СОЦИАЛЬНЫЙ БАЗИС КАПИТАЛИЗМА, СЕКСИЗМА И QUEER-ФОБИИ

  • 24 December 2009
  • 1998
СОЦИАЛЬНЫЙ БАЗИС КАПИТАЛИЗМА, СЕКСИЗМА И QUEER-ФОБИИ

Социум ожидает, что мужчины и женщины будут действовать определенным образом сообразно своему полу. Предопределение на каждого действует удушающе, но на женщин и представителей queer-меньшинств в особенности.

Гендерные стереотипы ставят мужчину на первое место и женщину на второе.

  • Женщины владеют менее 2% земли во всем мире, 70% бедных в мире – женщины.
  • Каждая третья женщина подвергалась сексуальному насилию в возрасте до 18 лет.
  • 93% насильников – мужчины.
  • Около 93% убитых на сексуальной почве – женщины.
  • В Австралии в 2008-м году женщины зарабатывали в среднем на 196 $ в неделю меньше, чем их коллеги мужчины и вдвое чаще вынуждены были работать неполный рабочий день.
  • В 2006-м году женщины тратили в среднем 36 часов в неделю на работу по хозяйству.
  • 95% страдающих анорексией – женщины.
  • Женщины составляют 71% тех, кто ухаживает за немощными, пожилыми и инвалидами.
  • Бытовое насилие – основная причина смертей и травм женщин в мире.

Гендерные роли направлены также и на дискриминацию queer-меньшинств:

  • Среди молодежи представители queer-меньшинств в четыре раза чаще гетеросексуальной молодежи совершают попытки самоубийств.
  • Около 25% тинэйджеров из числа  queer-меньшинств выгоняют из дому, после того, как их сексуальные предпочтения становятся известны родителям.
  • Результаты опросов взрослых геев, лесбиянок и бисексуалов показывают, что 41% из них становились жертвой преступлений на почве ненависти в возрасте после 16 лет.
  • 42% бездомной молодежи, в основном сбежавшие из дому из страха перед насилием, идентифицируют себя как геи/лесбиянки.
  • Однополые пары в Австралии до сих пор не могут вступать в брак.

Но женщины и queer-меньшинства не всегда были подвержены угнетению. Оно возникло вместе с частной собственностью и разделением общества на классы.

С появлением государства, призванного защищать интересы правящего класса, появилась и семья, как ключевая ячейка организованного общества. Институт брака стал, таким образом, средством, с помощью которого первые состоятельные классы могли сохранять и защищать частную собственность.

В качестве общественной ячейки, семья продолжает играть центральную роль в сохранении разделения на классы, помогая богатым аккумулировать все больше и больше богатства, передавать его своим детям, обеспечивая дальнейшую бедность бедных.

Женщины стали ценной собственностью благодаря их роли в производстве последующих поколений. Сами по себе они стали средством производства, так как лишь они могли производить новые человеческие существа и, следовательно, новую рабочую силу. Таким образом, женщины и право на потомство превратились в собственность мужчин. Социальная роль женщины все больше определялась уходом за ребенком и сферой домашнего хозяйства.

Первые капиталисты, конечно, надеялись получить быструю прибыль эксплуатируя женщин и детей, выплачивая им более низкую зарплату. Но в результате увеличивалась детская смертность, и у женщин оставалось меньше времени и энергии на неоплачиваемый труд по взращиванию новых поколений рабов зарплаты.

Вскоре капиталисты осознали, что защита самой идеи о том, что первостепенная роль женщин сводится к домашнему труду, стала существенной для сохранения прибыли.

Неоплачиваемая работа

Исследования Австралийского бюро статистики 1990-го года свидетельствуют о том, что неоплачиваемая работа женщин по дому (готовка, уборка, стирка и уход за детьми) равняются 83% ВВП.

Семья воспроизводит необходимую системе рабочую силу – подешевке и для класса капиталистов. Только представьте себе, сколько прибыли потеряли бы капиталисты, если бы им приходилось, например, тратиться на уход за ребенком и приготовление еды на рабочих местах.

Женщин привлекают в качестве рабочей силы, если необходимы лишние рабочие руки, как например, во время войны. А когда экономика требует системных изменений, женщин отсылают домой, «где им и место».

Благодаря тому, что женский труд дешевле мужского возникает постоянное напряжение между стремлением отдельных капиталистов получать сверхприбыли и капиталистической системой в целом, так как последней необходимо сохранение гендерных ролей, в которых основной работой женщины является неоплачиваемый труд по домашнему хозяйству.

В Австралии и большинстве других стран на сегодняшний день женщины тоже являются рабочей силой, несмотря на преимущественно частичную занятость и случайные заработки. Большинство семей рабочего класса зависят от доходов обоих членов семьи и, благодаря кампаниям женского освободительного движения 60-70-х годов, сама идея гендерного равенства стала более приемлемой в обществе.

Современные женщины несут “двойное бремя” – работая за зарплату и работая по дому.

Чтобы семья как ячейка и в дальнейшем могла освобождать капиталистов от необходимости оплачивать содержание рабочих и заботу о непродуктивных членах общества (дети, старики и больные), они все настойчивей делают акцент на ответственности женщины за домашнее хозяйство как на ее основной роли.

Таким образом, происходит оправдание более низких зарплат, слабой защиты в трудовых отношениях и невысокого статуса самой работы женщин. В свою очередь, относительно более подчиненное положение женщин как рабочей силы и существование «резервной армии» женщин-рабочих, которую можно привлечь в любое время, способствуют понижению зарплат и ухудшению условий труда для всех рабочих, в том числе и мужчин.

Капитализм желает также закрепить данное положение женщин путем продажи им “мифа о красоте”. Женщины должны чувствовать потребность выглядеть как искусственные, подретушированные модели со страниц журналов и из телепрограмм.

Им внушается необходимость платить за эпиляцию, пластическую хирургию, снижение веса, даже если это вредит их здоровью. Предполагается, что женщины должны платить за то, чтобы выглядеть должным образом: косметику, духи, парикмахерскую, белье и бижутерию, что помогает самой капиталистической системе превращать женщин в объект эксплуатации, стимулирует выражать собственную индивидуальность в вещах, которые можно купить, делает недостижимой самоценность женщины как таковой.

На женщин не распространяется элементарное право на собственное тело. В Австралии, в большинстве штатов, аборт до сих пор уголовно наказуем.

Сексуальность.

Для поддержания семьи, как капиталистической ячейки, всякое выражение сексуальности, не связанное (по крайней мере, потенциально) с воссозданием и воспроизводством рабочей силы должно подавляться правящим классом.

Принятие гей-, лесби-, би-сексуальной практики в качестве нормы может натолкнуть людей на мысль, о том, что семейная ячейка отнюдь не является “естественным” состоянием человека и поставить под сомнение роли, предписанные капитализмом как женщине, так и семье в целом.

Развитие капитализма и повышение зарплат позволили сексуальным меньшинствам развивать партнерские отношения на основе взаимной любви, благодаря финансовой независимости. Тем не менее, принятие капиталистическим государством законов, криминализирующих «мужеложество» и «неприличное поведение» говорит о том, что борьба за слом семейной ячейки будет не легкой.

Попутно развитию капитализма принимаются и законы о «моральных ценностях», криминализирующие практически любую форму человеческих отношений вне семейной ячейки, клеймя подобные проявления как грязные, неприличные и противоестественные.

Транссексуалы, не соответствующие жестким рамкам понятий “мужское” и “женское”, подвергаются социальной изоляции и дискриминации. Врачи зачастую калечат интерсексуалов, рожденных с атипической комбинацией половых признаков, пытаясь сделать их соответствующими определенному полу.

Поскольку при капитализме семья является для многих одним из источников поддержки и утешения, она играет важную роль в увековечивании социальных норм, поддерживающих систему. Она учит детей подчиняться авторитету, уважать “вышестоящих”, быть конкурентоспособными и “продвигаться по службе”. Она обучает детей “надлежащим ролям” девочек и мальчиков, мужчин и женщин. Она подавляет и деформирует сексуальность.

Семья способна обучать данным нормам эффективнее, чем любой другой институт, так как нас обучают рассматривать данный институт как “частный”, “естественный”, “священный”, иными словами, находящийся “вне” критики, не подвластный давлению со стороны социальных движений.

Феминизм и борьба за права queer-меньшинств сводятся к достижению полного правового, экономического и социального равенства для всех как в «частной», так и в публичной сфере.

Перевод Дмитрия Колесника по: http://www.greenleft.org.au/back/2009/815