В защиту русскоязычных в Украине

18.03.2022
|
Губа Роман
5838
Губа Роман
Статьи автора

Три недели с начала военной агрессии России прошли нелегко. Потери среди военных и мирных жителей, уничтожение инфраструктуры, новое звучание топонимов, отдающих ныне холодом и кровью, – Мариуполь, Харьков, Чернигов, Буча, Ирпень.

Мы стали злыми, злее, чем когда-либо. Наши люди погибают от российских бомб – как здесь не превратиться в сжатый кулак.

По своей способности разжигать конфликты вопрос, который я хочу здесь поднять, уступает разве что обсуждению о всеобщей мобилизации и отношению к россиянам. Но у него есть «обнадеживающий» потенциал. Да, я говорю о нашем колониальном и имперском наследии, языке агрессора и важной для многих жителей Украины вещь – русский язык.

24 февраля, когда российская армия прорвала украинскую границу, забытый лозунг о «Единой стране» стал гораздо ближе к реальности. А вот уже через несколько недель мы вернулись к нашему любимому занятию – ссорам между собой. В «накачке», которой Кремль оправдывал своё вторжение в Украину, неизменно звучал тезис о защите русскоязычных. Пока не совсем понятно, как русскому языку помогают авиабомбы, но Владимир Путин, если бы пользовался интернетом, очень бы удивился, что его тезис берут на вооружение прежде всего не лидеры марионеточных образований на территории Украины, не пророссийские маргиналы, а некоторые украинские публичные интеллектуалы, гости международных форумов, лауреаты западных премий и стипендий.

 

putin russian language doctrine

Плакат протестующих под Конституционным Судом Украины по поводу отмены языкового закона Кивалова-Колесниченко, 26 января 2017 года. | УНН

 

Они пишут колонки и речи, в которых прямым текстом соглашаются с Путиным: да, украинцы, вы говорили по-русски и поэтому он пришёл вас защищать. Абсолютная синхронизация с российской пропагандой. Почему бы не пойти дальше и не продолжить этот национальный чемпионат по виктимблеймингу?

Как насчёт того, чтобы обвинить людей в белых халатах и сказать, что это именно те самые сотрудники секретных биолабораторий и это они призвали агрессора своими исследованиями? Или обозвать украинского солдата или солдатку представителями «бандеровского заградотряда»? Вот так, прямым текстом на страницах прессы пристыдить их за то, что не сложили оружие перед «денацификацией» и вообще исполняют приказы «неонацистов» и «наркоманов». Хотя нет, о «наркомане» многие из вас до войны высказывались более чем откровенно, кое-кто на этом политическую карьеру сделал. «Наркоман», кстати, ещё и русскоязычный.

Одна из таких статей иронично называется  «В шесть часов вечера после войны». Её автор не лишает себя удовольствия позаимствовать название советского фильма и указывает на это в тексте. Эдакое кокетство бывшего советского интеллигента. Мне же хочется вспомнить другое кино о второй мировой – «В бой идут одни старики», потому что на арене сейчас все те, кто и раньше объяснял «русскоязычностью» любые проблемы в Украине – бывшие, современные и будущие. Это они, как рыба в воде, купались в море ненависти к согражданам. Даже не в море, а в реке, которая сегодня отделяет уже не Австро-Венгерскую империю, а «интеллектуалов» от большинства населения Украины. Разумеется, река здесь не река, вы всё правильно поняли.

 

rusian language in Ukraine as native

Русский язык как родной в Украине по данным последней Всеукраинской переписи населения 2001 года.

Оккупирован Херсон, бомбят Харьков, гибнет в осаде Мариуполь, фактически уничтожена Волноваха, вооружается Одесса – вы точно уверены, что это потому что там жили русскоязычные? Думаю, все видели, как агрессор помечает свою технику латинскими буквами Z и V, так что ж теперь проект украинской латиницы сворачиваем до врёмен, когда на нас нападут сербы или болгары?

И в конце немного о том, о чём много говорили в 2014 году, но потом забыли. Украинская армия не только украиноязычная и, судя по тому, что российская «спецоперация», она же империалистическая война против Украины, пошла не по плану, русскоязычные тоже воевали в правильном направлении. В отличие от тех, кто сейчас пытается поднять языковой вопрос. Речь идёт даже не о русском языке или его статусе, а именно о русскоязычных. Не делайте из них врага, не обвиняйте в начале войны, фигурально выражаясь, не стреляйте в них, потому что это уже в буквальном смысле делает российский оккупант.

А единственной армией, которая сегодня защищает русскоязычных, является украинская. И, кстати, наших русскоязычных бойцов и бойчинь далеко не всегда понимает оккупант, если судить по документальным кадрам.

Украинизированный, да что уж там, украинский русский язык работает лучше «паляниці» или «Укрзалізниці». Может быть когда-нибудь мы перестанем делать вид, что его не существует, и хотя бы начнём изучать.

И вообще, если мы не отдаём путинской России наши города, нашу территорию, наших людей, то почему мы должны отдавать России язык, который для многих из нас является родным?

Из языковой войны мы все можем выйти победителями.

Автор: Роман Губа

Поделиться