Эксплуатация заботы: коронакризис и женщины Донбасса

  • 07 October 2020
  • 1341
Эксплуатация заботы: коронакризис и женщины Донбасса

Нина Потарская

Последовательная политика социальных сокращений и жесткой экономии стремительно ухудшает качество жизни женщин, особенно проживающих вдоль контактной линии. Вместе с тем, карантинные меры, связанные с COVID-19, умножили вышеперечисленные проблемы, добавив в жизнь каждой много часов бесплатной заботы о близких, которые никогда не зачтутся в трудовой стаж. 

Выборные циклы и смены политических курсов создают впечатление разнообразия. Но есть одно близкое каждой женщине направление государственной политики, в отношении которого проявляется завидная стабильность и последовательность, — социальные сокращения. При этом потребность в социальной инфраструктуре и экономике заботы никуда не пропадает. Она постепенно переходит из зоны ответственности государства в частную жизнь, где под видом любви, заботы, материнского долга, чувства вины и прочих морально-этических конструкций, приписывается в дополнительные часы (в основном) женской работы. И чем уязвимее женщина и чаще сталкивается с дискриминацией, тем сложнее ей справиться с этой нагрузкой. Я рассмотрю, как государственная политика последних лет ухудшила положение женщин в Украине, а также более развернуто остановлюсь на проблемах, с которыми столкнулись женщины вблизи линии конфликта на фоне дискриминационной государственной политики и пандемии.

 

Жительницы украинского села сажают картофель. Источник: Sean Gallup/Getty

 

Еще в 2010 году при рассмотрении седьмого периодического отчета Комитет CEDAW (Конвенции по ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин) выразил обеспокоенность, тем что «осуществление либеральных реформ привело к появлению массовой бедности, которая делает почти невозможным, особенно для женщин, использование большинства конституционных прав».

Предоставлены следующие рекомендации: «Комитет настоятельно просит государство-участник осуществить оценку воздействия национальных экономических реформ и международного финансово-экономического кризиса на женщин, преодолеть негативные для женщин последствия путем выполнения соответствующих мероприятий и обеспечения достаточного финансирования и проинформировать об этом Комитет в следующем отчете. Кроме того, Комитет рекомендует государству-участнику использовать подход, учитывающий гендерные факторы, по отношению ко всем программам и стратегиям, связанным со снижением уровня бедности, и обратить внимание на особые потребности женщин, принадлежащих к уязвимым группам».

 

енский труд — это неотъемлемая часть восстановления общин после конфликта."
 

Спустя 7 лет, в 2017 году, на 66-й сессии Комитета CEDAW мы представили совместный теневой отчет от имени Международной женской лиги за мир и свободу совместно с украинскими общественными организациями. В частности, в отчете обращается внимание на результаты интервенций международных финансовых институций. В первую очередь речь идет о влиянии МВФ, который посредством кредитования украинской экономики в каждом следующем меморандуме ужесточает свои требования по отношению к социальным статьям бюджета, чем увеличивает нагрузку на население, в частности на женщин.

 

 

«Нестабильность, связанная с удовлетворением базовых потребностей, привела к ограничению доступа женщин к правам человека — праву на достойный жизненный уровень, а также праву на труд, образование, здравоохранение и доступ к правосудию». Одно из основных требований МВФ — отмена субсидий на топливо и, как результат, повышение цен на газ, отопление, электроснабжение, транспортные перевозки и другие товары и услуги, связанные с топливом, а также сокращение расходов на здравоохранение и образование. Еще более драматичной остается реальность женщин, проживающих вдоль контактной линии, где разрушенная социальная инфраструктура и разорванность родственных связей через КПВВ усложняют и удорожают повседневную жизнь. 

Похожие выводы были получены по результатам пилотного этнографического исследования затрат времени в Украине (доклад, апрель 2018), в котором приводится предположение об истощении репродуктивного труда (уходового труда). Сейчас уже можно отследить негативные последствия этого явления на микроуровне, однако, учитывая значимость женщин с точки зрения вклада в рабочую силу и ее воспроизводства, в ближайшей перспективе можно ожидать серьезные последствия для общего экономического процветания и развития. Принимая во внимание тот факт, что женский труд — это неотъемлемая часть восстановления общин после конфликта и что организационная деятельность женщин является одним из социальных факторов устойчивого мира, можно прогнозировать, что эта проблема будет негативно влиять на прочный мир и разрешение конфликта. 

 

"В 2014 году 12 тысяч социальных работников потеряли работу, большинство из них — женщины."

 

Условия кредитования от МВФ, на которые соглашается украинское правительство, также влияют на финансовое положение женщин. Согласно требованиям МВФ, планировалось сокращение 20% рабочих мест государственного сектора, и в течение 2014—2015 годов уже было сокращено 165 тысяч. В среднесрочной перспективе планируется сокращение государственного сектора с целью снижения фонда заработной платы примерно до 9% от ВВП. Женщины составляют более 75% госслужащих, соответственно, такое сокращение рабочих мест в государственном секторе диспропорционально влияет на женщин. Занятость в государственном секторе и структурах управления действительно нуждается в реорганизации, но сокращение рабочих мест должно проводиться параллельно с программами профессиональной переподготовки для работников, подпадающих под сокращение, чтобы они могли найти работу в других секторах экономики. В 2014 году 12 тысяч социальных работников потеряли работу, большинство из них — женщины. Эти сокращения крайне негативно отразились как на пользователях социальных услуг, так и на женщинах, потерявших работу.

 

Источник: Facebook Донецкой обладминистрации

 

Почти по всей территории Украины проходит «оптимизация» школ и больниц. В Украине более 20 тысяч школ. Из них около 900 были закрыты в последние три года, и ежегодно закрываются 200—300 средних школ. Эта политика сокращения рабочих мест в секторе здравоохранения, образования и социального обеспечения в первую очередь влияет на женщин: они составляют почти 80% общего числа сотрудников. Даже если заработная плата в этих секторах самая низкая, женщины могли рассчитывать на стабильный доход и социальные гарантии, в том числе пенсии, оплачиваемый отпуск, отпуск по беременности. 

По результатам мониторинга потребностей в связи с COVID-19 можно определить точки проседания в социальной политике и оценить ошибочность стратегии социальных сокращений.

 

Ниже представлены обобщенные выводы из результатов мониторинга «Влияние пандемии коронавируса на жизни и девушек, проживающих в населенных пунктах вдоль контактной линии (в Донецкой области)».

 

 

Многие перечисленные проблемы оказались не новыми, но их негативное влияние на жизнь женщин значительно усилилось из-за карантинных мер. Результаты интервью показывают, что больше всего жители населенных пунктов вдоль контактной линии нуждаются в финансовой поддержке, а также медицинской и психологической помощи.

• По информации респонденток, после внедрения карантинных мер существенно повысились цены на товары продовольственной группы, что в условиях ограниченных возможностей для заработка, связанных с продолжающимся конфликтом и карантинными ограничениями, является непосильной нагрузкой на домохозяйства.

• Самая большая проблема — отсутствие или ограничение транспортного сообщения между населенными пунктами. Многие люди столкнулись с тем, что из-за остановки межгородского транспорта добраться на работу стало сложно. 

• Плохая логистика ограничила доступ к медицине и медикаментам, дезинфицирующим средствам и средствам гигиены. Из-за отсутствия транспортного сообщения жители сел без персонального транспорта остались отрезанными от больниц и амбулаторий. Речь также идет и о снижении качества работы больниц и дополнительных требований по прохождению ПРЛ тестирования за свой счет, что при условии резкого снижения доходов домохозяйств делает невозможным реализацию права на доступную медицину.

• В связи с пандемией обострились проблемы домашнего насилия. Повысилась потребность в психологическом консультировании. Две трети опрошенных женщин чувствуют тревожность, страдают от расстройств сна или депрессии. 

• Отдельная проблема — совмещение воспитания детей и работы. Когда многие учебные заведения перешли на дистанционное обучение, педагоги и ученики оказались к этому техническ не готовы из-за отсутствия стабильного выхода в Интернет и технический средств (смартфонов, планшетов, ноутбуков, ПК) и у детей, и у учителей. В связи с недостаточным проникновением информационных технологий в образовательную сферу большая нагрузка по поддержанию и контролю за образованием легла на родителей. А из-за того, что женщины значительно больше помогают детям с уроками, эта нагрузка выросла именно для матерей.

Опека над пожилыми родственниками — еще один вызов для женской заботы. Проблемы транспортного сообщения, помощь в организации безопасного пространства, питания и лечения для людей группы риска были возложены на плечи населения. Для пенсионеров, живущих на неподконтрольных территориях, это еще и дополнительные технические и финансовые сложности, связанные с условием прохождения карантина. Все эти расходы несут пенсионеры, а статистически в этой группе преобладают женщины. 

 

КПП «Еленовка». Фото: Александр Рекун / Global Look Press
 

После открытия КПВВ в Луганской области пенсионерки спустя несколько месяцев без пенсионных выплат были поставлены перед такой задачей: нужно купить смартфон, установить приложение «Дій вдома», приехать в ближайший пункт для сдачи ПРЛ-теста, поселиться хостеле и, дождавшись результатов, пойти в банк. Многим приходится переоформлять карточки и затем, получив пенсию, возвращаться обратно. Общая сумма расходов часто составляет одну пенсию: проезд — 500—1000 грн, тест 800—1200 грн, проживание в хостеле — 100 грн за ночь, питание. Кроме того, женщинам пожилого возраста достаточно сложно освоить цифровую технику, а само приложение сделано без учета возрастной дальнозоркости. Наблюдая эти сложности, мне часто приходилось помогать пенсионерками пройти аутентификацию, надиктовывая движения у них за спиной: «Голову направо, налево, наклонить голову вправо и лево». Многие из пожилых людей не понимают, как работает GPS и как за ними могут следить. Одна из женщин просто накрывала телефон платком, чтобы «он» не мог ничего видеть. Многие думают, что их просто так разыгрывают и кто-то за ними подсматривает и с издевкой смеется, наблюдая за новыми унижениями пенсионеров неподконтрольных территорий. И это не похоже на навязчивые идеи. Это скорее привычка жить в стигме, не понимая, за что их систематически наказывают. 

Каждый новый виток кризиса, оказывает непропорционально большее давление на ресурсы женщин, безвозвратно истощая их, отнимая возможности для полноценного участия в политической и экономической жизни общества, надежно фиксируя ее в бесконечной работе по обслуживанию под яркие лозунги о женском равенстве. Идея «давайте просто добавим женщин» не может быть успешно реализована одновременно с сокращением инфраструктуры для облегчения женской работы.

 

Читать также:

Місія неможлива: досягнення гендерної рівності в умовах неоліберальної політики жорсткої економії (Оксана Дутчак)

Гендерное угнетение через призму теории социального воспроизводства (Марина Ларіна)

Гендерна нерівність та режим жорсткої економії в Україні посткризового періоду (Оксана Дутчак)

Leave a Comment