Смысл и цель жизни

3241

Вопросы о смысле и цели жизни – далеко не самые праздные и простые вопросы. Но, несмотря на всю сложность, общество предлагает множество различных (в массе своей ошибочных и ненаучных) вариантов ответов на эти вопросы. Одни проповедуют надмирные, божественные или эзотерические варианты и предлагают искать смысл и цель жизни путем иррационального отстранения от самой жизни, путем бездеятельного созерцания или же употребления различных веществ, якобы способствующих просветлению в этих вопросах. Другие же заявляют, что смысла и цели у жизни человека нет, и тем более бессмысленно задаваться подобными вопросами и поисками. Наконец, третьи «живут как живётся», считая, что подобное проживание «сегодняшнего дня» и отказ от поиска смысла или цели на день завтрашний – это удел каждого человека.

Мы не ставим задачу подробно разбирать все это многообразие вариантов или углубляться в исторические изыскания философов и мыслителей по этим вопросам. Наоборот, мы попытаемся дать собственный ответ, который бы не противоречил положениям материалистической диалектики и текущим научным данным о человеке, обществе и природе в целом.

Прежде всего, обозначим тот факт, что и цель, и смысл жизни являются объективными. Цель может пониматься двояко: как наилучший возможный вариант разрешения ситуации для данного актора [актор – диалектико-материалистический аналог понятия «субъект» – это конкретная форма существования материи], и как вариант развития ситуации, изначально предопределённый в объектных отношениях. Цель объективно проступает в отношениях между объектами. Цель выводится для данного актора с учётом всех обстоятельств через математическую теорию игр. Причём, что это за актор – рибосома, гражданин Пётр Иванов, рабочие завода Северсталь или государство США – принципиального значения не имеет.
Но, в подавляющем большинстве случаев, цель и смысл человеком воспринимаются превратно, исходя из личностного конкретного предшествующего опыта и потому – неизбежно абстрактно (=односторонне), с «выхватыванием» одного момента из существующих объектных отношений.

Можно привести пример из общеизвестной притчи о постройке храма: у всех цель одна – построить храм, а вот субъективные смыслы каждый свои выстраивает: один говорит, что просто тащит камни, другой – деньги зарабатывает, а третий – строит святыню. Это как раз и объясняется личностным конкретным предшествующим опытом: один человек воспитывался в набожном духе – отсюда и его благоговейное убеждение: «строю святыню», а двое других воспитаны без подобного религиозного трепета, поэтому один из них «просто тащит камни», а другой – «зарабатывает деньги», т.е. они просто выхватывают одну сторону из собственной практики. Сами же множественные и многоуровневые движения материи, которые мы воспринимаем и описываем как «один тащит камни, другой – деньги зарабатывает, а третий – строит святыню», обладают своими предопределёнными траекториями в пространстве и во времени, которые и есть их смысл.

Таким образом, смысл, как и цель, тоже объективен, так как смысл – это траектория, по которой движется экзистенция, то есть множество отношений, удерживающих себя в бытии, к своей нелинейно предопределённой цели. Движение экзистенции к цели происходит не телеологически, а причинно-обусловленно.

Разговоры о смысле жизни не являются бессмыслицей, наоборот, говорить о смысле жизни как раз можно и должно, а особенно о том, что смысл является не чем-то субъективным, а предопределён движением всей бесконечной природы; а также о том, что он многосоставен, то есть состоит из смыслов всех элементов, входящих в состав человека, а также из смыслов всех отношений между элементами. Следует помнить о том, что линия смысла (цель) всегда направлена в сторону разрешения противоречий, и таким образом, в сторону удовлетворения желания, что при благоприятном исходе и успешной реализации приводит к удовольствию, а при неадекватном восприятии мира, неверной постановке целей и непреодолимом противодействии обстоятельств ведёт к страданию. Так что и удовольствие/выживание/успех, и страдание/гибель/поражение, и все переходные варианты между ними являются смысловыми и предопределёнными. Вообще же линии смысла противоречивы, и могут быть вовсе неадекватными ситуации и объективным целям, однако они вписаны в линии смысла всеобщей экзистенции – и с этой точки зрения их смысл состоит в их гибели.

Возвратимся к вопросу о смысле жизни отдельного человека. Нельзя ставить подобный вопрос относительно «вырванного из контекста» человека как некой табула раса, чистой данности, как то делают все индивидуалисты и солипсисты (либералы, позитивисты и пр.) рассматривая «сферического человека в вакууме» и неизбежно приходя к отрицанию и объективно заданного смысла жизни, и даже объективной реальности.

Если брать конкретного человека – то есть вместе со всей его сущностью, со всеми общественными отношениями – то его цель – общемировой коммунизм, а линия смысла может быть практически любой.

Если же брать человека абстрактно (в его «сиюминутности»), то смысл жизни задается человеку и человеком в ходе его реальной практики (т.е. если кто-то сегодня весь день работал на работе – это и был его смысл на сегодня). А никакого неизменного, как раз и навсегда данного смысла, ввиду его противоречивой многосоставности, нет и быть не может.

Если человек проживает, скажем, свою жизнь именно так, а не иначе – значит само это проживание и является смыслом его жизни, а не то, что он напридумает в своей голове по этому поводу. Отсюда следует: свобода есть осознанная необходимость, так что важно объективный смысл своей жизни ещё и понимать по возможности адекватно – что невозможно без изучения материалистической картины мира и марксистско-ленинского учения. К слову, пускай даже субъективное и превратное, но – промысливание и переживание смысла своей жизни, в т.ч. самые дичайшие и невежественные представления уже включены в конечный итог, в их линию смысла, а также причинно обусловлены общественной практикой.

Так называемое субъективное (на самом деле – конкретное) восприятие смысла человеком происходит из-за того, что никто не может до конца познать свой объективный смысл. Т.е. существует зазор между тем, что есть и тем, что нам кажется, что мы думаем и представляем. Этот зазор имеет, можно сказать, роковую роль, так как посредством него реализуется та самая Гегелевская «хитрость разума», при помощи которой мировой разум достигает своих целей через действия отдельных лиц. «Хитрость разума» – это соотношение (= коммуникация, = столкновение) предметов (вещей, явлений) исходя из их природы, следствием которого является конкретный результат, вплетающийся в последующие соотношения до бесконечности. Вкратце её можно продемонстрировать на таком примере: есть множество буржуев, каждый из которых действует в своих интересах так, как он их понимает – однако объективно из этого движения вырабатываются два иных класса: пролетариат и крупная буржуазия, которая, создавая крупное машинное производство и концентрируя производительные силы, готовит место для коммунизма, и взращивает своего же могильщика, хотя каждый буржуй в отдельности стремится увековечить собственное положение и капитализм как строй. То есть из частных, локальных целей отдельных капиталистов вырабатывается результат совершенно отличный от их желаний, воли и представлений, но выгодный общественному целому, тому самому мировому разуму, понимаемому не идеалистически мистифицированно, а материалистически и диалектично.

Экзистенция, движущаяся по траектории смысла состоит из множества уровней, выше и ниже стоящих, так как от человека до общества есть уровни тех групп, в которые он включён, а выше общества есть бесконечность космических уровней, вплоть до полной актуальной бесконечности, которую и называют Природой. Равно и «вниз» существует множество уровней, которые предположительно также бесконечны: органы, ткани, клетки, органеллы, молекулярные структуры, молекулы, атомы, кванты, кварки и т.д. Также следует отметить, что эти уровни связаны между собой причинно-следственно, но в то же время нелинейно.

Смыслы, несомненно, подвижны и вариативны, и применительно ко всякому человеку множественны на всех уровнях его рассмотрения, начиная от физиологических: есть, дышать, двигаться; социальных – труд (не работа!) и творчество ради удовольствия; и всеобщих – осознание себя частью бесконечной Природы, стремление к коммунизму, как обществу, выражающему всеобщий природный разум. Но всеобщий природный разум, понимаемый не как идеалистическая ноосфера или еще какая-то надмирная информационная субстанция, а как само развитие материи.

Итак, подведём итоги:

  • подавляющее большинство существующих размышлений о цели и смысле жизни неверны: мы считаем, что возможно научно познать цель и смысл жизни, при этом не отстраняясь от действительной практики самой жизни, без уходов в созерцательность, медитации или злоупотребление наркотиками, а также не абстрагируясь и не сосредотачиваясь на сиюминутном положении отдельного индивида;
  • цель объективно проступает в отношениях между объектами и может пониматься двояко: как наилучший возможный вариант разрешения ситуации для данного актора [актор – диалектико-материалистический аналог понятию «субъект» – это конкретная форма существования материи], и как вариант развития ситуации, изначально предопределённый в объектных отношениях;
  • онтологически, смысл – это способ разворачивания предзаданной цели; это траектория, по которой движется экзистенция, то есть множество отношений, удерживающих себя в бытии, к своей нелинейно предопределённой цели.

 

Поділитись