Международная женская лига за мир и свободу

  • 18 марта 2015
  • 3695
Международная женская лига за мир и свободу

Уже более двух лет в Украине продолжается вооруженное противостояние, которое ведет ко все большей милитаризации общества и росту числа жертв конфликта – оно уже исчисляется тысячами. В условиях, когда выступления против очередной мобилизации становятся небезопасными, и все чаще обсуждается предоставление Украине оружия со стороны США, мы решили поговорить с активисткой пацифистской феминистской организации – Международной женской лиги за мир и свободу (МЖЛМС, по-английски WILPF – Women’s International League for Peace and Freedom). 

Сегодня МЖЛМС – старейшая женская миротворческая организация в мире, весной 2015 года она отмечает столетнюю годовщину с момента основания. Хотя основной офис организации расположен в Женеве, ее многочисленные отделения работают на национальном уровне во многих странах мира. На момент интервью в Украине еще не было инициировано создание местного отделения МЖЛМС (учреждено в апреле 2016 года), поэтому мы решили побеседовать с представительницей шведского отделения организации Фридой Валландер. 

 

Расскажи, пожалуйста, об основных целях и направлениях деятельности организации в целом. 

Я думаю, что важнейшие направления деятельности МЖЛМС – это борьба против милитаризма и продвижение внешней политики, соответствующей принципам феминизма; иначе говоря, задача связана с тем, как мы можем говорить о войне и мире не только в плане физического насилия, маскулинности и милитаризма. Также к числу основных направлений относятся антимилитаризм и привлечение внимания к тому, насколько маскулинен нынешний дискурс внешней политики. 

 

 

Почему МЖЛМС называется именно женской организацией? Есть ли среди ее членов мужчины? 

Каждый может стать членом организации, в том числе и мужчины, но все же, на мой взгляд, в организациях этого типа женщины должны иметь больше власти, быть более видимыми и представленными. Мужчины могут быть членами, но прежде всего – это место, где женщины должны определять повестку дня и принимать решения. В названии организации есть слово «женская», потому что в определенной мере это также и борьба за права женщин, особенно если вспомнить о том времени, когда организация была основана, – 100 лет назад, тогда женщины не имели никакой власти над тем, что происходило во время первой мировой войны, и не влияли на принимаемые решения.

 

"Мы не стоим на эссенциалистских позициях, будто женщины или мужчины такие или иные от природы; правильнее будет сказать, что их опыт, в частности — во время войн и конфликтов, социально и культурно существенно отличается."

 

Какова роль мужчин в борьбе за мир – если можно так сформулировать? Есть ли какие-то проекты сотрудничества с мужчинами в сфере борьбы с милитаризмом? 

МЖЛМС работает и с антимилитаристскими, и с женскими движениями, к которым принадлежат и мужчины. В частности, мы принимаем участие в таких кампаниях и сетях, как Международная сеть по оружию взрывного действия (International Network on Explosive Weapons, INEW), Глобальная сеть по ликвидации ядерного оружия Abolition-2000, «16 дней без гендерного насилия», Международная кампания за пресечение изнасилований и гендерного насилия во время конфликтов и многих других. В целом я считаю, что мужчины должны поддерживать антимилитаристские и женские движения, такие, как МЖЛМС, и использовать свое собственное привилегированное положение как мужчин для создания более широкого пространства для выступлений женщин и для обсуждения гендерных вопросов, но в то же время не говорить от имени женщин, а скорее использовать те привилегии, которые они имеют как мужчины, чтобы помогать и оказывать поддержку такой организации, как МЖЛМС. 

 

 

Каковы методы работы организации? Изменились ли они за последние десятилетия? Ведь войны продолжаются, хотя ряд организаций борется за мир. Кроме того, сами методы ведения войны изменились (если речь идет о глобальном контексте, это особенно заметно, например, в использовании дронов США). И изменились, соответственно, методы «ответа» на войну – тоже интересно было бы об этом услышать. С какими организациями МЖЛМС больше всего сотрудничает и почему? Каковы наиболее плодотворные результаты сотрудничества? Как происходит сотрудничество с феминистскими и антивоенными движениями?

МЖЛМС использует разные методы работы на многих уровнях. На локальном уровне, например, в балканских странах, наша организация проводит мероприятия, цель которых – обеспечить женщинам с [пост]конфликтных территорий место, где они могут обмениваться опытом, создавать сети сотрудничества, а также определиться с тем, что такое мир и как его добиться. В Швеции мы много работаем над повышением уровня знаний общественности, проводя лекции, семинары и воркшопы на разные темы, например, об автономном оружии, где роботы решают, в кого или во что стрелять, и где нет вмешательства человека. На глобальном уровне МЖЛМС тесно сотрудничает с многими международными организациями, имея, в частности, специальный консультативный статус в ООН, где мы продвигаем идею о том, что точка зрения женщин должна учитываться во время мирных переговоров.

Когда я думаю о том, изменились ли методы борьбы, меня кое-что огорчает. Ведь когда организация была основана, главная идея состояла в том, чтобы привлечь женщин к переговорам о мире и войне. Конечно, эта довольно базовая идея телесной репрезентации – лишь один из шагов, потому что, в конце концов, не имеет значения, что там есть женщины, если они просто воспроизводят маскулинный дискурс. Но мы все еще далеки даже от осуществления этой очень базовой идеи репрезентации женщин.

Как бы ты прокомментировала распространенную критику в адрес организации, когда ее критикуют за укрепление дихотомии, представляющей женщин как «мирный пол», и значительную виктимизацию женщин во время военных конфликтов? 

Я не согласна с этим, ведь мы не стоим на эссенциалистских позициях, будто женщины или мужчины такие или иные от природы; правильнее будет сказать, что их опыт, в частности – во время войн и конфликтов, социально и культурно существенно отличается. Более того, мы скорее утверждаем не то, что женщины более «мирные», чем мужчины, а то, что они должны иметь возможность говорить и быть услышанными. 

 

 

Что взгляд через гендерную призму помогает увидеть во время войн и конфликтов?

Это тема для обсуждения на несколько часов. Такой взгляд помогает увидеть почти все: кого затрагивает война, кто говорит и кого слушают во время конфликта, кто принимает решения и чьи интересы отстаиваются. Если мы посмотрим через гендерную призму, то увидим, что решения принимают в основном влиятельные мужчины, их интересы учитываются, и ни у кого не болит душа о том, что происходит с остальным населением, особенно с женщинами и детьми, которые относятся к наиболее уязвимым группам во время конфликтов и часто не имеют возможности быть услышанными.

Еще один важный аспект – определение того, что есть война и что есть мир. Тут мы можем говорить о маскулинном дискурсе внешней политики, где каждому нужно быть агрессивным и иметь военную оборону, много оружия и солдат… И именно этот маскулинный дискурс, как мы видим, сейчас продолжает использоваться во всем мире. Тем не менее, с альтернативным дискурсом мы можем отойти от наступательных «армейских» стратегий, говоря о мире не просто как о «не-присутствии» войны – ведь именно так мы говорим о нем сейчас; в центре внимания должны быть не войны – и мир лишь как некоторый промежуток между ними, – а наоборот, мир должен быть в центре, мир должен быть сфокусированным на мире, а не на войне.

 

"МЖЛМС внесла большой вклад в разработку и принятие резолюции 1325 Совета Безопасности ООН о женщинах, мире и безопасности."

 

Весной исполняется 100 лет с основания МЖЛМС. Каковы, по твоему мнению, самые крупные достижения в работе организации за эти сто лет, и какие задачи остаются до сих пор неразрешенными и наиболее актуальны сейчас? 

Организация добилась многого, но не все результаты легко увидеть уже сейчас. Например, МЖЛМС внесла большой вклад в разработку и принятие резолюции 1325 Совета Безопасности ООН о женщинах, мире и безопасности, которая закрепляет право женщин на участие в предотвращении конфликтов и их урегулировании, а также в постконфликтной восстановительной работе. Это может быть одной из отправных точек, которая дает возможность увидеть: кто подписывает резолюцию, а кто – нет, и как она реализуется. Кроме того, это один из важнейших шагов для гендерного мейнстриминга вопросов мира и конфликта. Тем не менее, основная борьба – за включение разных перспектив в процесс принятия решений – еще впереди.

 

 

Каковы, на твой взгляд, основные направления работы МЖЛМС в Швеции?

Одно из основных направлений нашей работы – мобилизация женщин против милитаризации Швеции. В частности, мы информируем общественность о том, что происходит в сфере оборонной политики в Швеции, и содействуем расширению демократического права женщин на участие в обсуждении вопросов обороны и безопасности. Если речь обо мне, то я организую семинары для женщин с целью обсуждения вопросов мира и конфликтов, а также распространения информации, касающейся феминизма, маскулинности и внешней политики.

 

"МЖЛМС призывает к демилитаризации зоны вооруженного противостояния, ведь рост милитаризации будет вести лишь к продолжению войны и к росту числа смертей."

 

Несмотря на международный имидж мирной и нейтральной, а также благожелательной к женщинам и беженцам страны, Швеция является крупным экспортером оружия в разные части света. Касаетесь ли вы в Швеции этого вопроса? Если да, то как, и есть ли какие-то сдвиги?

Многие государственные органы и частные компании в Швеции стараются избежать публичного обсуждения этих вопросов – ведь это не получит широкой поддержки в обществе. Мы пытаемся противостоять такой политике и информировать людей о проблеме. Если же говорить о сдвигах: на этой неделе[1] МЖЛМС Швеции вместе с другими активистами и активистками, борющимися за разоружение и права женщин, отмечала одну победу: шведское правительство заявило, что больше не будет продлевать соглашение о военном сотрудничестве с Саудовской Аравией, и это хорошо. 

 

 

Какова нынешняя позиция МЖЛМС по ситуации в Украине? 

Что касается официальной позиции, то последнее, что я видела, было заявление организации против предоставления Украине оружия Соединенными Штатами. Вместо того, чтобы еще больше наполнять оружием территорию конфликта, где и так уже столько оружия, МЖЛМС призывает к демилитаризации зоны вооруженного противостояния, ведь рост милитаризации будет вести лишь к продолжению войны и к росту числа смертей.

Каким образом, на твой взгляд, МЖЛМС может быть полезна в Украине? 

Таким же самым образом, как мы говорили раньше: привлекая других людей, помимо мужчин, находящихся у власти, к процессам принятия решений, а также работая на пересмотр представлений о том, что такое мир и как его добиться. 

Интервью проведено во время обучения в Лундском университете благодаря стипендии Шведского Института.

Беседовала Елена Дудко

Перевел Игорь Готлиб 

Опубликовано в: Спільне, 2016, №10: Війна і націоналізм

 

 


Примечания

  1. 10 марта 2015 года.

Notes:

  1.  10 березня 2015 року

Рекомендуемые

Наши выпуски

Блоги

Facebook

Наши партнёры

Помочь