Кладмены, грузчики и веб-модели: мрачные закоулки украинского рынка труда

  • 18 ноября 2019
  • 2463
Кладмены, грузчики и веб-модели: мрачные закоулки украинского рынка труда

Константин Белозеров

Когда речь заходит о рынке труда, то всегда есть соблазн свести весь анализ и дискуссию к государственной статистике об уровне безработицы, средней заработной плате и других подобных показателях. Эти данные во многих случаях завышены, но в тоже время остаются одним из немногих достоверных источников информации о современном рынке труда. Но есть сферы, которые не просто не попадают в официальную статистику, но и вовсе скрыты от глаз большинства людей. Они включают большое число работников и приносят высокую прибыль организаторам таких сомнительных «компаний». Именно об этом я и хочу рассказать в этой статье. Это будут истории и факты, которые мне удалось накопить за долгое время работы в сфере рекрутинга, и некоторые из них поражают своей циничностью. Часть я услышал от очевидцев и тех, кто в этих сферах работал. Но есть информация, которую мне пришлось получать самому, когда исследовательский интерес брал надо мной верх и я «стажировался» в этих сомнительных организациях, чтобы потом рассказать об этом другим.

 

«Новая почта» доставляет будущее старыми методами

Начать хотелось бы с истории о «Новой почте». Один из крупнейших работодателей в Украине и главная курьерская служба в стране, к услугам которой обращалась хоть раз жизни большая часть украинцев. Несмотря на то, что «Новая почта» называет себя «доставкой будущего», пользуется она старыми способами минимизации затрат. Об условиях труда рядовых сотрудников стоит написать отдельный развернутый текст. Но сейчас речь не о них, а о невидимых сотрудниках компании. 

 

 

Курьерская служба благородно предлагает «подработку» грузчиками по разгрузке автомобилей с доставленными посылками. На выбор предлагается два графика «подработки» с 8:30 до 15:00 и с 15:00 до 23:00 с зарплатой в 45 грн (1,81 доллара США) в час. Невидимый сотрудник должен быть возле склада уже в 8 утра. Если человек живет в крупном городе, то сюда нужно еще добавить время  на дорогу к месту работы. В день на такую «подработку» человек тратит 7—8 часов, то есть почти полный стандартный рабочий день. Еще больше поражает тот факт, что никакой спецодежды и даже перчаток работодатель не выдает, не говоря уже об обеде, перерыве или других составляющих нормального рабочего процесса. Получается, что за целый потраченный день такой работник получает 270 грн (при условии, что не будет оштрафован, если, например, уронит посылку), из которых 15—20 грн еще и уйдет на проезд. Очевидно, что такие штрафы незаконны, но в таких сферах труда они существуют повсеместно. Именно столько стоит самая тяжелая, грязная и неблагодарная работа в сфере курьерских доставок. Думаю, не нужно уточнять как относятся к таким «сотрудникам» в компании. Эти люди нигде не числятся, они не защищены, компания не выплачивает никаких налогов и не несет ответственности перед ними. Доставка будущего, а условия труда и отношение к рабочим из позапрошлого века. 

 

"За целый потраченный день такой работник получает 270 грн (при условии, что не будет оштрафован, если, например, уронит посылку), из которых 15—20 грн еще и уйдет на проезд."

 

Этот пример должен напомнить нам о том, как крупные компании на рынке труда уводят в тень даже самую низкооплачиваемую работу. «Новая почта» на своем официальном сайте хвастается расширением и выходом на рынки других стран (Молдова, Грузия), но какой ценой для украинского общества и государства этот выход дается? Выводом в тень самой тяжелой работы, безответственности перед сотрудниками и возможно сокрытием части прибыли за пределы официальных документов и государственных налогов. 

 

Украинские кладмены в России: в поисках лучшей жизни

Другой яркий пример грязной и опасной работы, которая, тем не менее, процветает в нашей стране, — это закладчики, или кладмены. На зарплаты грузчиков (тем более, если речь идет не об официальной работе) прожить довольно сложно, поэтому молодые парни вынуждены искать другие возможности заработать. Например, устроиться кладменом. Многие не раз видели на стенах домов и гаражей предложение солей и спайсов (синтетические «легкие» наркотические вещества, которые в разы дешевле в производстве, чем марихуана, но при этом и в разы вреднее для организма) на различных Телеграм-каналах. Эти каналы меняются ежедневно, но вот способ доставки этих веществ неизменен.

 

"Если закладчик не пойман милицией/конкурентами, то он, действительно, может рассчитывать на зарплату в 1—1,5 тысячи долларов в месяц."

 

Рынок легких наркотиков (да и не только легких) в Украине очень развит, но по масштабам он значительно уступает рынку российскому. Поэтому российские поставщики часто ищут закладчиков в Украине. Их взор в первую очередь падает на малообеспеченных и отчаявшихся людей с территорий военных действий. Зачастую выбирают молодых парней (20—35 лет), которых ничего не держит дома. Нелегальные HR-менеджеры наркоторговцев долго присматриваются к потенциальным кандидатам, выясняют все об их личной жизни, занятости и опыте и лишь потом, когда уверены, что человек может «клюнуть», начинают вводить в курс дела. Кладмен обязан предоставить данные о себе (фото себя с паспортом и страницу с пропиской, а также ссылки на страницы в социальных сетях) и подробно рассказать о себе. Затем закладчик должен пройти «испытательный тест» и в своем родном городе сделать липовые закладки, куда он кладет муку/гречку, и отправить фотографии с адресами HR-менеджеру. Работодатель находит кого-то для проверки этих закладок и, если молодой человек проходит этот «тест», ему предлагают переехать в один из российских городов. Там человеку выдают 5 тысяч рублей (примерно 2000 грн) на съем жилья. И уже со второго дня он начинает работать. Сначала ему выдают товар малыми порциями. Если кладмен успешно работает, то тогда ему доверяют большие партии. За один день люди делают от 5 до 12 закладок, за каждую из которых получают от 350 до 500 российских рублей. Поэтому если закладчик не пойман милицией/конкурентами, то он, действительно, может рассчитывать на зарплату в 1—1,5 тысячи долларов в месяц.

 

 

Учитывая, что такие зарплаты в Украине есть лишь в нескольких сегментах занятости, то мы вряд ли можем осуждать этих людей за такой выбор. С уверенностью можно сказать, что и украинские кладмены зарабатывают не меньше. Но хотелось рассказать историю именно выходцев из зоны АТО, ведь это затрагивает проблему не только теневого рынка труда, но и ситуацию с работой на оккупированном Донбассе. 

 

Красота на продажу: о веб-моделях в Украине

Так сложилось, что предыдущие два примера касались в основном «мужской» работы, но и женщины включены в сети темной и нелегальной занятости. Самый очевидный и известный пример — веб-модели. Количество так называемых «студий», где работают веб-модели в Украине, исчисляется сотнями. Их много в крупных городах (Киев, Харьков и Одесса), куда съезжается молодежь учиться или искать работу. Студии — это специально оборудованные квартиры/дома с отдельными комнатами и соответствующим антуражем в них, а также техникой (камерой, мощным компьютером и секс-игрушками) для ведения онлайн трансляций с обнаженными девушками. Девушек для этой работы ищут через социальные сети и доски с бесплатными объявлениями на сайтах, где разрешены такие предложения о работе. 

 

 

Чтобы заниматься подобной работой  нужно пройти кастинг (работодателю важны параметры фигуры). Заманивают высокими зарплатами и гибким графиком, ведь работать можно круглосуточно. Зачастую студия берет себе 50% от заработка девушки, но нельзя забывать о штрафах, которые выписываются, если девушка слишком долго не выходила в эфир на рабочем месте, слишком долго обедала или была в туалете. Зачастую говорят, что на такой работе можно зарабатывать 2—2,5 тысячи долларов в месяц, что, конечно же, далеко от истины. В среднем веб-модели, работающие в студии, зарабатывают от 700 до 1000 долларов в месяц. 

 

"Заработок полностью зависит от затраченного времени и упорства моделей, а полицейские «налеты» мало того, что не спасают, а наоборот — лишь ставят работниц в еще более сложное положение."

 

Веб-моделинг — одна из самых высокооплачиваемых работ для девушек, которая не подразумевает серьезных требований. Знание английского языка может увеличить потенциальный заработок (умение и возможность поддержать диалог ценится клиентами и работодателями), но не является принципиальным. Количество занятых в этой сфере увеличивается, а возможности регуляции и защиты сотрудниц остаются весьма туманными. Заработок полностью зависит от затраченного времени и упорства моделей, а полицейские «налеты» мало того, что не спасают, а наоборот — лишь ставят работниц в еще более сложное положение. Ведь после такого студия может временно или навсегда закрыться, выплата зарплаты будет зависеть от желания руководства, а психологические травмы оставляют существенный след. В то же время вебкам-моделинг безопаснее и спокойнее традиционного эскорта и тоже нуждается в регуляции. 

 

Диджитализация эскорт-услуг

Другой темный пример заработка для девушек — эскорт. Эта сфера также не отстает от трендов. Раньше девушки стояли на улицах и искали клиентов, а потом отдавали часть денег тому, на кого они работали. Сейчас многие «менеджеры» создали эскорт-агентства, в которых состоят 5—10 девушек. Чтобы увидеть их и выбрать, клиентам уже не нужно бродить по улицам. Теперь для этого есть социальные сети. Это несколько увеличивает защищенность девушек, но на работу в социальных сетях перешли далеко не все, поэтому говорить о существенных сдвигах в безопасности пока рано. Девушкам, работающим в таких эскортных агентствах, создают аккаунты в Инстаграме и Телеграме, где клиент может посмотреть на них и выбрать себе понравившуюся. Самые обеспеченные агентства раскручивают аккаунты своих сотрудниц под видом моделей, заказывая им дорогие фотосессии и накручивают количество подписчиков. Потенциальные клиенты подписываются на девушек в Инстаграме, лайкают их фото и при большом желании могут встретиться с ними примерно за 3—5 тысяч гривен в час (девушки получают от 40 до 60%). Помимо эскорт-агентств все больше появляется саун и массажных салонов с дополнительными расслабляющими услугами, суть которых, я думаю, не нужно излагать. В таких местах зачастую девушки более защищены, чем в традиционном эскорте, но суть работы от этого не меняется. В таких услугах заинтересованы и иностранцы: Украина — одна из тех стран, куда с радостью приезжают любители секс-туризма. Эскорт-услуги не исчезнут, наверное, даже после появления секс-роботов.  Несмотря на небольшие сдвиги в защищенности, которые, скорее, вызваны реакцией на технологические изменения, эта сфера остается одной из самых сложных в осмыслении и потенциальных поисках решений.

 

Новые способы обмана: заплати, чтобы тебя взяли на работу

Последний пример, который я предлагаю рассмотреть, тоже ярко иллюстрирует состояние современного рынка труда уже без привязки к конкретным социальным группам. Это так называемая работа с вложениями. По сути, это банальный обман, который скрывается под разными личинами, но суть его от этого не меняется. Человеку практически сразу предлагают начать работать, потому что опыт и навыки не важны. Позже выясняется (после оглашения заманчивой зарплаты и гибкого графика), что для начала работы необходимо сделать стартовый взнос, который якобы должен гарантировать ответственность человека перед работодателем. Чаще всего такие схемы скрываются за вакансиями «наборщик текста» или «менеджера по обучению». Суммы стартового взноса редко превышают 500 гривен, но потом работодатель бесследно исчезает и человек остается у разбитого корыта.

 

 

Все эти истории призваны показать, что современный рынок труда нацелен лишь на извлечение прибыли любой ценой. Тысячи людей, вовлеченных в грязную, тяжелую и нелегальную работу, — свидетельство того, что свобода рынка позволяет превращать людей в безмолвные инструменты, которыми можно распоряжаться как угодно. Отсутствие регуляции, порочная взаимосвязь между правоохранительными органами и теневым бизнесом пока не дает надежды на серьезные изменения в будущем. Но очевидно, что при столь медленном росте заработных плат и без регуляции крупного бизнеса все больше и больше людей будут вынуждены уходить в теневой сектор занятости. Нет гарантий, что государственное  регулирование полностью решит эти и другие проблемы. Однако дерегуляция ведет к однозначному ухудшению ситуации и выведению в тень большего количество труда и ресурсов, что может стать бомбой замедленного действия для социальной и экономической ситуации в стране.

 

Читайте еще: 

Кто и как работает в украинских колл-центрах (Константин Белозеров)

Человек или алгоритм? Кто будет работать в колл-центрах будущего (Александра «Renoire» Алексеева)

Смерть робітника, або Як працює Державна регуляторна служба (Артем Тідва)

Як працюють на найпотужнішій в Україні шоколадній фабриці (Орися Грудка)

 

Рекомендуемые

Оставить комментарий

Наши выпуски

Блоги

Facebook

Наши партнёры

Помочь