КАК Я BECAME TOUGHER

  • 01 липня 2014
  • 1217
КАК Я BECAME TOUGHER

Хороший менеджер на работе — не твой бро. У неё зарплата в три раза выше, чем у тебя, ипотека на жилье с сумасшедшим процентом и муж взял тачку в кредит, чтобы стать «успешным». Если по свисту работодателя она не уволит тебя, то тебя уволит любой другой менеджер, который тебя даже не видел в лицо.

Сцыкливый, пиздливый коллега, который в приступе алкогольной интоксикации обещает за тебя порвать любого — не твой бро. Когда дело дойдет до суда, он даже станет лжесвидетельствовать против тебя, опасаясь, что рассудительный господин и его лишит не до конца обглоданной кости.

Адвокат работодателя, который пытается выжить в этом суровом мире — не твой бро. Этот человек знает, что ты прав, что твои трудовые права на работе грубо нарушают, что сторона, на защиту которой он стал, зиждется на сверх-эксплуатации угнетенных. Тех людей, которые по тем или иным причинам не могут найти себе более достойную работу и вынужденны чувствовать себя дерьмом перед тобой за то, что оболгали тебя — искреннего, отзывчивого и доброжелательного. В первый день знакомства он скажет тебе, что судиться бесполезно, а перед следующим заседанием попытается рассказать тебе, как плохи дела у компании теперь.

Капиталист готов оштрафовать собственных бухгалтеров, которые подали в пенсионный фонд и налоговую службу реальную картину твоей эксплуатации на работе, указав, что они допустили ошибку, за которую предстанут перед взысканием.

Камень преткновения, который сократил бы судебное разбирательство ровно вдвое и застраховал бы всех упомянутых выше персонажей от увольнения — это профсоюз, которого пока что нет в МакФокси. fuckfoxyСледующее судебное разбирательство перенесено на август.

Работодатель не смог отрицать того факта, что я отработал более 31 дня, даже несмотря на попытки подделать различные документы (смена даты принятия на работу в трудовом договоре, вымышленные свидетельствования о моем «поверхностном» отношении к коллективу и т.д.), а значит, для моего увольнения нужен веский мотив, которого у работодателя нет.

Не имея формальных поводов для моего увольнения, работодатель апеллирует к понятиям «коллектив» или «бригада», которая сочла меня нерадивым сотрудником. Политика же работодателя основывается на подавлении духа сплоченности в трудовом коллективе. За попытку создания сплоченного коллектива я и был уволен.

Со дня увольнения я начал изучать трудовое законодательство, не без поддержки юристов студенческого профсоюза «Пряма дiя», профсоюза «Захист праці», «Трудові Ініціативи» и «Соціального Руху».

Судебное разбирательство — как игра в карты: победит тот, кто до последнего не открывает козырей. Поэтому я не могу изложить тут все подробности дела. Но некое судебное резюме ожидайте уже осенью 2014 года.

Это был мой первый боевой опыт агитации сотрудников. Я осознал свои ошибки, наивность отошла на задний план, жалость к капиталисту, который «просто пытается делать бизнес», растворилась в классовой ненависти. Я узнал о множестве побед работников в аналогичных трудовых конфликтах, завел новые знакомства и обрел верных товарищей.

Еще посмотрим, кто кого.

Наступний номер

Наші видання

Блоги

Facebook

Наші партнери