Как государство вынуждает людей из Донбасса нарушать закон, а потом наказывает их за это

  • 15 августа 2016
  • 2613
Как государство вынуждает людей из Донбасса нарушать закон, а потом наказывает их за это

Анастасия Канарева

На подъезде к последнему украинскому блокпосту на линии Новотроицкое – Березовое очередь из 140 автомашин. Люди хотят успеть добраться до Донецка до закрытия КПП.

Мимо них пытается проехать конвой из нескольких автомобилей одной из международных гуманитарных организаций, работающей по обе стороны линии фронта. Но люди из очереди перегораживают дорогу и останавливают конвой.

– Извините, но почему нас так долго держат? Мы тут ночевали, и это уже вторые сутки! – возмущается женщина, разводя руками. – Посмотрите, тут одни старики и матери с малыми детьми. Сколько еще нам тут торчать?

– Вы спросите там, – немолодой усатый мужчина показывает рукой куда-то в направлении головы очереди, где видны очертания блокпоста, – мы пройдем сегодня? Очень нужно проехать. Будьте добры, скажите.

 

Пять часов вечера, и очередь на самом деле не такая уж большая: бывает, число машин доходит и до 400. Пропускают автомобили вяло, но сегодня, может быть, все желающие попадут-таки домой, и никому не придется ночевать на трассе. Прошел год, но процедура пересечения линии разграничения не изменилась – это долго и физически тяжело: люди вынуждены часами стоять в жару до 40 градусов на солнце. Автобусам пересекать линию разграничения запрещено – пассажиры проходят контроль пешком.

 

"Война сделала людей с неподконтрольных в настоящее время территорий «особыми», а значит – для них теперь действуют особые правила."

 

Большинство людей в очереди выезжали из самопровозглашенных республик по делам – за продуктами, которые на подконтрольной правительству территории немного дешевле, за лекарствами, к банкоматам, чтобы получить наличность. Тут на самом деле много пожилых людей – тех, кто переоформил пенсии за пределами так называемой ДНР, но живет до сих пор по ту сторону линии разграничения. Официально все они – граждане Украины с украинскими паспортами, а поэтому имеют право получать украинскую пенсию. Такое право им гарантирует Конституция и Закон Украины о пенсионном обеспечении. Но война сделала людей с неподконтрольных в настоящее время территорий «особыми», а значит – для них теперь действуют особые правила. Единственный легальный способ не потерять социальные выплаты – покинуть родной дом и стать переселенцем. Лишь после этого государство готово обеспечить их право как граждан на пенсию. Но выплаты будут сопровождаться постоянным контролем.

 

Кто сделал пенсионеров «пенсионными туристами»?

Люди оказались в ситуации, когда само государство вынуждает их нарушать закон: юридически все они – переселенцы, но фактически таковыми не являются. Чиновники и СМИ называют это явление «пенсионным туризмом». Это породило новый бизнес на неподконтрольных территориях. На улицах Донецка, например, появились объявления с предложениями переоформить пенсию в Украине через третьих лиц, передав им необходимые документы и заплатив за услугу некоторую сумму денег. Вначале такой сервис приобрел популярность: желающих было достаточно, а работники территориальных управлений Пенсионного фонда то ли по доброте душевной, то ли за определенное денежное вознаграждение этому содействовали.

 

 

Но весной переселенцам-пенсионерам начали в массовом порядке приостанавливать пенсионные выплаты – до начала лета около 350 тысяч человек остались без средств к существованию. Официально причин для этого было две: несогласованность законодательства и подозрения, что часть из этих людей в действительности не являются переселенцами. Сами же потерпевшие, как и некоторые правозащитники, убеждены: таким образом государство экономит бюджетные средства.

 

Помогать – или все-таки контролировать?

В июне Кабинет министров утвердил поправки к двум постановлениям, жизненно важным более чем для полутора миллионов украинцев (именно такова официальная цифра вынужденных переселенцев по состоянию на июнь, по данным Министерства социальной политики).

Во-первых, была отменена необходимость обновлять справку переселенца каждые полгода – теперь она выдается бессрочно. В справку больше не ставят штамп с указанием места регистрации. И это, безусловно, определенный шаг навстречу людям.

Но в противовес этому был также введен новый механизм контроля за ВПЛ – теперь каждые шесть месяцев к ним должен приходить инспектор местного центра соцзащиты населения. Его основной задачей, как заверили в Минсоцполитики, является помощь переселенцам – устройство детей в школу или детский сад, обеспечение доступа к учреждениям здравоохранения и т. д. Однако профильные правозащитные организации, работающие с переселенцами, убеждены: это не что иное, как еще один механизм контроля, который дает возможность регулярно отслеживать место пребывания переселенца.

 

 

Когда указанные поправки вступили в силу, было проверено 460 тысяч человек, чей статус переселенца вызывал вопросы, но пенсии возобновили лишь 143 тысячам. Остальные – 317 тысяч, – по данным СБУ, никогда не пересекали линию разграничения и, соответственно, не смогли подтвердить свой статус.

По новым правилам, решение о возобновлении пенсионных выплат принимают специально созданные комиссии при местных органах власти на основе данных, полученных от работника соцзащиты. Создавались они не без проблем – затянулся процесс, в частности, на Луганщине, в Краматорске, в Киеве и в некоторых других регионах с высокой численностью ВПЛ. Сейчас система уже работает, и есть первые результаты, – правда, неутешительные для пенсионеров из оккупированной части Донбасса. В начале июля, по информации Пенсионного фонда, по Донецкой области из 8000 проверенных лиц 2200 не подтвердили статус – работник соцзащиты не застал их дома, и они не уведомили о своем месте пребывания в назначенный срок. Как следствие – пенсии и иные социальные выплаты этим людям приостановлены. Здесь следует отметить еще один важный момент: инспекторы социальной защиты посещают переселенцев в рабочее время, когда люди, как правило, находятся не в месте своего проживания.

 

«Чтобы мошенникам не досталось»

Такой жесткий контроль за выплатами переселенцам в Минсоцполитики объясняют Минскими договоренностями. Напомним, что в п. 8 этих договоренностей идет речь о том, что после стабилизации ситуации в Донбассе и восстановления украинской власти на территории, которая сейчас подконтрольна так называемым ДНР и ЛНР, будут возобновлены и социально-экономические связи, включая социальные выплаты. До этого времени, как убежден министр Рева, нет никаких способов выплачивать пенсии.

 

"Фактически более полутора миллионов граждан Украины, среди которых и вынужденные переселенцы, и жители неподконтрольных территорий, поставлены в условия постоянной борьбы за то, что им и так положено по закону."

 

«Если в Донецке нет органов Пенсионного фонда, то назначать и платить там пенсию невозможно согласно общему законодательству. Когда мы говорим о пенсиях переселенцам, мы подразумеваем под этим упрощенную процедуру выплаты, и эта система привязана к статусу ВПЛ, – утверждает министр. – Либо вы переезжаете сюда, и мы вам платим как ВПЛ, либо, если вы не хотите, мы не можем принудить вас переехать, но и платить там не можем».

Здесь стоит сказать о том, что определенное социальное пособие пенсионерам за линией фронта все же выплачивают самопровозглашенные «республики», правда, оно начисляется в российских рублях и несоизмеримо с теми пенсиями, которые люди получали «при Украине»; прожить на эти деньги без сторонней помощи невозможно.

 

 

Потерять уже приобретенный статус вынужденного переселенца – довольно просто. По действующему законодательству, это происходит, если человек находится на неподконтрольной территории более 60 дней, в отдельных случаях – более 90. Такие жесткие правила в Минсоцполитики объясняют борьбой с мошенниками.

«Когда человек возвращается на неподконтрольные территории – мы его не видим. Там его могут задержать, отобрать банковскую карту и получить пенсию вместо него», – считает Андрей Рева.

Но были ли такие случаи и насколько они типичны – информации нет.

В Агентстве ООН по делам беженцев считают такие жесткие меры контроля за переселенцами со стороны государства дискриминационными.

«Как показал наш мониторинг, правительство не идет к переселенцам и не спрашивает у них, как лучше им помочь, как можно решить их проблемы. Вместо этого мы видим подход, основанный на ограничениях, полицейский подход, – в интервью Hromadske.uaзаявил советник по правовым вопросам УВКБ ООН Юг Биссо. – Позиция нашей организации – переселенцы, как и все граждане Украины, имеют права и не должны испытывать дискриминации». 

Фактически более полутора миллионов граждан Украины, среди которых и вынужденные переселенцы, и жители неподконтрольных территорий, поставлены в условия постоянной борьбы за то, что им и так положено по закону. Предложенный механизм усложняет им жизнь физически, материально и психологически. Будут ли такие меры со стороны правительства способствовать возможной реинтеграции региона и восстановлению украинского правового поля или же, наоборот, еще более оттолкнут жителей Донбасса от такого сценария, – один из вопросов, которые власть должна ставить себе сегодня.

Перевел Игорь Готлиб

Опубликовано в: Спільне, 2016, №10: Війна і націоналізм

Рекомендуемые

Наши выпуски

Блоги

Facebook

Наши партнёры

Помочь