ПРИЧИНЫ КРИЗИСА В УКРАИНЕ И ВОЙНА КАК ПОПЫТКА ЕГО ПРЕОДОЛЕНИЯ

  • 02 жовтня 2014
  • 6253
ПРИЧИНЫ КРИЗИСА В УКРАИНЕ И ВОЙНА КАК ПОПЫТКА ЕГО ПРЕОДОЛЕНИЯ

Говоря о войнах вообще и о войне на востоке Украины в частности, исследователи и докладчики часто увлекаются демонстрацией иррациональности войн, крайней их вредоносности даже для инициаторов военных конфликтов. На самом же деле при капитализме вполне рациональным является массовое уничтожение людей для защиты интересов промышленно-финансовых группировок. Нынешняя война имеет свою логику развития и обусловлена вполне конкретными причинами.

1. Война как тупик и поражение революции в Украине

Автор данного доклада с самого начала отмечал высокую вероятность  поражения революции из-за отсутствия социальных лозунгов, ясного представления о целях и методах борьбы. Из-за отсутствия мощного левого политического субъекта, рискнувшего перейти от интернет-споров к делу (см. очень смягченный вариант репортажа о событиях 30 ноября — 1 декабря в Киеве тут или тут). Затем мнение о неизбежном крахе выступления на майдане становилось все более категоричным (сравните: 9 декабря и 11 декабря). Подтвердились и предположения, сделанные еще после «оранжевой революции» 2004 года, что территориальной целостности Украины угрожает господство олигархического капитала.

Социально-политические кризисы 2000, 2002, 2004, 2010 (налоговый майдан), 2013—2014 — всего лишь рецидивы одной болезни. Массовые протесты 2002 года с моей точки зрения являются недооцененными.  Их незаслуженно замалчивают нынешние СМИ 1.

Почти каждое новое обострение ситуации в стране протекало болезненнее предыдущего. Если не ликвидировать «основу болезни», следующий за нынешним кризис просто ликвидирует Украину как социокультурный и  хозяйственно-экономический организм.

После поездки по юго-востоку Украины 2—13 мая 2014 года (см. репортажи с нее тут, тут и тут) автор окончательно утвердился во мнении, что неконструктивным является какое бы то ни было противопоставление Майдана и Антимайдана, «сепаратистов» и «патриотов»:

Каждый, кто с пониманием  относится к объективной причине  протестов на Майдане, не  имеет морального  права  огульно  отрицать протест  и  на востоке Украины. Иначе его  легко упрекнут в двойных стандартах и классовом лицемерии.

В Майдане нет ни одного негативного проявления того,  в чем нельзя было бы упрекнуть Донбасс. И наоборот, в движении сопротивления «сепаратистов» столько же позитивного смысла, сколько и в Майдане. Столько же моральных уродов в руководстве обоих выступлений, такая же роль «внешних сил» и «денег олигархов».

Одинаковы даже основные ошибки, которые уже погубили «революцию достоинства» в Киеве и, скорее всего, погубят выступления на Донбассе. И «майдан» донецкий — это тот же  киевский  майдан, только в развитии — после того как «революція гідності» зашла в тупик, не ослабив, а усилив власть олигархов…

2. Война как способ избежать революции, используемый двумя классовыми союзниками — «элитами» Украины и России

Чего больше всего боится нынешний политический режим в России? Предполагаю, что больше НАТОвских баз у своих границ,  больше резкого и сильного  падения  цен на нефть и газ,  больше собственной «болотной» оппозиции российское руководство боится  настоящей, полноценной  буржуазно-демократической  революции в Украине. Как бы скептически не относились к возможности такой революции рафинированные левые теоретики, практика социальной борьбы  в  среднеразвитых странах  периферийного капитализма показывает ее необходимость.

Нынешние события в Украине ставят перед левыми нелегкий выбор: всерьез готовиться к захвату лидерства в последующих подобных революционных взрывах, чтобы максимально сдвигать их влево 2, или и дальше проявлять идеологический снобизм и пассивность. Последнее приведет только к выполнению роли статистов при блоке неолибералов и правонационалистических, профашистских партий. Именно так и произошло с левыми на Майдане.

Разумеется, радикальная революция в интересах широкого блока трудящихся не сможет сразу  выйти за пределы буржуазного строя. Тем более если не станет как минимум континентальной революцией. Именно поэтому ее следует называть буржуазно-демократической. Но она в политическом плане будет спасать развитые буржуазно-демократические институты от самой крупной буржуазии, так как последняя перестала нуждаться в них. Такая революция станет промежуточной ступенью, «школой» социалистической революции 3.

Такой тип революции, а не матерные кричалки про Путина, стал бы приговором для социально-политического режима и в России. К сожалению, такой революцией нынешний Майдан при любом варианте развития событий уже не станет. Потому что любая настоящая революция приводит не к реализации  чьих-то представлений о «гідності», а к устранению факторов, которые сдерживают социально-экономическое развитие страны.

С другой стороны, подобное развитие революции в Украине не устраивает и наши олигархические кланы, партии и лидеров,  контролирующих органы власти. Мы все  чувствовали этот момент, когда массы, скинувшие Януковича, вот-вот начали бы жестко выступать против новой власти. Ситуацию обострило бы проведение либеральных реформ, которые нам навязало  европейское руководство. И тут — бац! Крым! Донецк! Луганск!.. «Все на борьбу с внешней угрозой!»

3. Война есть «наркотический способ»временно продлить иллюзию единства общества

Как ни парадоксально это звучит, но именно жесткое военное подавление сепаратистов приведет к усилению перспектив распада страны на феодально-олигархические анклавы. Общество чрезвычайно поляризовано. Война некоторое время позволяет забывать это обстоятельство. Пропасть между богатыми и бедными, характерная для любого капиталистического общества, достигла в Украине качественно более высокого уровня:

Если в начале 1990-х соотношение доходов 10% самых богатых и 10% самых бедных украинцев составляло 12/1, в 2002 году — до 30/1, то к 2010-м оно выросло до 40/1.

Для сравнения: в Германии, Дании и Швеции, по информации Организации по экономическому сотрудничеству и развитию (ОЭСР), этот показатель составляет 6/1.

А во всем мире в среднем наиболее состоятельные богаче самых бедных всего в девять раз, и за последние 30 лет этот разрыв не слишком изменился — в начале 1980-х он составлял 7/1.

Есть традиционные противоречия, которые накапливаются годами, готовят условия для социально-политического взрыва и являются источником позитивного развития общества 4. Но кроме традиционных внутрикапиталистических   противоречий есть особенно разрушительные не только для  капитализма, но и для общества в целом (некоторые исследователи даже осмеливаются называть их «квазифеодальными»). Речь идет в том числе и о формировании замкнутых социально-экономических каст, создающихся на основе «сверхрасслоения» общества,  особенно сильно разъедающих жизнеспособность капитализма.

Это «новое» для нашего общества противоречие. Оно только набирает силу: противоречие между «имеющими» и «умеющими».То есть теми, кто рассчитывает на достойный стандарт жизни по праву происхождения и по праву квалификации. «Напряженный»  этим противоречием социальный слой — высокооплачиваемые наемные и самозанятые  труженики, столкнувшиеся с экономической,  юридической, правовой дискриминацией  со стороны корпоративно-бюрократической элиты.

Если мы имеем дело с неким рецидивом феодальных элементов общественного сознания, то и проявляться подобные рецидивы будут на разных уровнях. В первую очередь на микроуровне, то есть на психологическом, бытовом. В широких слоях населения в последние годы усиливается мнение, что уголовное преступление (ДТП в пьяном виде, изнасилование, земельная афера) не будет доведено до суда, если истцу (не только неимущему, но и состоятельному гражданину) будет  противостоять человек из государственно-бизнесовой элиты.

На социальном уровне это развитие «квазифеодальных каст» проявляется через отлучение целых слоев населения от различных благ и прав по критерию происхождения. Появляются детские сады, школы или ВУЗы, куда «заказан» вход ребенку не только бедных родителей, но даже детям родителей среднего достатка, но «не нашего круга». То же самое можно сказать об элитных жилых застройках, клубах, больницах и даже кладбищах.

Подобные тенденции проявляются и на «географическом» уровне, то есть на уровне образования феодально-олигархических анклавов. Речь идет о так называемой «федерализации» Украины как естественном проявлении тупиковых для капитализма олигархических отношений. Как показывает практика, руководить такими анклавами будут снова полуфеодальные бароны, чей первоначальный капитал рожден советской партноменклатурой, приватизированной госсобственностью, а теперь и «особыми отношениями» с высшими чиновниками, правоохранителями и профессиональной преступностью. Олигархические структуры — высшая и  одновременно бесперспективная ветвь развития капитализма. Федерализация не может быть формой «оцивилизовывания» олигархов. Идя по этому пути, мы получим «Сомали». По крайней мере, в условиях среднеразвитого, периферийного капитализма.А в капиталистическом  центре   за «оцивилизовывание» олигархов пришлось заплатить слишком  дорогую цену в 1939—1945 годах.

Кстати, автор данного материала считает, что в 1944—1948 годах антифашистское сопротивление, рожденное Второй мировой войной,  трансформировалось  в радикальную буржуазно-демократическую революцию континентальных масштабов. Эти революционные преобразования вначале были универсальными как для востока, так и для запада Европы, а затем повлияли на развитие революции в Азии.И именно такой тип антиолигархических преобразований, опирающийся на широкий фронт трудящихся, мелкую и часть средней буржуазии  актуален для нашей страны.

  1. Война  как способ  скрыть, что источники распада Украины находятся не в России или на Донбассе

Итак, источником реальной федерализации и даже распада страны являются не культурные или языковые особенности регионов, не происки «внешних сил», а именно олигархические структуры в экономике Украины и центральная власть как политическое оформление власти олигархов.

Именно поэтому левые интернационалисты не могут поддерживать идею федерализации Украины при существовании олигархов. Речь идет не о демонстрации «лояльности» к нынешней так называемой «патриотической» власти в Киеве. Объективно федералистские тенденции —   «голубая мечта» любых олигархов. Как пророссийских, так и тех, чьи интересы — на западе 5. Сепаратисты Донбасса – только «стрелочники» данных процессов.

Борьба Киева за «единство Украины» сегодня привела не просто к неслыханному возвышению региональных «олигархических баронов», но и к появлению у них «своих» вооруженных формирований. Практикуются «заказы» и денежные премии олигархов за поимку неблагонадежных. Универсальное государственное законодательство уже не действует на всей территории страны. Более того, характер боевых действий на Донбассе, трагедия Одессы напоминают отжимание олигархами друг у друга бизнесовых сфер влияния.

После военного подавления нынешнего сепаратизма на юго-востоке ситуация может плавно перерасти в перманентное (возможно, силовое) противостояние фактических федеративных образований — «Коломоевщины», «Тарутинстана», «Ахметовщины», «Балогаленда» и прочих.

5. Война как оправдание политики ухудшения жизни трудящихся

Не антинародные реформы  стали  следствием войны, а  война стала следствием желания украинской власти провести антинародные реформы. Ужасают  намерения  нового руководства Украины провести приватизацию всего, что  еще можно приватизировать. Приватизация 164 объектов, по мнению Яценюка, является самой масштабной приватизацией за 23 года независимости: «В 2014 году правительство Украины планирует получить 17 миллиардов гривен от приватизации государственного имущества…» Это фантастические планы, обнародование которых говорит о трех  вещах. Во-первых, о желании удовлетворить аппетиты основных спонсоров Майдана, во-вторых, о крайней безответственности  руководства страны, а в-третьих, о страхе перед возможностью расплаты за эту безответственность.

В 2013 году, например, от приватизации было получено всего 1 миллиард гривен. За январь-июнь 2014 года Фонд Госимуществасмог обеспечить поступление в госбюджет лишь 51,5 миллиона гривен — 0,3% от запланированного объема приватизации.Некоторые экономические  экспертысчитают, что для начала приватизации должны, как минимум, завершиться боевые действия в Украине. При этом  они забывают, что  предприятия банкротились и разворовывались  последние  десятилетия именно с целью дешевой приватизации. Этот процесс особенно ускорился сейчас, в том числе и благодаря войне. Естественно, их состояние дает аргументы тем, кто считает большую часть традиционного производственного сектора   убыточным и висящими на шее бюджета. Немногочисленные прибыльные предприятия («Укрспирт», Одесский припортовый завод, «Турбоатом» и ряд других) также попали в список для приватизации. Это говорит о том, что инициаторов распродаж меньше всего волнует спасение бюджета страны и эффективность экономики. «Ни в коем случае нельзя продавать прибыльные предприятия. Рентабельность “Турбоатома” 147%. Один олигарх из России, Константин Григоришин, хочет его купить, чтобы уничтожить как конкурента. У него под Ленинградом есть завод — конкурент “Турбоатома”», — объясняла  недопустимость приватизации Валентина Семенюк, бывшая глава ФГИ, как раз незадолго до своего  «самоубийства».

При реализации всех подобных планов Украина просто перестанет существовать как экономически суверенное образование.

6. Война как способ разобщения и подавления возможных социальных протестов

Жесткое подавление сепаратистов на востоке — только часть более важной задачи: развести  созревающие по всей Украине стихийные протесты против ухудшения жизни трудящихся: географически, по времени, идейно-политически. Не дать им организоваться  на некой общей  лево-демократической  платформе.

Протесты на Западной и Центральной Украине могут вспыхнуть по достаточному количеству причин (задолженности по банковским займам, произвол чиновников, которые плевать хотели на люстрацию, лишение собственности на землю, реституция, наконец — банальное и резкое снижение уровня жизни из-за либерализации экономики).

По мнению властей, разгромленный и деморализованный восток Украины не должен в этой борьбе против олигархов протянуть руку помощи западу и центру нашей страны. Тем более, что данные регионы  уже разделены кровью.

7. Война как признание бессилия правящего класса

В начале статьи  автор утверждал, что нынешняя война — вполне объяснимый, «рациональный» тип поведения украинской и российской власти. Это утверждение абсолютно не противоречит выводу, что победа или поражение в войне на Донбассе правящих классов данных стран не решит в конечном итоге ни  одну из  задач, поставленных ими для собственной защиты. «Рациональные» методы для спасения иррациональной социально-экономической системы не могут  срабатывать бесконечно долго.

Более того, любой исход  АТО, вероятно, в первую очередь ослабит власть именно украинских олигархов, так как породит в самой власти целую череду противоречий.

Сходные ситуации уже не раз складывались в истории. Например, по мнению автора, в нашей стране растет вероятность повторения «Капповского путча» (Германия, 1920 год), только с гораздо более негативными последствиями.

При любых раскладах подлинным субъектом исторического процесса всегда остаются трудящиеся массы. К ним-то и должны обращаться социалистические, левые политические силы. Речь идет как о «системной левой оппозиции», так и о непарламентских левых. В первую очередь надо перестать заниматься подсчетом чужих ошибок и маскировкой своих.

Нам надо не тыкать друг другу в лицо  кровавые и уже гниющие  обрубки (Майдан, Донбасс) несостоявшейся революции в Украине, а думать о том, чтобы быть готовыми к следующему подъему борьбы!

И делать это придется только совместно с трудящимися юго-востока. Только тогда у нас будет шанс спасти Украину.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ПОЧЕМУ Я НЕ ПОДДЕРЖИВАЮ УКРАИНСКУЮ АРМИЮ (Лиза Бабенко)

МАРШІ МИРУ ЧИ МАРШІ ВІЙНИ? (Тарас Саламанюк)

ПРОТИРІЧЧЯ ПРАВЛЯЧОГО КЛАСУ В УКРАЇНІ (Шон Ларсон)

БЕРТОЛЬТ БРЕХТ ОБ УКРАИНСКОЙ СОВРЕМЕННОСТИ (Денис Пилаш)

Notes:

  1. Например, «Сегодня» называет акцию «Повстань, Україно» осенью 2002 года бессмысленной. Но, в отличие от массовых акций 2007 и мая 2013 года, которые прекратились сами и были в основном проплаченными, в 2002 году массовые выступления не были таковыми, а власть силовым путем прекратила их. Кроме того, в 2002 и в 2003 годах произошло уникальное объединение, казалось бы, несочетаемых политических сил в борьбе против Кучмы и его окружения. Ряд крупнейших политических партий повели себя (некоторые — в последний раз) как инструмент реализации социальных интересов своих избирателей. Речь идет о КПУ, СПУ, «Нашей Украине», «Батькивщине», «Соборе». Все они (при всем противоречии в идеологической окраске лозунгов) пытались действовать как политические партии в традиционном смысле этого слова. Об этом свидетельствуют весьма характерные фото, на которых лидеры разных партий изображены вместе или выступают на фоне флагов других партий. Эти массовые акции состоялись не для «разогрева» народа перед выборами, а как реакция на уже прошедшие в марте 2002 года выборы, сопровождавшиеся массовыми нарушениями политических свобод и приведшие за собой закручивание гаек в политической жизни.Протесты равномерно охватили всю Украину и практически везде были представлены всеми оппозиционными партиями, в том числе КПУ и СПУ на западе и востоке страны.Этого, к сожалению, уже не было ни при «налоговом майдане» (локальном выступлении), ни на Майдане 2013 года.

    Поводом для протестов 2000 года стал  беспредел пусть не первых лиц, но отдельных представителей системы — убийство Гонгадзе.Протесты 2002 года стали следствием того, что  в 2001—2002 годах впервые за новейший период истории Украины произошел полный разрыв олигархов с соблюдением буржуазно-демократических норм.Это ли не признак слабости и кризис власти?Не в 2000, а именно в 2002 году почти удалось перейти к пропорциональной системе выборов. Это то, чего добились на несколько лет в 2004. Но этого всерьез не пытались  достигнуть повторно «революционеры» 2013—2014 годов. Вероятнее всего, даже «кольчужный скандал» был замят Европой и США именно потому, что власть в Украине  именно в 2002—2003 годах могла быть смещена леводемократической оппозицией, которая еще не стала ручной.

  2. То есть выдвигать следующие требования:
    1. Национализация крупной и части средней собственности без выкупа (или по балансовой стоимости). Экспроприация собственности буржуазии, открыто сопротивляющейся преобразованиям.

    2. Национализация основных информационных структур с передачей в пользование журналистским коллективам.

    3. Монополия на внешнюю торговлю продукцией стратегических секторов экономики. Госмонополия на производство и реализацию алкоголя и табака.

    4. Национализация (или существенное сокращение удельного веса) частных банков.

    5. Трудовое законодательство в интересах наемных работников в сочетании с особыми правами профсоюзов в контроле за производством и прибылью. Возможно, закрепление за профсоюзами  блокирующего пакета акций предприятий.

    6. Рабочий контроль и отмена коммерческой тайны (возможно, для юридических лиц представляющих пролетариат — профсоюзы, советы трудовых коллективов).

    7. Выборность судей на местах.

    8. Переподчинение аппарата госадминистрации на местах городским, районным Советам.

    9. Право на создание рабочей (муниципальной) милиции.

    10. Передача недвижимости, экспроприированной в свое время у КПСС, общественным и политическим организациям и движениям, поддерживающим революционно-демократические преобразования.

    11. Введение в практику референдумов разных уровней. Проведение референдума по внеблоковому статусу Украины, статусу русского языка как средства межнационального общения.

    12. Прогрессивный налог и налог на крупную недвижимость. Жесткое декларирование не только доходов, но и расходов чиновников всех уровней и их родственников.

    13. Прозрачность и всеобщая доступность бюджетов всех уровней — их верстки и расходования.

    14. Демократизация избирательного законодательства (мажоритарка, снижение порога прохождения в ВР, императивный мандат, прозрачность избирательных фондов).

  3. См. «Опыт классификации политических революций и задачи левой оппозиции в Украине», «Против течения» №14,с. 42-43
  4. О каких противоречиях в Украине  идет речь?

    1. Противоречие между  сложившейся в позднем СССР  традицией поддержания высоких социально-культурных, образовательных стандартов и тем уровнем, на который отбрасывают Украину  условия  современной капиталистической  интеграции.

    2. Противоречие между  практикой свободного предпринимательства и ростом теневого государственно-бюрократического вмешательства в экономическую деятельность.

    3. Противоречие между самостоятельно выросшим средним и частью крупного бизнеса и государственно-олигархическими кланами. Это «застарелый» конфликт между «либеральным (кто владеет бизнесом — владеет и властью) и «азиатским» (кто владеет властью, тот владеет и бизнесом) способом организации капиталистической экономики.

    4. Противоречие между нищетой (узостью потребительского рынка) и сверхбогатством (нежеланием этот рынок расширить из-за сокращения прибылей).

    5. Противоречие между финансовым и производственным капиталом.

    6. Противоречие между капиталом, работающим на внутренний рынок и экспортно-ориентированным.

    7. Противоречие между крупными землепользователями и мелкими пайщиками.

  5. См. «Федерализация …. прямой путь к гражданской войне …»; «Об инициаторах федерализма»; «Есть ли враги у Украины и России»

Наші видання

Блоги

Facebook

Наші партнери