Принесут ли миротворцы мир на Донбасс

  • 12 березня 2018
  • 3562
Принесут ли миротворцы мир на Донбасс

Андрей Варов

Дискуссии о необходимости миротворцев ООН для прекращения войны в Донбассе, начавшись еще весной 2015 года, неожиданно получили свое продолжение после более чем двухлетнего перерыва — в сентябре 2017 года. Причем, стоит заметить, что эти дискуссии ведутся не только среди обывателей и диванных аналитиков, но и на уровне международной политики: в них вовлечены государственные деятели России, Германии, США и многих других стран. А уже это означает, что эти дискуссии не пустые разговоры.

Чем же вызван новый интерес к миротворческой миссии ООН? И почему подобный интерес к миротворцам не получил никакого развития в 2015 году?

Прошло уже более трех лет с момента подписания первых Минских соглашений в сентябре 2014 года. За это время несостоятельность и недееспособность как «Минска-1», так и «Минска-2» стала очевидна уже всем, в том числе и многим политикам в далеких кабинетах Москвы, Берлина и Вашингтона. Вплоть до недавнего времени все они твердили нам, что «Минску нет альтернативы», что соглашения эти вот-вот начнут действовать и закончат давно уже ставшую бессмысленной войну в Донбассе. Однако сейчас факт того, что в Минском процессе нет абсолютно никаких сдвигов в положительную сторону, сомнений не вызывает уже ни у кого. Именно поэтому и возродилась идея о миротворцах ООН как о более действенном способе прекращения войны в Донбассе.

Способна ли добиться этой цели миротворческая миссия ООН? За семь десятилетий своего существования Организация Объединенных Наций провела около 70 миротворческих операций в самых разных точках Земного шара, 18 операций продолжаются и в настоящее время.

Сейчас модно критиковать ООН как организацию со многими недостатками, которая за годы своего существования не смогла предотвратить ряд войн. Да, у ООН действительно есть определенные недостатки, но проблема заключается в том, что более совершенной организации, которая обладала бы подобными масштабами и полномочиями, а также была в состоянии остановить любой вспыхнувший конфликт, на данный момент в мире не существует. Поэтому миротворческие миссии ООН и считаются наиболее эффективным из имеющихся способов для прекращения войн в любой точке мира.

 

Миротворцы ООН

 

Противники миротворческих операций в качестве аргумента указывают на некоторые неудачные миссии ООН. Называют прежде всего миротворческую миссию в Руанде в 1994 году, когда стал возможен геноцид одного руандийского племени другим, и неудачу миротворческой миссии ООН в Боснии в 1995 году, когда миротворцы не смогли предотвратить резню сербами боснийских мусульман в Сребренице. Рассмотрим эти примеры более детально.

Почему стал возможен геноцид в Руанде? Возможен он стал прежде всего потому, что по состоянию на начало мая 1994 года, когда истребление мирного населенияодного племени другим было в самом разгаре, миротворцев ООН в Руанде находилось всего 444 человека. Из-за такой малочисленности они физически не могли противостоять многотысячной армии боевиков, и поэтому миссия их фактически ограничилась гуманитарной поддержкой мирного населения.

В Боснии ситуация была несколько иная. Ненависть обеих враждующих сторон в ходе Боснийской войны распространялась не только на непосредственного врага, но и на миротворцев ООН, которые в течение трех лет мешали им окончательно перебить друг друга. И поэтому обе стороны конфликта систематически атаковали миротворцев, когда те мешали им воевать друг с другом. А когда тебя обстреливают и атакуют обе враждующие стороны, то желание и мотивация защищать кого-либо из них пропадают сами собой. Все это и сделало возможной резню боснийских мусульман сербами в Сребренице в июле 1995 года, во время которой погибло около 8000 человек.

Спустя месяц после резни в Сребренице хорватами был нанесен удар по непризнанному государству Сербская Краина, в результате которого оно было уничтожено, а его территория включена в состав Хорватии. Многие сейчас призывают осуществить «хорватский сценарий» в Донбассе, но возможно ли это в принципе? Тут можно ответить однозначно — нет, и вот почему. Дело в том, что все население Сербской Краины не превышало 400 тысяч человек, причем подавляющее большинство из них жили в сельской местности. Крупных городов в Сербской Краине вообще нет, даже население ее столицы — Книна — не превышало 13 тысяч человек. Кроме того, если взглянуть на карту, то можно увидеть, что вся территория Сербской Краины ограничивалась лишь узкой полоской земли, которая простреливалась во всех направлениях, и двумя небольшими анклавами, которые также простреливались даже из минометов.

Ко всему этому стоит добавить, что вооруженные силы Сербской Краины в общей сложности не превышали 30 тысяч человек, тогда как противостоящая им хорватская армия была как минимум в 7 раз больше по численности. И, наконец, главный фактор, который привел к блицкригу — это полное отсутствие поддержки Сербской Краины со стороны президента Милошевича.

В Донбассе же ситуация принципиально иная. Население ДНР — 2,3 млн человек, ЛНР — около 1,4 млн человек, причем 90% этого населения живут в городах. Так, например, население Донецко-Макеевской агломерации составляет почти 1,5 млн человек. В случае необходимости любой город ЛДНР — от 30-тысячного Иловайска до 900-тысячного Донецка — может быть превращен в неприступную крепость, взять которую будет очень непросто, а взять штурмом Донецк с Макеевкой — вообще невозможно, поскольку у ВСУ нет опыта штурма крупных городов. К тому же, все мы прекрасно помним, чем для ВСУ закончилась попытка штурма небольшого Иловайска в августе 2014 года, так о каком штурме Донецка вообще может идти речь?

И, наконец, последний фактор, по которому «хорватский сценарий» у нас невозможен в принципе, — это наличие на нашей территории российских регулярных сил. Как житель Донецка, могу сказать, что этот факт у нас даже особо и не скрывается, что бы там ни говорили официальные российские СМИ. К тому же, в случае необходимости из Ростовской области могут быть быстро переброшены под Донецк еще несколько дивизий — а от российской границы до Донецка ехать не более двух часов, — и украинской армии будут обеспечены несколько новых «котлов», по сравнению с которыми Иловайск покажется лишь детской забавой. Да и вооруженные силы ЛДНР — это уже не ополчение образца лета 2014 года, а полноценная регулярная армия, которая и самостоятельно в случае необходимости может сдерживать ВСУ, что хорошо продемонстрировали события января — февраля 2017 года, когда попытка т. н. «ползучего наступления» ВСУ потерпела полный крах и ничего, кроме больших потерь, украинской армии не принесла.

Все вышесказанное не является секретом для украинских генералов, должны это понять и политики в теплых киевских кабинетах, многочисленные солдатские матери, чьи сыновья на данный момент еще живы, а также все те, кто по своей глупости еще призывает осуществить в Донбассе т. н. «хорватский сценарий».

Однако вернемся к миротворцам ООН. Эти два примера неудач миссий ООН — скорее исключение из правил, поскольку был и ряд весьма удачных миротворческих операций, которые смогли завершить войны и предотвратили новые жертвы. Среди таких удачных миссий стоит назвать следующие: миссия в Конго в 1960—1964 годах; миссия на Кипре (с 1964 года по настоящее время); миссия в Косово (с 1999 года по настоящее время); в Кот-д’Ивуаре (2004 год); в Сьерра-Леоне (1999—2005 годы); в Гаити (с 2004 года по настоящее время); в Судане (2005—2011 годы).  Как видим, миротворческая миссия ООН может достичь своих целей как за несколько лет, так и за несколько десятилетий, как в случае с Кипром. И тем не менее благодаря миротворцам на Кипре сейчас мирная жизнь.

Рассмотрим более детально некоторые из приведенных выше миссий. Начнем с Кипра. В 1960 году остров провозгласил независимость, и вскоре после этого начались вооруженные столкновения между греками, живущими в южной части острова, и турками, живущими на севере Кипра. В 1964 году на острове был размещен ограниченный контингент ООН, после чего столкновения прекратились. В 1974 году в греческой части Кипра произошел переворот, приведший к власти радикалов. Этим обстоятельством воспользовалась Турция и в июле того же года высадила свой десант на северной части острова. Начались вооруженные столкновения, однако благодаря миссии ООН и резкой международной реакции уже через месяц их удалось остановить и восстановить на Кипре статус-кво. Миротворческий контингент, расположившийся на линии соприкосновения длиной в 180 км, был увеличен до 8000 человек, в результате чего любой физический контакт противоборствующих сторон стал невозможен. Сейчас Кипр по-прежнему разделен фактически на два государства (независимость Северного Кипра признала только Турция), но благодаря миротворцам уже более 40 лет остров живет мирной жизнью.

Следующий пример — Косово.  После окончания в 1999 году Косовской войны край фактически был погружен в пучину анархии и беззакония. В Косово происходили многочисленные теракты и преступления против местного сербского населения, разрушались дома сербов, сербские храмы и даже кладбища. Многие сербы и черногорцы, спасая свои жизни, вынуждены были бежать из края.

Контингент ООН, прибывший в Косово в июне 1999 года, не только начал пресекать подобные случаи, но и фактически взял управление краем в свои руки, получив законодательные и исполнительные полномочия. Конечно, навести порядок в разрушенном войной крае получилось далеко не сразу, однако массового избиения сербов удалось избежать, постепенно началось восстановление инфраструктуры, а храмы и другие культурные объекты сербов были взяты под охрану. К 2008 году, когда Косово в одностороннем порядке провозгласило независимость, уровень преступности значительно снизился и часть властных полномочий от миссии ООН была передана косовскому правительству.

Наконец, нельзя не привести пример Судана, где долгие годы ситуация была гораздо плачевней, чем на Кипре и в Косово вместе взятых. После провозглашения независимости этой африканской страны в ней начались непрерывные гражданские войны. Первая гражданская война длилась 17 лет (1955—1972 гг.), вторая, в результате которой погибло более двух миллионов человек — 22 года (1983—2005 гг.). Помимо этого, страну постоянно сотрясали государственные перевороты (в 1958, 1964, 1965, 1969, 1971, 1985 и 1989 гг.), в результате которых власть захватывалась представителями противоборствующих группировок. Однако ни одна из этих группировок, захватив власть, так и не смогла завершить вооруженное противостояние.

Помимо кровопролитных боев, гражданские войны сопровождались также геноцидом мирного населения, массово практиковались похищения людей и работорговля. В результате гуманитарной катастрофы в стране долгое время свирепствовал голод, начались эпидемии, от которых гибло не меньше людей, чем в боях. А гибель мужского населения страны достигла таких масштабов, что обе воюющие стороны призывали в свои армии детей.

В 2005 году после подписания перемирия в страну были введены миротворцы ООН, основной задачей которых стало не только поддержание мира и преодоление гуманитарной катастрофы, но и политическое урегулирование конфликта. Во многом благодаря международному вмешательству мятежный Южный Судан в 2005 году получил автономию, а в 2011 году, проведя референдум, провозгласил независимость, которую вынужден был признать официальный Хартум. В том же году, выполнив свою задачу, Миссия ООН покинула Южный Судан.

 

"Если говорить о Донбассе, то за четыре года войны ни Россия, ни Европейский Союз, ни США, ни нынешние киевские власти так и не смогли достичь прекращения боевых действий."

 

Все эти примеры хорошо показывают, что ООН, несмотря на многие недостатки, все же способна прекращать войны и возвращать страны к полноценной мирной жизни.

Следует понимать, что миротворцы ООН — это самый действенный инструмент по достижению мира из всех имеющихся на данный момент. Да, они не могут дать стопроцентную гарантию мира, но ведь такую гарантию сегодня не может дать и никто другой! Если говорить о Донбассе, то за четыре года войны ни Россия, ни Европейский Союз, ни США, ни нынешние киевские власти так и не смогли достичь прекращения боевых действий. А миротворцы, что бы о них ни говорили, ряд войн все же смогли завершить.

Донбассу мир сегодня необходим как никогда. Война не только наносит колоссальный материальный ущерб нашему краю, тормозит развитие экономики, ставит миллионы людей на грань выживания, но и стремительно сокращает население Донбасса! Так, если в январе 2016 года население ДНР составляло 2 335 тысяч человек, то на 1 июня 2017 года оно сократилось уже до 2 308 тысяч человек (данные Главного управления статистики ДНР). И продолжает сокращаться. Поэтому всем диванным критикам и противникам ввода миротворцев ООН хотелось бы задать простой вопрос: до какой цифры население Донбасса, а вместе с ним и Украины, должно сократиться еще, чтобы бессмысленность продолжения войны и необходимость установления мира стала очевидна всем? И какой еще метод, кроме ввода миротворцев, может быть не менее действенным?

Поэтому чем скорее закончится война, тем скорее завершится и вымирание жителей Донбасса. И, в конце концов, только после окончания боевых действий мы сможем приступить как к восстановлению разрушенных городов, так и к началу полноценной мирной жизни.

 

Читайте также: 
Жизнь в гетто: Луганская не-республика (Максим Собеский)

Путешествие на «Близкий далекий восток» Филипа Ремунды: Украина как страна-парадокс (Александр Земленит)

 

Залишити коментар

Наступний номер

Наші видання

Блоги

Facebook

Наші партнери