СУДНЫЙ ГОД, или ПРАЦЮЙ БІЛЬШЕ — ОТРИМУЙ МЕНШЕ

  • 25 жовтня 2014
  • 2462
СУДНЫЙ ГОД, или ПРАЦЮЙ БІЛЬШЕ — ОТРИМУЙ МЕНШЕ

24.10.2014 — год со дня моего трудоустройства и месяц со дня завершения судебного разбирательства по трудовому конфликту.

МакФоксі скандал24 октября 2013 года был мой первый рабочий день на должности члена бригады ресторана «McFoxy». За месяц работы в фаст-фуде я обнаружил ряд нарушений трудовых прав и прав человека на предприятии, и затем, с 25 по 28 ноября, я провел несколько встреч с работниками нашей сети ресторана. Мы говорили о необходимости борьбы за улучшение условий труда, я рассказывал об опыте аналогичных успешных кампаний американских и европейских международных и локальных организаций (IWW, IUF, McDonald’s Workers Resistance, Pizza Hut Workers Union). 29 ноября 2013 года, в мой выходной день, меня вызвали в главный офис, где меня уволили в течении 10 минут.

Суд

По украинскому трудовому законодательству (КЗОТ и Закон Украины «про працю») работник должен быть предупрежден об увольнении за 2 месяца, а также для увольнения должна быть причина. Если работник захочет уволиться, то он предупреждает работодателя об этом за 2 недели. Такая норма выравнивает работника и работодателя в правах, если в этой стране люди не рабы. Но процесс увольнения гораздо упрощается, если работодатель применяет к работникам «испытательный срок».

Линия обвинения

Моя позиция заключалась в том, что я, проработав более месяца в «McFoxy», был незаконно уволен и получил отрицательную характеристику в трудовой книжке, что понижает мою конкурентоспособность на рынке труда.

Удовлетворение моего иска подразумевало бы признание моего увольнения незаконным с последующим восстановлением на работе, а также выплату материальной компенсации за весь период простоя.

mcfoxy

Линия защиты

Ответчик пытался доказать, что в мой первый рабочий день, 24.10.2013, у меня был визит «экскурсионного характера» в ресторан, а на работу я вышел почти неделю спустя по причине того, что всё это время я «оформлял документы». Таким образом, 29.10.2013 меня взяли на работу, а уволили 29.11.2013 — во время «испытательного срока». Подделанный указ «О принятии на работу» и исправленная дата в трудовом договоре стали доказательствами не пройденного мной испытательного срока.

Тем не менее, работодателю необходим повод для увольнения. Поэтому ответчик заставил моих коллег написать, что я был груб в общении с ними, а также что в первые рабочие дни коллеги мне не проводили инструктаж. Иначе я мог пригласить сотрудников в суд в качестве свидетелей моего безупречного исполнения трудовых обязанностей от 24 октября.

Решение

Десятиминутный перерыв на принятие решения. Я и адвокатка ответчика сидим в коридоре, она начинает со мной разговор:

— Хочу вам сказать, что в девяностых, устраиваясь на работу, вместе с договором о трудоустройстве людей заставляли сразу же подписывать и договор об увольнении без даты. И никто не возникал. Я, например, не боялась, что меня могли без проблем уволить — это было для меня стимулом стать лучшим работником…

— Вы действительно верите, что «МакФокси» — порядочный работодатель?

— Я думаю, что вы не совсем порядочный работник!

— Считаете, что жертва сама провоцирует насильника?

— В вашем случае — да…

— Интересно, как бы изменилось Ваше мнение, если бы Вас изнасиловали в подъезде?!

Дальше сидим молча ещё минут 5, затем помощник судьи приглашает нас к себе в кабинет для оглашения решения суда.

«Суд принимает решение основываясь на равном положении работника и работодателя. Мы рассматриваем аргументы одной и другой сторон конфликта и выносим решение исходя из соревновательного конкурентного принципа», — говорит мне судья Шевченковского районного суда города Киева, который так же доцентствует в Киевском университете рыночных отношений.

Звучит справедливо. Иначе, если бы рабочие считались менее защищенными и поэтому привилегированными на суде, я мог бы стать аферистом и зарабатывать деньги на трудовых исках — и тогда трепещите, честные работодатели Киева! Но, к моему глубочайшему сожалению, мир, в котором мы живем, не идеален, и перед её величеством Правдой все лживые доводы не рассеиваются, словно тьма пред лучами света. Не все негодяи получают по заслугам, и никакая карма тут не помогает.

Фундамент, на котором основывается судебное разбирательство, — гнилой. Правда в том, что работник и работодатель не находятся в равном положении. Работников, не довольных условиями труда, работодатели частенько посылают туда, где условия труда удовлетворительные. Да, сторонники свободного рынка правы в том, что и работник может не продавать свою рабочую силу на неудовлетворительных для него условиях. Но в реальных условиях рабочей силы много, а работа, которой «в Киеве полно» все чаще подразумевает неудовлетворительные условия труда.

Мой опыт судебного разбирательства, которое длилось почти 10 месяцев и состояло из полтора десятка судебных заседаний, показал, что в одиночку противостоять угнетателю наивно: лживые показания свидетелей, клеветнические докладные записки, фальшивые документы, изданные «задним числом», подделка даты принятия на работу — вот не полный список методов, пользуясь которыми работодатель обставил меня.

Не менее наивным было бы предположение разрозненных работников наемного труда, что они могут вести диалог на равных с капиталистом, который хочет на оплату труда тратить меньше, а из работников выжимать больше. Диалог слабого с сильным скорее похож на попытку выпросить подаяние. Жадности работодателя можно противопоставить лишь сплоченный коллектив, который нельзя ни купить, ни запугать — это твой профсоюз, созданный тобой, существующий на твои взносы, управляемый тобой и твоими товарищами. Имея сильный профсоюз, в котором состоит не менее 51% твоих сотрудников, ты получаешь гарантии того, что при инфляции в 200% твоя покупательная способность не упадет в два раза, а на суде твоего эксплуататора против твоего коллеги тебе не придется свидетельствовать против последнего, опасаясь быть выкинутым в категорию безработных.

Наші видання

Блоги

Facebook

Наші партнери