Свободное программное обеспечение: история, возможности, перспективы

Бронштейн, Євгеній

  • 28 квітня 2017
  • 2968

Евгений Бронштейн

В области ПО есть только одна вещь хуже, чем несанкционированное копирование— это сертифицированная копия проприетарной[1] программы.

Ричард Столлман

Каждый день мы пользуемся компьютером, смартфоном, «смарт-часами», «умным» телевидением и другими технологиями. Естественно, при этом мы обращаемся к некоторым программам. Многие даже не задумываются о том, как сильно может ограничивать программное обеспечение свободу человека, а его создатели, ведомые желанием заработать, — замедлять научно-технический прогресс.

Человека, желающего свободно использовать функционал той или иной программы, какие бы светлые, научные, прогрессивные или же просто бытовые цели он не преследовал, объявляют вором, преступником и наказывают со всей строгостью. В мире IT существует некоторое сопротивление устоям индустрии — движение за free software (свободное программное обеспечение). Однако у концепции производства, которой придерживается это движение, есть и другая сторона. Не всё так однозначно, как может показаться.

О свободном программном обеспечении существует много мифов, которые я поставлю под сомнение. В этом тексте сравнивается свободное и несвободное программное обеспечение (ПО) по качеству и функциональности, а также говорится о перспективах и недостатках самой модели. Кроме некоторых технических нюансов свободного программного обеспечения, речь пойдет и об идеологических особенностях разных частей неоднородного движения за free software.

 

Free software: суть явления и история зарождения движения

Free software, или свободное программное обеспечение (СПО) — программное обеспечение с открытым исходным кодом, которое создается и распространяется по принципу «четырех свобод», что позволяет пользователям неограниченно изучать, исследовать, дополнять, исправлять и настраивать программу под свои нужды.

Ричард Столлман на лекции в Москве сказал:

«Что такое свободное программное обеспечение? Это программное обеспечение, которое уважает вашу личную свободу и свободу вашего сообщества. Оно свободно, как сама свобода. Речь не идет о цене. Сегодня я вообще не собираюсь говорить про цену. Итак, svobodnoye ПО. Оно не обязательно besplatnoye, но это просто деталь».

СПО действительно можно использовать в коммерческих целях, если соблюдает условия лицензии, под которой оно выпускается (например GPL[2]). Монетизировать его можно различными способами, например предоставляя платные услуги по техническому обслуживанию. В то же время «бесплатное ПО» не является синонимом свободного. Такое ПО распространяется на бесплатной основе, однако не предоставляет доступа к исходному коду, часто содержит ограничения на коммерческое использование, модификацию, являясь проприетарным, хотя и бесплатным ПО.

 

Ричард Столлман в МГУ (Москва, 2008)

 

Стоит упомянуть о том, что, являясь одним из авторов концепции, Ричард настаивал на применении термина «свободное ПО». А «open source» (с английского языка дословно «открытый источник», подразумевается открытый исходный код) — это эвфемизм, придуманный Эриком Рэймондом (Raymond 2007) для того, чтобы у инвесторов не возникало негативных чувств при слове «free» (что на английском может значить и «свободное», и «бесплатное»). По мнению Столлмана, открытый исходный код отражает лишь одну из четырех главных свобод, хотя сегодня выражения открытое и свободное ПО часто используются как синонимы.

Тем не менее открытое программное обеспечение (ОПО) и СПО — это крайне близкие между собой явления, у которых схожи требования к лицензиям — открытый код, свобода изменения и распространения. Сегодня ОПО и СПО — это два лагеря, один из которых (СПО) больше внимания сосредотачивает на свободах пользователя и некоторых идеалах. А движение ОПО (например, в лице Open Source Initiative) обращает внимание на увеличение популярности и податливости коммерциализации открытого ПО.

После Ричарда Столлмана вторая важнейшая фигура для возникновении движения свободного ПО — Линус Торвальдс. Он был меньше задействован в общественном движении, однако сделал огромный вклад в развитие СПО — не столько как движения, сколько самого явления).

Ричарда и Линуса объединила работа над одним проектом — GNU/Linux. Во времена их молодости наиболее популярной ОС являлась проприетарная UNIX. Использовалась она и в университетах. Ричарда подумал о том, насколько было бы удобно использовать платную UNIX на своем домашнем компьютере, а не только в университете. Тогда он приступил к написанию набора программ, который был назван GNU. Он должен был стать альтернативой UNIX.

 

Линус Торвальдс и Ричард Столлман

 

В 1983 году Столлман основал проект GNU, перед которым стояла цель «создать достаточно свободного ПО, чтобы можно было отказаться от платного» (Столмен). GNU — своего рода хак. Название расшифровывается как «GNU is Not a UNIX» («ГНУ — это не Юникс») и является рекурсивным акронимом. В то же время Линус Торвальдс был занят написанием и совершенствованием программного ядра. В 1991 году он выложил в открытый доступ исходный код получившегося ядра, то есть набора, обеспечивающего коммуникацию ПО между собой и с аппаратными ресурсами компьютера. За неимением лучшего названия оно получило название Linux, версия 0.01. Сообщество программистов заинтересовалось идеей и начало активно участвовать в совершенствовании продукта.

Таким образом, у Торвальдса было ядро ОС без программ, а у  Столлмана — программы без ядра. Позже их проекты были объединены под общим названием GNU/Linux. Сегодня же количество дистрибутивов GNU/Linux исчисляется тысячами. Благодаря этим дистрибутивам работает множество техники — от чайников и блендеров до серверных машин.

В 1990 году Ричард Столлман стал основателем «Фонда свободного ПО» (Столмен). Изначально фонд занимался разработкой СПО, тратя большую часть средств на оплату труда наемных программистов. Позже, когда разработка СПО стала более массовой, фонд начал больше внимания уделять юридической составляющей, а также слежению за добросовестным исполнением условий лицензии GPL.

 

 

Именно Ричард является автором концепции copyleft (или «авторское лево») и разработчиком её воплощения в лицензии GNU GPL (General public license, общая общественная лицензия). Все free software программы выходят под открытыми правовыми лицензиями, что и делает их СПО в юридическом плане. Все они воплощают всё те же 4 главные свободы с некоторыми оговорками. В лицензиях могут быть требования ссылаться на автора, ограничения коммерческого использования, отсылки к некоторым «свободам» могут отсутствовать. Степень «свободности» некоторых лицензий вызывает споры среди сообщества. Таких лицензий очень много, однако эталоном принято считать именно GPL, у которой на сегодня есть актуальная третья версия GNU GPL v.3

Линус же со временем перестал ассоциировать себя с движением СПО, считая, что исключать корпорации из процесса разработки свободного ПО не стоит. Он также (очевидно подразумевая Столлмана) акцентирует внимание на том, что в мире разработки существуют экстремисты, и считает их источниками ненависти и маргинализации (Хабрахабр 2009).

 

Философия free software

Согласно философии free software, существует четыре главные свободы пользователя (Философия проекта GNU).

Free to use. Нулевая свобода: разрешено использовать программу с любой целью, угодной пользователю.

Сама философия free software преследует исключительно общественно важные цели. Проприетарное ПО затрудняет, а чаще полностью запрещает сотрудничество и кооперацию между пользователями, в то время как свободное — способствует ей. Главной целью является освобождение всех и каждого в киберпространстве.

Open source. Первая свобода: позволено изучать принцип работы программы и, в соответсвии с нулевой свободой, разрешено изменять ее под свои нужды. Условием исполнения является открытость исходного кода.

Представьте, если бы человеку от рождения были бы закрыты все знания, которых человечество достигло за миллионы лет, включая технологии добычи огня, колеса, скотоводства, знания об элементарной личной гигиене и человеческой речи. Конечно же, это абсурд, однако не в мире IT. Это и есть наглядная иллюстрация велосипеда, который необходимо изобретать каждый раз, когда ты хочешь просто прокатиться на нем или же дать покататься товарищу.

Copy left. Вторая свобода: разрешается свободное распространение копий программы «в помощь товарищу».

Одной из причин зарождения свободного проекта GNU была возможность делиться программами с товарищами, общаться и совместно работать. Именно эти ценности постулировались с самого начала проекта. Аргументация сводится, скорее, к этике. Описать ее можно тезисом о том, что запретить делиться и помогать неэтично.

Free to commit. Третья свобода предусматривает возможность свободного изменения программы с последующим ее распространением на благо всего общества. Аналогично первой свободе, этот пункт требует открытости исходного кода для изучения и модификаций, а модификации должны распространяться, следуя этим же принципам, которые также отражены в специальной лицензии GNU GPL.

Таким образом, если какой-то программист захочет создать операционную систему, то мир проприетарного ПО не позволит ему этого сделать: у него не будет доступа ко всем достигнутым ранее технологиям. В то же время мир free software такую возможность дает. Любой желающий с достаточными навыками может обратиться к Linux-системам и скомпилировать из них продукт под свои личные или же общественные нужды — создать собственное ответвление (форк) от уже существующей ОС или написать свою, основанную на ядре Linux.

 

"Большая часть тех, кому доступна возможность программно помогать ПО, — это люди с высшим образованием в сфере программирования."

 

Благодаря этой особенности существует множество специализированных Linux дистрибутивов: для школы, дизайна, занятия музыкой, обучения программированию, работы в офисе, бухгалтерии, для серверных машин, телефонов и т. д., а также несчетное множество универсальных дистрибутивов. Стоит упомянуть, что каста программистов является все еще достаточно закрытой. И под словами «каждый» и «любой желающий» подразумевается каждый умеющий. Для тех, у кого нет должного университетского (или домашнего, что сложнее, но все-таки возможно) образования, эти возможности остаются почти полностью закрытыми. Таким образом, большая часть тех, кому доступна возможность программно помогать ПО, — это люди с высшим образованием в сфере программирования. Учитывая коммерческую тенденцию образования в США и некоторых стран Европы, можно предположить, что разработчиками являются выходцы из среднего и высшего классов.

Несмотря на то, что многие популярные дистрибутивы приносят ощутимый доход своим разработчикам, мотивацией для их создания и развития может быть не только коммерческий интерес. Например, авторы уважаемого и достаточно популярного[3] дистрибутива Gentoo пишут на своем сайте (gentoo linux), что их философией есть разработка ПО, приближенного к идеальному, и что они хотят подарить пользователям возможность использовать его. Эти цели очень близки к идеологии СПО. Дистрибутив хоть является известным, но предназначен он в большей степени для очень опытных пользователей, потому что его сложно настроить.

Такое разнообразие несет ряд трудностей. Среди дистрибутивов не существует универсализированных пакетных форматов. Это делает невозможной установку некоторых программ на дистрибутиве, который не поддерживает формат программы. Таких форматов достаточно много, все они имеют и достоинства, и недостатки. Универсализация решила бы много проблем совместимости. Кроме дистрибутивов, разнообразны и графические окружения (интерфейсы), которые имеют свои расхождения, плюсы и минусы. В целом работа в них похожа, однако в первую очередь проблема кроется в разности алгоритмов выполнения некоторых простых задач (от смены обоев и языка до настройки источников получения пакетов и сети). Некоторые программы заточены под определенное графическое окружение и не имеют вариаций для других — это может приводить к некорректному отображению и работе ПО.

Есть еще один важный пункт, на котором особенно акцентируют внимание сторонники СПО. Это тотальное шпионство. Несвободное ПО может делать что‑то на устройстве пользователя без его же ведома, а убедиться в обратном не позволит закрытый исходный код. Таким образом, пользователь уже не управляет своим устройством, полного доступа к нему нет. Машина не подчиняется человеку даже оффлайн.

 

В «пасхальном яйце» от Mozilla Firefox free software-робот обещает не причинять вред своему пользователю, в отличие от роботов проприетарных.

 

Убедиться в правдивости обвинений может каждый, набрав в поисковой системе запрос по формуле «[название IT-корпорации] шпионит». Кроме того, некоторые приёмы социальной инженерии и закрытый код делают ПО более податливым для внедрения шпионских или рекламных модулей. Свободное же ПО предусматривает тотальный контроль пользователя над системой. GNU/Linux, семейство свободных операционных систем (львиная доля из которых к тому же еще и бесплатна), позволяет обеспечить достаточный контроль за своим ПК. Шпионское и невостребованное ПО нельзя установить без ведома и согласия пользователя ПК.

Конечно, качественные и солидное (а значит, дорогое) платное ПО мало подвержено риску заражения вредительскими модулями. Кроме того, существуют особые способы внедрения таких модулей и на системы Линукс. Однако они все же являются значительно менее распространенными, чем предназначенные для Windows. Как ни странно, этому способствует относительная непопулярность Линукс. Кроме того, само строение Линукс таково, что большая часть файлов скачивается из специальных репозиториев и проходит проверку перед попаданием в них. Пользователь Линукс (если в настройках не указал другое) не имеет прав на запись системных файлов, если таких прав нет у пользователя, то их нет и у всех запускаемых им программ, в том числе и у вирусов.

Наконец, полезной с точки зрения безопасности оказывается чрезвычайная разнообразность дистрибутивов. Как упоминалось раньше, она усложняет установку программ, но благодаря ей также проблематично создать универсальный инструмент взлома для всех линуксоидов. Тем не менее мобильная ОС Android наиболее подвержена вирусному воздействию среди всех мобильных платформ, а ведь она тоже использует ядро Линукс (однако не является GNU), хотя и существенно переработанное Google.

 

Научные корни free software и его образовательный потенциал

Программное обеспечение имеет две очень непохожие стороны. ПО является одновременно и исполняемым бинарным файлом, и текстом кода, написанным на определенном языке. Зная код, легко можно воссоздать исполняемую составляющую, но проделывать обратное действие очень трудно и долго. Проприетарное ПО делает невозможным (незаконным) распространение исходного программного кода, который можно было бы потом перевести в исполняемый бинарный файл. В то же время именно открытость кода — наиболее приближенная к научным корням программирования черта.

Изначально написание программ было скорее научным, академическим занятием, схожим на написание публикаций и статей в других отраслях академического знания. Открытость исходного кода в таком случае — обязательное требование, так как любая научная публикация должна поддаваться верификации, быть доступной для воспроизведения другими учеными и открытой для критики.

Сам подход к разработке free software идентичен подходу научному. Исследователи пишут свои работы для последующей публикации и предоставления на суд коллег. Таким образом, на основе этой работы в будущем будут строить научные работы-форки[4] другие ученые. Кто‑то будет комментировать, критиковать, хвалить, дополнять, развивая и обогащая таким образом знания человечества все новыми и новыми мнениями, фактами и практическими инструментами. Очевидно, что принцип публичности (и открытости) самый продуктивный для научной деятельности. Можно предположить, что то же справедливо и для ПО, ведь оно, по сути, служит той же задаче, что и другие научные дисциплины — решению теоретико-прикладных задач.

Согласно докладу «Coverity Scan free software Integrity» и «US Department of Homeland Security» на 1000 строк кода от сорока пяти самых популярных открытых программ в среднем приходится 0,45 ошибок, а на такое же количество строк кода сорока одной самой популярной программы проприетарного ПО количество ошибок равняется 0,64 (Kroah-Hartman and McPherson 2012). Это может свидетельствовать о том, что модель свободной разработки и распространения ПО не уступает, а иногда и превышает по качеству аналогичные несвободные модели.

Подтверждением способности подхода СПО обеспечивать рынок продуктами, не уступающими по качеству проприетарным может служить веб-сервер Apache, с помощью которого функционирует 33,56% всех веб-сайтов по состоянию на январь 2016 (Netcraft 2016) и который является свободным продуктом (таблица 1). Распространен также и язык серверного программирования PHP, который занимает седьмую позицию по популярности (март 2017), согласно Индексу TIOBE (TIOBE 2017) (таблица 2).

 

Таблица 1. Доля веб-серверов по состоянию на январь 2016 в мире.

 

 

Таблица 2. Популярность языков программирования по индексу TIOBE в марте 2017.

 

Широко известный веб-браузер Mozilla Firefox также является свободным. Он занимает четвертое место по популярности мире (6,7% рынка), второе — в Украине (11,5%) и третье — в Европе (12,5%) (StatCounter GlobalStats 2017). Популярные браузерные движки WebKit и Blink (разработанный Google inc.) находятся в общественной собственности и являются открытыми. На основе этих технологий работают браузеры Google Chrome (самый популярный в мире), Opera, Safari, а также ряд других программ, связанных с отображением веб-страниц.

Сайт, на котором вы сейчас находитесь до недавнего времени использовал свободный движок WordPress, который является самым популярным CMS (движок-конструктор веб-сайтов). Кстати Drupal и Joomla также защищены лицензиями GPL.

 

Доля движков среди всех сайтов в интернете использующих и не использующих CMS (w3techs).

 

Но кроме непосредственной производственной пользы, открытый исходный код также дает множество возможностей для образования. Особенно ощутима эта польза для людей, непосредственно обучающихся в сфере программирования. Причины этого просты: если студент имеет возможность изучить принципы работы программы, особенности ее построения, пути, которыми достигал/и создатель/и выполнения необходимых задач, то обучение станет в разы более эффективным.

Однако образовательная польза не ограничивается исключительно программистами. Принцип «второй свободы» существенно расширяет доступ к ПО и для обычных людей, которые не связаны со сферой IT-сфере, а также позволяет существенно облегчить жизнь научным заведениям, в особенности тем, которым не хватает финансирования. Согласно закону, на компьютерах для занятий в школах и университетах должны быть установлены лицензионные, оплаченные версии необходимых программ — от ОС Windows до пакетов MS Office и специализированных профессиональных инструментов. Уже сегодня существует множество бесплатных свободных программ-аналогов платным пакетам, однако из-за недостаточного информирования, а также монополии на рынке, внедрение их проблематично.

В определенном смысле реализация подобных возможностей в учебных заведениях — это исполнение «Декларации прав ребенка», принятой в 1959 году, а именно пункта о необходимости предоставлять ребенку все самое лучшее, что есть у человечества. Microsoft, Adobe, Apple и другие, похоже, не готовы идти на подобный шаг. Конечно, их ПО является качественным, оно может полностью удовлетворить потребности детей во время обучения. Однако доступ к нему обременен, прежде всего, платностью.

 

"В каком‑то смысле предоставление платного ПО «бесплатно» похоже на раздачу детям подарочных сигарет. Уже сегодня многие люди успешно «подсажены» на продукты MS и даже не догадываются о существовании не менее функциональных аналогов, которыми часто можно совсем бесплатно пользоваться, при этом не рискуя получить штрафы за пиратство."

 

Как справедливо отметил Ричард Столлман в статье «Почему школам следует использовать только свободные программы», корпорации могут предоставлять школам ПО на бесплатной основе, однако продавать обновления. Человеку никто не предоставит ПО бесплатно после окончания школы и/или университета. В каком‑то смысле предоставление платного ПО «бесплатно» похоже на раздачу детям подарочных сигарет. Уже сегодня многие люди успешно «подсажены» на продукты MS и даже не догадываются о существовании не менее функциональных аналогов, которыми часто можно совсем бесплатно пользоваться, при этом не рискуя получить штрафы за пиратство.

Многие школы мира уже достаточно успешно применяют СПО в учебном процессе. Например, в Бразилии в 2007 году закупили 90 000 компьютеров с предустановленной Linux Debian (Debian 2007). В городе Бангалор, который находится в индийском штате Карнатака, есть Амбедкарский общественный вычислительный центр, который обучает детей из малоимущих семей навыкам работы с ПК. Центр использует исключительно свободное ПО (Операционная система GNU. Примеры). Применяется СПО в некоторых бедных школах США: для них бесплатность является главным плюсом. В Македонии продолжают закупку ПК с Ubuntu еще с 2015 года — они работают почти в 500 школах (Мельник 2012). Подобная реформа проходит и в некоторых регионах России (Хабрахабр 2010).

 

Общественная актуальность

Глядя на ситуацию, которая сегодня сложилась на рынке ПО, невольно вспоминается Марксова теория развития общества: в IT-сфере наблюдается классическое противоречие производительных сил с производственными отношениями. Иными словами, концепция проприетарного ПО уже не может успевать за научно-техническим прогрессом, потому что процесс разработки таких цифровых инструментов более длителен, а распределение производственных ресурсов менее оптимально. Закрытый в себе новый проприетарный продукт не дает толчка общему прогрессу[5] отрасли, а все развитие ее сводится к развитию этого конкретного продукта, а не технологий, использованных при его создании. Потому она должна непременно уступить концепции свободного ПО, более эффективной и продуктивной.

Сегодня цифровые технологии уже давно избавили ПО и произведения искусства от твердотельных носителей (дисков, пленки, бумаги), вместе с тем изменив принцип их распространения, при котором условный распространитель что-то терял, отдав копию продукта задаром. Сейчас же распространение этих продуктов осуществляется без потерь для распространителя, кроме тех, что были затрачены на создание (в основном — время). Раньше для того, чтобы продать двум людям книгу, необходимо было напечатать определенное количество бумажных книг. Сегодня же, набрав или оцифровав книгу один раз, мы можем иметь неограниченный ресурс ее распространения. Оцифрованные информационные продукты уже перестали быть просто продуктами. Они превратились в специфическое средство производства, любая книга, помимо текста, стала еще и типографским станком. Для отпечатывания копий информации не нужно больше ничего, кроме другого экземпляра этой самой информации. При этом правовая система и подход к распространению остались неизменными, хотя и наблюдается существенное изменение принципов работы механизмов.

ПО очень тесно связано со всей человеческой деятельностью, оно используется как каждым из нас лично, так и для решения производственных или исследовательский процессов. А уж такие сложные вещи, как, например, полет в космос, точно не обходятся без специального программного обеспечения. Это значит, что смена господствующей философии о разработке и распространении ПО непременно повлечет колоссальные последствия для всего человечества.

 

Другая сторона медали

Конечно, на сегодняшний день рынок пользовательских продуктов монополизирован проприетарным ПО. Исключением являются серверные машины, где уже много лет доминируют Linux-системы. Согласно исследованиям, они работают более чем на 67% всех серверов в мире (w3Techs 2013).

На сегодняшний день условная стоимость ядра Линукс версии 2.6.3 была оценена в 1 млрд долларов, которые потратил бы разработчик проприетарного ПО для создания ядра только на зарплату программистам (Попсулин 2010). Наибольший вклад в разработку ядра сделало сообщество. Согласно докладу «The Linux Foundation Releases Annual Linux Development Report» (The Linux Foundation 2012) более 20% всей работы по модифицированию ядра выполнено волонтерами. Существенный вклад (10,7%) сделала компания Red Hat, которая занимается коммерческим распространением и поддержкой Линукс-дистрибутивов для серверных машин. Среди разработчиков ядра можно заметить IBM (3,7%), Nokia (1,9%), Samsung (1,7%), Oracle (1,6%), Google (1,5%), а также AMD, Fujitsu, Microsoft, которые в сумме привнесли 3,6% вклада. Простая логика подсказывает, что менее затратное, не менее качественное, но при этом открытое ПО должно восприниматься корпорациями как враг, однако именно в этой формулировке кроется подвох.

 

How Linux is Built

Особенности правовой лицензии позволяют применять ядро в коммерческих целях, чем и пользуются производители. Вместо того, чтобы заново разрабатывать свою систему, производителям техники выгоднее использовать уже готовые инфраструктуры, например достаточно качественный и постоянно развивающийся Линукс. Ядро выступает своеобразным аутсорсингом, корпорации распределяют между собой обязанности по развитию ядра, а выгоду получают все. Red Hat, Novell и другие поддерживают разработку ядра, потому что имеют интерес к тому, чтобы ядро получало новый функционал, который они смогут применить в разработке своих коммерческих Линукс-продуктов. Являясь прямыми конкурентами эти компании, они сообща работают над ядром. Nokia и Samsung, Sony и Google рассматривают Линукс как компонент своих продуктов — смартфонов, приставок, видеокамер.

Эти факты демонстрируют, что капиталистическое производство сумело приспособить СПО под свои нужды. Однако рано говорить о том, что капитализм в этой борьбе окончательно победил. Переход к такому типу дистрибуции не произошел повсеместно и все еще касается лишь отдельных продуктов. Существует сленговый термин, часто применяемый для описания немного нелепых, абсолютно неизящных решений проблем, — «костыль».

Тут демонстрируется не победа капитализма, а его неспособность самостоятельно решить поставленные им задачи. Выходит он из тупика достаточно успешно, однако костыль остается костылем: не все технологии получится вынести в сферу СПО. В этот момент капиталисты-конкуренты начинают активно эксплуатировать принцип взаимопомощи, напрочь им несвойственный и противоречащий принципам конкуренции.

Я бы сравнил эти корпорации с городской мэрией, которая позволяет запустить большое количество маршруток, потому что она не способна обеспечить нормальный автопарк муниципального транспорта. Задача вроде и выполнена, однако даже не мэрией.

 

"Эксплуатируя свободное ПО, корпорации продолжают следовать стратегии злостного правообладателя, абсолютно не задумываясь о той пользе, которое могло бы принести их ПО, будь оно свободным (как в плане прямого применения, так и в плане вклада в развитие человеческого общества и мышления)."

 

В то же время стратегически важные продукты целиком едва ли будут переведены в СПО. Свободные технологии-конкуренты, с которыми нет точек технологического соприкосновения (соответственно, и повода для кооперации), совершенно точно не получат финансовой и ресурсной поддержки. Эксплуатируя свободное ПО, корпорации продолжают следовать стратегии злостного правообладателя, абсолютно не задумываясь о той пользе, которое могло бы принести их ПО, будь оно свободным (как в плане прямого применения, так и в плане вклада в развитие человеческого общества и мышления). Еще одно применение концепции СПО, которое попало на вооружение компаний — это перевод старого продукта под свободную лицензию. Таким образом, чаще всего поступают с продуктами, на которые нет денежно-временных ресурсов. Однако связано это, конечно, с поиском новых бизнес-стратегий, а не с поддержкой самой идеи (очевидно, ключевым игрокам рынка таки стало понятно, что текущие стратегии изживают себя). Перевод продукта в свободное поле дает зеленый свет энтузиастам и компаниям-разработчикам поменьше, которые таким образом планируют получить часть прибыли, приспособив технологию или продукт под себя.

 

Выводы

Существование free software уже стало своеобразной кибернетической революцией. Оно показало как неспособность капитализма решить свои проблемы самостоятельно, так и его потрясающую гибкость. До этого некоторые виды человеческой деятельности также опережали свое время (например, паровой двигатель Герона), но они не находили применения, так как общества того времени не испытывали в них потребности. Капитализм же смог частично приспособить, казалось бы, противоречащую ему вещь, потребности в которой не должно было возникнуть, однако господствующий вид дистрибуции не смог справится с некоторыми проблемами.

 

"Со временем нам станет ясно, может ли СПО жить и развиваться самостоятельно или капиталистическая дистрибуция все-таки превратит его в инструмент преодоления своих противоречий."

 

Явление СПО — это определенно мощный импульс для общественного сознания, который затронул не только непосредственно сферу IT. Со временем нам станет ясно, может ли СПО жить и развиваться самостоятельно или капиталистическая дистрибуция все-таки превратит его в инструмент преодоления своих противоречий.

Затронуло СПО также принципы распространения и преобразования информации, показав, что возможен иной путь, кроме как «разработчик-продавец — покупатель». Границы размылась — теперь потребитель сам может быть разработчиком.

Воровать программы — это куда меньший грех, чем продавать их. Узнать о том, насколько масштабными и неотвратимыми будут последствия распространения СПО нам еще только предстоит. Однако уже теперь мы знаем, что оно открывает новые возможности для деятельности человека.

 


Источники

Debian, 2007. Ministry of Education from Brazil is buying 90,000 Debian GNU Linux computers, with compatible wireless cards, wireless routers, laser printers. Available 27.04.2017 at: [link]

Gentoo linux. The Philosophy of Gentoo. Available 27.04.2017 at: [link]

Gelbmann, M., 2013. «Debian/Ubuntu extend the dominance in the Linux web server market at the expense of Red Hat/CentOS». In:W3Techs. Available 27.04.2017 at: [link]

Kroah-Hartman, G. and McPherson, A., 2012. Linux Kernel Development: How Fast it is Going, Who is Doing It, What They are Doing, and Who is Sponsoring It. Available 27.04.2017 at: [link]

Netcraft, 2016. January 2016 Web Server Survey. Available 27.04.2017 at: [link]

Raymond, E. S., 2007. Goodbye, "free software"; hello, "open source". Available 27.04.2017 at:[link]

StatCounter GlobalStats, 2017. Browser Market Share Worldwide. Availavle 24.04.2017 at: [link]

The Linux Foundation, 2012. The Linux Foundation Releases Annual Linux Development Report. Available 27.04.2017 at: [link]

Tiobe, 2017. TIOBE Index for April 2017. Available 27.04.2017 at: [link]

Мельник, А. «Linux и образование: 10 удачных примеров». В: Лайфхакер. Доступ по 27.04.2017 по адресу: [link]

Операционная система GNU. Философия проекта GNU. Доступ 27.04.2017 по адресу: [link]

Операционная система GNU. Примеры. Доступ 27.04.2017 по адресу: [link]

Попсулин, С., 2010. «Разработку ядра Linux оценили? В 1 млрд». В: CNEWS. Доступ 27.04.2017 по адресу: [link]

Столмен, Р. «Проект GNU». В: Операционная система GNU. Доступ 27.04.2017 по адресу:[link]

Хабрахабр, 2009. Линус Торвальдс и драйвера Microsoft в Linux. Доступ 27.04.2017 по адресу: [link]

Хабрахабр, 2010. Отчет о внедрении Linux в школах. Доступ 27.04.2017 по ссылке: [link]

 

Примечания

1. От англ proprietary — частный, собственнический.

2. General Public License, свободная лицензия придуманная Р. Столлманом.

3. distrowatch

4. От англ. «fork» — вилка, ответвление. Словом «форк» называют программы, при создании которых за основу брались другие программы, видоизменялись и дополнялись.

5. Единственно возможный взнос такого продукта может проявиться, в лучших традициях конкуренции, заданием «новой планки», которую будут стремиться повторить соперники.

Залишити коментар