Эпидемия бедности: ЕС и Украина в борьбе с коронавирусом

  • 04 мая 2020
  • 3024
Эпидемия бедности: ЕС и Украина в борьбе с коронавирусом

Коллектив «Центра экономической справедливости»

Кризис ясно показывает суть экономического и политического устройства разных стран, в том числе и Украины. Одни государства делают упор на социальную поддержку граждан, другие поддерживают крупный бизнес, третьи не имеют ресурсов и бездействуют. Все эти меры обсуждают в обществе. Но, как часто бывает в Украине, недостает анализа и понимания идеологической основы политики. Кому выгоднее налоговые каникулы? Почему в Европе правительства решили компенсировать потерянную зарплату, а в Украине — нет? 

Эта статья — попытка ответить на такие вопросы. Мы использовали результаты нашего многолетнего экономического анализа вывода прибыли в офшоры, налоговой и тарифной политики в Украине и Европе. 

 

 

Подход украинской власти проще всего описать отрицательными словами вроде невмешательство, нежелание, неспособность. Нежелание бороться против незаконных увольнений, неспособность (и нежелание?) оказать ощутимую финансовую помощь наемным работникам, непонимание важности государственных инвестиций для выхода из кризиса, отказ от приведения налогов на богатых к европейскому уровню. Так по сравнению с Европой выглядят антикризисные «меры» украинской власти. 

В этой статье мы покажем суть подхода украинской элиты, расскажем о политических и идеологических причинах разницы между украинскими и европейскими мерами и предложим альтернативную экономическую политику. 

 

Реакция на кризис в Европе

В Европейском Союзе с первых дней кризиса руководства отдельных стран и структур ЕС стали разрабатывать варианты активного государственного вмешательства в экономику, основанные на значительных бюджетных расходах. Обсуждения ведутся в рамках Еврогруппы под председательством Мариу Сентену, министра финансов Португалии, где с 2015 года у власти социалистическая коалиция. Все варианты борьбы с экономическими последствиями кризиса полагались на государственные банки развития, центральные банки и государственные фонды. 

Меры, которые предпринимают в Европе, можно разбить на два основные направления: бюджетная помощь с зарплатами и увеличение инвестиций

 

 

Мобилизация инвестиций прошла довольно быстро и без участия высшей исполнительной власти, потому что и национальные, и общеевропейские банки развития существуют десятилетиями и уже не первый раз активизируются во время кризиса. В 2008 году, в период спада, банки резко увеличили инвестирование, а когда экономика все еще стагнировала в 2014 году, был введен план Юнкера на 315 миллиардов евро инвестиций. Поэтому неудивительно, что уже 16 апреля этого года министры финансов ЕС решили предоставить госгарантии банку развития ЕС (ЕИБ) на сумму 25 миллиарда евро для проведения антикризисных инвестиций на огромную сумму 200 млрд евро (для сравнения: годовой ВВП Украины составляет 130 млрд евро).

 

"Гибкость в кризисное время возможна благодаря более высоким прогрессивным ставкам налогов и низкому уровню теневой экономики."

 

Бюджетная помощь ЕС очень разнообразна из-за множества бюрократических институций. Политические противоречия между бедными и богатыми странами замедляют процесс согласования, но Совет Европы уже решил использовать бюджет ЕС и Европейский стабилизационный механизм («европейский МВФ»). Заслуживает внимания механизм предоставления льготных кредитов странам на сумму 100 млрд евро для сохранения рабочих мест и гибкой занятости. Эти меры введены параллельно с существенной бюджетной помощью по зарплатам в отдельных странах ЕС. 

Детективный оборот приняла история с государственным финансированием вакцины от коронавируса, которую президент Трамп пытался тайно выкупить у немецкой компании, но та отказалась и взяла кредит у банка ЕС, чтобы продолжить разработки.

 

Мариу Сентену — министр финансов Португалии 

 

Если говорить об отдельных странах, то в Великобритании, Франции, Люксембурге правительства решили выплачивать из бюджета 70—80% зарплаты работникам пострадавших компаний, чтобы предотвратить увольнения. Испанское правительство социалистов запустило программу «Социальный щит» на 200 млрд евро, которая помогает работникам справиться с выплатой ипотеки и сокращением рабочего дня. 

Может сложиться впечатление, что авторы считают ЕС социалистическим образованием, где преобладает все государственное. Конечно, это не так. Природа ЕС гораздо сложнее, но это не тема нашей статьи. Мы подчеркиваем сильные социал-демократические стороны, проявившиеся в кризис. Но в ЕС есть правила защиты рынка и конкуренции, например запрет на «государственную помощь» (state aid). И у них есть много исключений — например, субсидии производителям возобновляемой энергии. Но на время кризиса Еврокомиссия ввела временное послабление этих правил, чтобы оказывать компаниям прямую финансовую помощь.

Возникает вопрос: какими статьями бюджета ЕС пожертвует для покрытия расходов на кризис? Идет последний год семилетнего бюджета ЕС. Средства выделяются из специального фонда природных катастроф (EU solidarity fund), остатков фондов для грантов бедным регионам (cohesion funds) и других «структурных фондов». Такая гибкость в кризисное время возможна благодаря более высоким прогрессивным ставкам налогов и низкому уровню теневой экономики. 

 

 

Итак, какие меры принимают европейские правительства? Они используют бюджетные средства для борьбы против увольнений и банкротств, увеличивают и так немалые государственные инвестиции. А теперь сравним это с украинскими реалиями. 

 

Экономические меры в Украине

Антикризисные меры украинской власти в основном сводятся к налоговым каникулам и скромной помощи из средств бюджета. Не будем останавливаться на неэкономических мерах, не требующих расходов, вроде временного запрета на отключение коммунальных услуг должникам. Отметим главное в налоговых каникулах: отменены единый соцвзнос (ЕСВ) для ФОПов, штрафы, налоговые проверки (но не сами налоги) и налог на пользование землей. 

 

"Зачем же в кризис, который усугубит неравенство в обществе, давать еще большие финансовые льготы и без того богатым и могущественным агрохолдингам?"

 

Наемные работники и работницы продолжают платить и ЕСВ, и подоходный налог, которые автоматически вычитаются из зарплаты. Владельцы же бизнесов могут официально не платить некоторые налоги, а из-за отмены проверок и штрафов у них есть возможность забыть и про остальные. Это явная защита интересов более имущих слоев населения. Непонятна и логика повальных каникул. Если доходы какого-то бизнеса не упали, то зачем отменять налоги и сборы для компании или ФОПа? Тем более в кризис, когда особенно нужны бюджетные средства. 

 

 

Особого внимания заслуживает отмена налога на землю. В нашем исследовании мы показали, что агрохолдинги и так пользуются огромными налоговыми льготами. Власть лояльна к выводу прибыли в офшоры. Более высокий корпоративный налог заменяется земельным. На дивиденды у нас низкий налог. Зачем же в кризис, который усугубит неравенство в обществе, давать еще большие финансовые льготы и без того богатым и могущественным агрохолдингам?

Если говорить о бюджетных мерах, то правительство ввело понятие «частичной занятости». При условии сохранения рабочего места государство будет выплачивать потенциально увольняемому работнику до одной минимальной зарплаты, которая составляет 4723 гривны. Едва ли это можно считать достойной помощью. На программу выделено 5 млрд гривен (185 млн долларов). 

 

Киев. Фото: Валентин Огиренко / Reuters
 

Потерявшие работу из-за карантина и зарегистрированные в службе занятости смогут получить субсидию по упрощенной процедуре. Запретили также отключать электричество за неуплату. Но такие меры не требуют вложений средств государства и не облегчают финансовое течение кризиса.

В кризисное время очень помогло бы снижение цен за коммунальные услуги, необходимость которого мы обосновали в нашем анализе для Европарламента. Этого не произошло из-за конфликта интересов в энергетике между большей частью населения и владельцами компаний.

 

Выводы

Реакция украинской власти на кризис радикально отличается от западноевропейских стран. В ЕС мы видим существенные бюджетные выплаты и быструю мобилизацию госинвестиций. В Украине же — легкое вмешательство из средств искусственно заниженного бюджета и дальнейшее урезание бюджета из-за налоговых каникул. Вместо госинвестиций — просьбы о помощи у олигархов. 

 

Львовская аптека. Фото: Павел Паламарчук

 

Впечатляющие бюджетные вмешательства европейских государств возможны во многом благодаря прогрессивному налогообложению, то есть более высоким налогам для богатых и, как следствие, большим размерам бюджета. Это следствие общей социал-демократической направленности политики в Европе. За прогрессивное налогообложение в Европе выступают все — даже правые партии. 

Соответственно, политика украинской власти, по европейским меркам, — это «рыночный фундаментализм» и защита интересов сверхбогатых. Ставка подоходного налога для богатых в Украине втрое ниже, чем в Европе. У нас они, как и все люди, платят 18%, тогда как в отдельных странах ЕС — больше 50%. Это помимо других налоговых преференций вроде отсутствия корпоративного налога для агрохолдингов и низкого налога на дивиденды. 

 

"Политика украинской власти, по европейским меркам, — это «рыночный фундаментализм» и защита интересов сверхбогатых."

 

Такая налоговая политика — прямое следствие социального состава и идеологии украинской политической элиты. Бывший министр Милованов прямо заявлял, что пополнение бюджета «не самоцель», а важнее успешность бизнесов. И налоговые каникулы для бизнеса (но не для наемных работников), отсутствие прогрессивного налогообложения, налоговые преференции богатейшим агрохолдингам, нежелание прекратить уклонение от налогов через офшоры — все это воплощение господствующей идеологии. 

Но даже низкие налоги крупный украинский бизнес старается не платить, выводя прибыль в офшоры при бездействии государства. Мы провели международные исследования с использованием самых детальных из существующих в мире методов анализа экспорта. Они показали, что при экспорте из Украины выводится до 3 млрд долларов прибыли (на основании анализа железной руды и 40% сельхоз экспорта). Огромные потери бюджета потенциально составляют около 600 млн долларов в год. Но прикрытие офшоров не вписывается в интересы правящих групп. 

 

 

Второе большое направление в борьбе с кризисом в Европе — госинвестиции через банки развития и государственные фонды. В Украине нет банка развития: он не вписывается в мировоззрение и интересы крупных бизнесменов у власти. Вместо этого есть огромная аккумуляция ресурсов у олигархов. А вместо госинвестиций — президент просит помощи у тех, кто реально контролирует экономику. На встрече с президентом были отданы куски земли для «кураторства», прозвучали просьбы о помощи от государства тем, кому государство добровольно передает ресурс, занижая налоги и не прикрывая офшоры. 

 

"Украине нужна прогрессивная экономическая политика, стимулирующая более быстрый и инклюзивный экономический рост."

 

Но может ли украинская политическая элита придерживаться другой идеологии? Судя по ее социальному составу, это просто нереально. Невозможно представить, чтобы владельцы крупных бизнесов, использующие офшоры, они же политики и спонсоры партий, вдруг стали бы пропагандировать повышение налогов для самих себя, начали бы по-настоящему бороться с офшорами, которые приносят им столько дополнительной прибыли. 

Где же выход? Кризис в очередной раз показал, что Украине нужна прогрессивная экономическая политика, стимулирующая более быстрый и инклюзивный экономический рост; политика, способная в интересах большинства населения смягчать и выводить страну из регулярно повторяющихся кризисов. Главными пунктами такой программы должны быть госинвестиции через банк развития и региональные агентства развития, приведение налоговой политики к социал-демократическим европейским стандартам, защита прав наемных работников, реформа энергетики (модернизация+рациональные тарифы), наполнение бюджета и стимулирование экономического роста за счет прекращения вывода прибыли в офшоры. Мы убеждены, что только такая программа дает шанс Украине вырваться из порочного круга нищеты, неравенства и кризисов. 

Главная иллюстрация: Cristóbal Schmal / New York Times

 

Читайте также:

Дослідження: Переміщення прибутку при експорті сільськогосподарських продуктів з України

Політичне випробування пандемією (П’єр Дардо, Крістіан Лаваль)

Залишся з домом. Що робити з орендною платою в часи карантину (Альона Ляшева)

Летучие мыши, медреформа, коронавирус и все-все-все (Александра «Renoire» Алексеева)

Оставить комментарий

Наши выпуски

Блоги

Facebook

Наши партнёры

Помочь