гражданство, судьба Минска

  • 05 листопада 2018
  • 633
В поле зрения: правый поворот Бразилии, двойное гражданство, судьба Минска

Анна Куровская

Впервые с 1985 года президентом Бразилии стал правый кандидат Жаир Болсонару

Приход к власти правого крыла в Бразилии – элемент более широкой тенденции как в регионе, так и в глобальном масштабе. «Безусловно, это общая тревожная тенденция. Перед этим мы имели случай с Трампом, с AfD в Германии, Ле Пен во Франции и так далее. Это тренд не общемировой, а общезападный и он переходит в том числе на Латинскую Америку», – комментирует ситуацию политолог Антон Печенкин.

За приходом ко власти Болсонару, с откровенно дискриминационной повесткой, можно видеть изменение самого «лица» неолиберализма и его разворот к дискриминационной политике.

«Новизна ситуации в том, что раньше неолиберализм часто пытался спрятаться за либеральной риторикой прав и свобод. Вопросы различных меньшинств как минимум поднимались. Сейчас мы видим, что такие ограничительные идеи звучат уже не просто касательно экономической сферы – неолиберальная прокладка осталась прежней, но теперь добавилась риторика по поводу политики. Праворадикалы провозглашают дискриминационные вещи уже не только в области неолиберальной экономики, а начинают их продвигать в сфере прав и свобод человека», – отмечает политолог, кандидат политических наук Алексей Якубин. «Надстройка с формально провозглашенными политическими правами  теперь уже для неолиберализма не важна. Неолиберализм уже готов сбросить эту личину и надевать костюм ограничений диктаторского типа даже в политической сфере», – добавил он.

Бразилии не стоит ожидать от этого положительных последствий, считает Печенкин: «Это будет с одной стороны нарастание общественных противоречий и усиление социального расслоения с одновременным увеличением ксенофобии. И возможны преследования, начиная от этнических индейцев или людей с африканским происхождением и заканчивая ЛГБТ и правами женщин».

В экономическом плане Бразилии закономерно стоит ожидать значительной неолиберализации: «Экономическая программа Болсонару составлена из взаимоисключающих параграфов обещаний. Он признается, что ничего не смыслит в экономике – и, подобно Пиночету, доверит ее неолиберальным экономистам. Более того, даже его главный экономический советник, немолодой уже “чикагский мальчик” Паулу Гедеш, работал в пиночетовском Чили. А рецепт у того один – приватизировать буквально все, доведя до пределов антисоциальную политику нынешнего рекордно непопулярного правительства Мишеля Темера, составленного исключительно из белых богатых мужчин. Характерно, с каким воодушевлением на избрание Болсонару отреагировали фондовые рынки и вообще корпоративный сектор», – отмечает политолог-международник Денис Пилаш. При этом, по его словам, проигравшими окажется не только трудящееся большинство населения страны, но и окружающая среда – избранный президент собирается открыть для транснациональных компаний все возможности для неконтролируемой вырубки лесов Амазонии.

 

 

В то же время, по его мнению, от Болсонару и его сторонников можно ожидать довольно «кровавой» политики: «Уже во время кампании его сторонники начали расправляться с оппонентами – прямо после первого тура закололи старого композитора/мастера капоэйры, а  накануне второго тура застрелили молодого сына профсоюзной активистки. Так что убийство этой весной правозащитницы Мариэль Франку из Партии социализма и свободы (местной депутатки, критиковавшей полицейский произвол, застрелили полицейскими же пулями) может стать прологом к еще более кровавой бойне – Болсонару любит повторять, что левых надо расстреливать. Уже пошли слухи, что новая власть объявит социальные движения наподобие Движения безземельных крестьян “террористическими организациями” и даст крупным землевладельцам карт-бланш на использование против них оружия».

К тому же, бояться стоит не только левым оппонентам, но и бывшим союзникам: «примечательно, что сторонники Болсонару в день выборов избили сотрудников канала “Rede Globo”, на протяжении всей недавней истории яро боровшегося против Партии трудящихся; однако для фанатов Болсонару даже эти антилевые журналисты – “коммунисты”».

Последствия такого поворота могут ощутить на себе не только другие страны Латинской Америки (в виде попыток правых повторить успех Болсонару) но и, возможно, страны БРИКС: «Бразилия не сама по себе существует, она является членом БРИКС — объединения, в которое входят также Южная Африка,  Россия, Китай и Индия. В этом плане очень интересно дальнейшее развитие истории вокруг БРИКСа и не будет ли это значить, что Бразилия пойдет по какому-то другому пути, станет ли она пытаться быть более про-Трамповской в том числе в отношении этих проектов?», – заметил Якубин. Впрочем, по мнению Пилаша, для правого консерватора Болсонару может оказаться не столь уж и сложно найти общий язык с идеологически близкими ему лидерами БРИКС — Моди в Индии и Путиным в РФ.

 


Провал левого крыла на выборах связывают с обстоятельствами участия левых политиков в предвыборной гонке. По мнению Якубина: «Одна из главных причин – невозможность участия в выборах ключевой части бразильских левых. С другой стороны, сыграло свою роль медийное доминирование или влияние неолиберально настроенных политиков, которые постарались показать, что важнейшие проблемы Бразилии – это коррупция в Petrobras’е, в государственном секторе; хотя очевидно, что это далеко не основная проблема страны. На фоне социального расслоения и других проблем это вообще абсолютно малозначительные вещи».

Среди комплекса факторов, которые привели к поражению левых, Денис Пилаш выделил «активное маневрирование крупной буржуазии, стремящейся уничтожить все социальные завоевания трудящихся, ресентимент “среднего класса”, но также и дезориентированность  многих из тех, против кого направлен язык ненависти этого кандидата – трудящихся, женщин и небелого населения страны. К этому приложились и сама оторвавшаяся от своей социальной базы и погрязшая в бюрократизме и клиентализме Партия трудящихся, и невероятных масштабов кампании “фейковых новостей” и демонизации левых в медиа».

 

"латиноамериканским левым стоит переосмыслить провалы местных правительств «левее центра», включая вождизм и сомнительные классовые компромиссы"

 

Как считают политологи, это может быть использовано как попытка демонстрации того, что левый проект в Латинской Америке не был эффективен.

По словам Пилаша, латиноамериканским левым стоит переосмыслить провалы местных правительств «левее центра», от бразильского до венесуэльского, включая вождизм и сомнительные классовые компромиссы. «Смогут ли независимые левые, включая Партию социализма и свободы или женское движение, мобилизировавшее миллионы людей на протесты #EleNão против Болсонару, обеспечить низовое демократическое сопротивление реакционному новому режиму – вот главный вопрос», – подчеркнул он.

 

Заявление правительства по поводу разрешения двойного гражданства в Украине

Было ли это попыткой «залатать дыры» в отношениях с Венгрией? «То, что этот вопрос ставят только сейчас, действительно, наверное, попытка выбраться из очередного обострения с Венгрией, начавшегося на ровном месте», – отмечает Пилаш, указывая на искусственность шумихи, поднятой в СМИ вокруг видео из консульства Венгрии в закарпатском Берегово. К тому же, выдача Венгрией гражданства этническим венграм-гражданам других стран и жителям территорий, некогда принадлежавших Венгрии, не уникальна. Подобную ситуацию, по словам эксперта, можно наблюдать в Словакии, Румынии и Воеводине (Сербия). В то же время такие инциденты активно используются националистическими силами Венгрии и других стран.

«Венгерское правительство также использует ситуацию в свою пользу, поскольку значительная часть его идеологии построена на тезисах “венгерских людей обижают”, а “мы защищаем наших братьев и сестер за рубежом”. Это даже в большей степени касалось изначально положения трансильванских венгров в Румынии и венгров в Словакии», – говорит Пилаш.

 

 

В целом, по мнению эксперта, сейчас и украинская, и венгерская сторона по большей части являются заложниками логики националистических сил, даже тех, что не находятся непосредственно у власти (венгерский «Йоббик» и украинские ультраправые за последний год активней всего педалировали тему «украинско-венгерского конфликта»).

В то же время, по мнению Якубина, решение вопроса второго гражданства не может быть одномоментным и должно быть решено посредством референдума: «Это процесс не одного дня. Для того, чтобы вопрос о двойном гражданстве вообще поднимать, нужно менять Конституцию. Параграф действующей Конституции, связанный с введением двух гражданств, расположен в той части, которая касается прав и свобод человека, и, соответственно, нужно будет даже проводить референдум для того, чтобы утвердить такие изменения».

Тем не менее за вопросом о гражданстве стоит проблема отнюдь не венгерских или румынских паспортов, которыми рядовые украинцы пользуются для получения бонусов от гражданства стран-членов Евросоюза, включая возможность легального трудоустройства в них. «Действительная проблема в том, что есть люди с двойными гражданствами таких стран, как Панама и Кипр, а то и множественными, как в случае Коломойского. И если кто-то и представляет угрозу для функционирования общества, то это такие украинские крупные капиталисты, пользующиеся множественным гражданством или офшорными схемами для дальнейшего вывода капиталов из страны. С таким гражданством действительно есть проблемы, но об этом почему-то не так охотно говорят в СМИ», – отметил Пилаш.

 

"Действительная проблема в том, что есть люди с двойными гражданствами таких стран, как Панама и Кипр, а то и множественными, как в случае Коломойского"

 

Также, по словам Якубина, возможная дискуссия о гражданстве – попытка легитимизировать прошлые действия власти: «Мне кажется, что эта дискуссия в какой-то мере ещё и попытка прикрыть нарушения или махинации, связанные с гражданством, на уровне государственных министерских должностей, которые у нас происходили последние несколько лет. В особенности вопиющей была ситуация с Саакашвили, которому сначала предоставили гражданство без понимания того, есть ли у него другие гражданства или виды на жительство, потом оно было приостановлено».

В то же время, если говорить о возможном увеличении миграционных потоков, вопрос гражданства второстепенен по отношению к критической социально-экономической ситуации. «Формальный статус коренным образом не меняет ситуацию, – подчеркивает Пилаш. – Тенденция уже есть и люди массово выезжают в Польшу, Чехию и дальше на запад как сезонные работники, некоторые -– не возвращаясь. Это уже давно происходит из-за нехватки рабочих мест и низкой оплаты труда в самой Украине. И значительного изменения для миграционной ситуации это не принесет. Оно просто позволит легализовать тех, кто уже пользуется этим способом».

 

Александр Лукашенко заявил о готовности участвовать в процессе урегулирования конфликта на Донбассе в связи с нежизнеспособностью формата Минских соглашений. Также на 11 ноября запланированы выборы в «ДНР» и «ЛНР»

На данный момент, по словам экспертов, Минский процесс «поставлен на паузу» и во многом дальнейший вектор и формат переговорного процесса будет зависеть от результатов предстоящих выборов в Украине. Заявления Лукашенко по поводу готовности Беларуси активно включиться в процесс урегулирования конфликта нацелены скорее на попытку изменить положение самой Беларуси, чем предложить стратегию примирения.

«Скорее всего заявление Лукашенко не было рассчитано на то, что Киев его примет. Оно было адресовано для внутреннего белорусского слушателя и для Москвы. С одной стороны, Лукашенко показывает Путину свою полезность, с другой стороны, это часть торга между Лукашенко и Путиным в условиях ухудшения их отношений», – отмечает Печенкин.

В то же время, по мнению политолога Константина Задираки, это попытка придать Лукашенко вес в международных отношениях: «Беларусь еще с 2014 года старается выступить посредником между Украиной и Россией в конфликте и за счет этого набрать очки политического веса на международной арене. Роль Лукашенко в мирном диалоге повышает его значимость как для непосредственных участников конфликта, т.е. Киева и Москвы, так и для Европы. Чем больше в Брюсселе "бацьку" ассоциируют с Донбассом, тем меньше про него вспоминают как про "последнего диктатора Европы"».

 

 

Возможность проведения миротворческой миссии имеет достаточно много нюансов, и в первую очередь необходимо отчетливое понимание стратегии урегулирования этого конфликта. По словам Задираки: «Введение миротворцев – только предварительный этап; чтобы стороны на него согласились, надо прийти к пониманию дальнейшей судьбы территорий, а этого понимания пока что нет совершенно».

Недавно заговорили о возможном смене курса и формата Минских договоренностей с окончанием пребывания Меркель в должности канцлера. Но, по мнению политологов, это ключевым образом не повлияет на продвижение переговорного процесса. Гораздо больше имеет значение то, кто придет ко власти в Украине на предстоящих выборах.

Если же говорить о предстоящих «выборах» в самопровозглашённых республиках – эксперты считают, что они не будут иметь большого веса как в переговорном процессе, так и внутри непризнанных республик, поскольку являются лишь попыткой легитимизировать новопришедших к власти после свержения Плотницкого и убийства Захарченко лидеров.

В то же время определенное значение может иметь кандидатура Дениса Пушилина в Донецке: «Он напрямую не связан с войной. Он участвовал в событиях 2014 года, а потом был представителем в Минске от ДНР. Возможно его будут подавать как человека потенциально более комфортного для Киева. Он не отметился какими-то вещами: не расстреливал, не пытал в подвалах и т.д. То есть комфортная переходная фигура», – считает Печенкин.

 

Читайте также:
«Уряд Лули зміг покращити становище знедолених, але ціною інтеграції їх до ринкових відносин». Інтерв’ю з дослідником Бразилії Маріо Шенком

Мінські угоди: історія, інтереси, перспективи

Принесут ли миротворцы мир на Донбасс

Залишити коментар

Наступний номер

Наші видання

Блоги

Facebook

Наші партнери