В поле зрения: муниципальная няня и сокращение выплат матерям

  • 19 November 2018
  • 2942
В поле зрения: муниципальная няня и сокращение выплат матерям

Анна Куровская

Недавно Конституционный суд Украины признал сокращение прогрессивной системы выплат на ребенка 2014 года конституционным, ссылаясь на отсутствие прямой нормы в основном законе. Раньше помощь при рождении первого ребенка составляла 30 прожиточных минимумов, второго — 60, третьего и каждого следующего — 120. Напомним: сегодня прожиточный минимум — 1777 гривен. С июля 2014 года установлен единый размер выплаты в 41 280 грн на рождение каждого ребенка.

 

Сокращения: видимые и невидимые

«Отказ от прогрессивной шкалы и замораживание суммы выплат — явления негативные. Выплаты на ребенка сильно обесценивались в условиях кризиса. Люди стали ежемесячно получать на ребенка меньше почти на 40—70%, в зависимости от того, какой по счету это ребенок. 40%  — если первый, 70% — если третий и так далее», — отмечает социологиня из Центра социальных и трудовых исследований Оксана Дутчак.

По словам редакторки «Соцпортала» и активистки «Социального руха» Алены Ткалич, сокращение на деле касается не только этой выплаты: «Интересно, что упразднили и выплату 130 гривен в месяц. Столько раньше получали женщины, не работавшие до достижения ребенку трех лет. Это сокращение никто и не заметил: что такое 130 гривен? Но этой помощи больше нет».

Упразднение прогрессивной шкалы выплат при рождении ребенка — удар по многодетным семьям, финансовое положение которых и так тяжелое. По словам Оксаны Дутчак, «есть данные Государственной службы статистики, которая четко показывает, что чем больше детей в семье, тем она беднее. 80% семей с тремя детьми в 2016 году жили за чертой бедности». Хотя с того времени ситуация несколько улучшилась, по словам исследовательницы, сокращение выплат может углубить демографический кризис.

Таким образом, эти выплаты не могут поддержать семью с новорожденным. Напомним: первая единоразовая выплата по рождению ребенка составляет 10,3 тысяч гривен, а остальная сумма разбивается на 36 ежемесячных платежей по 860 гривен каждый. «На 860 грн в месяц невозможно прожить ни одной, ни с ребенком. Если это единственный доход, то его недостаточно», — комментирует Алена Ткалич.

 

 

Большим недостатком механизма выплат, по мнению юриста Виталия Дудина, является то, что фиксированный размер этих сумм далек от «инфляционной» реальности: «Очень плохо, что эти средства выражены в абсолютном значении. В законе идет речь о 41 тысяче гривен. К сожалению, не предусмотрена, например, привязка к прожиточному минимуму, который мог бы увеличиваться ежегодно. Напомню, что много социальных выплат привязываются к прожиточному минимуму и периодически пересматриваются. Мамам повезло меньше, потому что та сумма, которую они получают, выражена в абсолютных цифрах, установленных для 2014 года. После инфляции они не выдерживают никакой критики».

Действительно, это не кажется справедливым. С июля 2014 года по октябрь 2018 года гривна обесценилась в 2,2 раза.

 

А будет ли няня?

Еще одним нововведением стала социальная программа «Муниципальная няня». Молодым семьям будет компенсироваться 1492 гривен в месяц для найма няни при условии, что родители выходят на официальную работу. Цель программы — ускорить возвращение родителей на рынок труда.

По словам Дутчак, это попытка вывести занятость нянь из тени: «Те, кто имеет возможность нанимать няню, смогут это легализовать. По сути, государство компенсирует эту легализацию и налог, который нужно будет платить няне за то, что у нее заключен официальный договор. Это сомнительная стратегия, которая поможет немногим. С другой стороны, это хорошо, ведь хотя бы часть нянь сможет официально трудоустроиться. Эти женщины преимущественно работают в "серой" занятости».

Эксперты едины во мнении, что такое нововведение не будет доступно большому количеству граждан, ведь сумма несоразмерна стоимости услуг нянь. Виталий Дудин говорит, что такие выплаты будут возложены на плечи местных бюджетов. Он также считает такое стимулирование очень жестким шоковым способом реинтеграции в трудовые отношения: «Нужно, чтобы такая работа соответствовала настроениям, желаниям, навыкам, уровню образования человека. Иначе люди будут хвататься за любую подходящую работу. Можем провести аналогию со студентами, которые, чтобы себя прокормить и оплатить обучение, устраиваются “на месяц” официантами и работают годами. Человек может попасть в ловушку плохого рабочего места и остаться там надолго».

За возможностью раннего выхода на работу стоят гораздо более серьезные системные проблемы, которые такими выплатами, увы, не решить. Ранний выход на работу для многих женщин —  это прежде всего проблема сети детских садов и ясель. «Женщины долго сидят в неоплачиваемом отпуске и теряют квалификацию. На самом деле проблему можно решить, создав качественные и доступные ясли. Услуги няни значительная часть населения себе позволить не может. Для большинства женщин все останется, как и было. Они будут продолжать сидеть три года в неоплачиваемом отпуске по уходу за ребенком», — комментирует Оксана Дутчак. По ее мнению, эта проблема тесно связана с вопросом гендерного неравенства: «Женщина идет в отпуск по уходу за ребенком, но и после него вся нагрузка остается на ней. Если ребенок болеет, то на больничный автоматически идет женщина. Это углубляет гендерное неравенство. Думаю, можно преодолеть это только введением оплачиваемого отпуска по уходу, где будет сохраняться значительная часть зарплаты, которую получал человек. Без этого гендерную квоту в отпусках по уходу ввести нельзя. Женщины преимущественно зарабатывают меньше. Семьи стоят перед выбором, чью зарплату будут терять следующие два или три года. И в отпуск идет женщина. Оставляя в стороне все гендерные стереотипы, это абсолютно экономическая рациональность».

 

 

Виталий Дудин считает, что решение Конституционного суда о законности изменения политики в области выплат на ребенка — весомое наступление на права граждан, в особенности уязвимых слоев: «Это решение потенциально угрожает всем социальным группам Украины. Оно может стать фундаментом для демонтажа права на социальное обеспечение, трудовых и других прав. Конституционный суд применил очень узкую трактовку и определил, что запрет на сужение прав касается только закрепленных в основном законе».

Алена Ткалич считает это двойными стандартами, ведь Конституционный суд признал урезание пожизненного денежного содержания судьям неконституционным.

По словам Виталия Дудина, «когда дошло до положения уязвимых категорий граждан, судьи пошли простым и грубым путем: “ваши права не зафиксированы в Конституции. Значит, сужать их и пересматривать в соответствии с экономическими возможностями государства можно”. В глазах простого народа это выглядит как издевательство, ведь всем известно, что деньги не в Украине были, а у олигархов, в офшорных зонах. Именно с этого стоило начинать, а не придумывать сказки, что государство оказалось в состоянии финансовой катастрофы и больше денег неоткуда взять. Это не так».

 

Читайте также: 

Ґендерна нерівність та режим жорсткої економії в Україні посткризового періоду (Оксана Дутчак)

Матері на ринку праці (Олена Ткаліч, Ірина Вергуленко, Катерина Гумен і Ольга Тимець)

Leave a Comment

Next issue

Blogs

Facebook

Our partners