• AFRICA UNITE. Колонизация 2.0

    AFRICA UNITE. Колонизация 2.0

    • Статті
    • 11/02/2011

    rabbies_rabbit

    Неси это гордое Бремя - Родных сыновей пошли На службу тебе подвластным Народам на край земли - На каторгу ради угрюмых Мятущихся дикарей, Наполовину бесов, Наполовину людей...

    Редьярд Киплинг. Бремя белого человека

    «Мы здесь не любим французов» – заявил мне Доминик, успешный малиец, владевший целым кварталом домов в пригороде Бамако и длинным перечнем бизнесов. Доминику было 40 лет. Он имел 3 детей, говорил по-французски почти без акцента и ненавидел французов. И, надо признать, у него были на это основания...

    Я провел в Мали ровно месяц - бывшая французская колония, не пережившая за последние 15 лет ни одного геноцида, гражданской войны или переворота, что само по себе уникально для страны «южнее Сахары», – представлялась отличным местом, чтобы понять, что представляет собой Африка и вообще третий мир сегодня. Мали – это витрина успешного колониального капитализма: демократические выборы, социальная стабильность и рост экономики по 17% в год.

    Водитель джипа, везшего меня в Бамако, вдруг резко затормозил и сьехал на обочину. По встречной полосе, мигая фарами, неслась военная колонна. С более близкого расстояния колонна вызвала оторопь - меньше всего я ожидал увидеть в Мали это: за рулем американских Хаммеров и за пулеметами, установленными на них, сидели холеные белые люди в форме американской армии. «Да-да, это американцы, у них теперь база в Гао», – ответил на мой вопрос наш водитель. Из дальнейших расспросов выяснилось, что американские солдаты есть и в соседнем Нигере, а вся северная пустынная часть Мали оккупирована мавританской армией с согласия демократически избранного правительства Мали. Хотя я готовился к поездке, я никогда не слышал об американских солдатах здесь. Более того, американцы, живущие в регионе, с которыми я общался, тоже не слышали о присутствии армии США в Мали.

    Далі
  • Значущість та неоднозначності економічної соціології Бурдьє

    Значущість та неоднозначності економічної соціології Бурдьє

    • Статті
    • 09/02/2011

    Смерть П’єра Бурдьє залишила широку прогалину у французькому інтелектуальному полі. Бурдьє був одним із найбільш плодовитих та оригінальних соціологів Франції з часів Арона та Дюркгейма. Починаючи з шістдесятих років він звертався до вражаючого спектру субдисциплін: соціології культури та дозвілля

    Далі
  • Неолібералізм в містах: множинність проявів та можливі альтернативи

    Неолібералізм в містах: множинність проявів та можливі альтернативи

    • Статті
    • 07/02/2011

    Далі
  • ПОЛЕТ НАД ГНЕЗДОМ КУКУШКИ ПО-БЕЛОРУССКИ

    ПОЛЕТ НАД ГНЕЗДОМ КУКУШКИ ПО-БЕЛОРУССКИ

    • Статті
    • 04/02/2011

    Будимир

    Нас, тех, кто отсидел свои «сутки» за «участие в несанкционированном мероприятии», по выходе назвали героями. Это, конечно, ласкает слух, но я вынужден взять самоотвод. Без ложной скромности. Просто звание героя мне точно не по чину. Сегодня я чувствую себя униженным и запуганным обывателем. Который не смог ничего сделать, когда один оборотень в погонах душил его жену, а другой угрожал ей лишением родительских прав. Когда его лучшего друга, инвалида I-й группы, у которого из-за трагического стечения обстоятельств из всех подаренных природой конечностей осталась в первозданном виде только одна нога, повалили на землю и волоком тащили в автобус. Когда его сыну разбили нос. Когда на его глазах нагло совершали беззаконие над десятками, сотнями ни в чём не повинных людей.

    Обывателя, который без боя позволил схватить и насильно удерживать себя вместе со своими близкими на безмятежной улице людям в чёрной униформе без опознавательных знаков, в чёрных шлемах и чёрных масках под ними. После послушно подчинялся приказам липовых милицанеров, ни один из которых не представился и не имел положенного бейджика с фамилией. Позволил осудить себя липовому суду в лице некоего г-на Юферицына, для смеха одетого в судейскую мантию классического образца, без участия адвоката и свидетелей, без малейшей попытки выяснения обстоятельств рассматриваемого дела, с неприкрытой подтасовкой своих собственных показаний, с игнорированием «смягчающих обстоятельств» при вынесении приговора (отсутствие административных правонарушений за последний год и наличие двух несовершеннолетних детей). Наконец, позволил бросить себя за решётку, не выражая активного протеста против явной несправедливости.

    Обывателя, который после всего, что произошло, переживает смешанные чувства, смесь страха и ненависти, в которой преобладает страх, а вовсе не желание вступить в перманентную беспощадную борьбу за восстановление справедливости в своей стране. Будимир во мне уступил место Дмитрию, физическому лицу, сотканному из человеческих слабостей, скованному человеческими привязанностями, далеко не совершенному и не бесстрашному. И этот Дмитрий теперь нервно вздрагивает при каждом неожиданном звонке в дверь, замирает при каждом телефонном звонке...

    Далі
  • Мова і символічне насильство

    Мова і символічне насильство

    • Статті
    • 02/02/2011

     

    Інтерв'ю Лоїка ВАКАНА з П'єром БУРДЬЄ

    - У праці «Що означає говорити»/ «Мова і символічне насильство» («Ce que parler veut dire», англійський переклад «Language and symbolic power») Ви розвиваєте нищівну критику структурної лінгвістики чи того, що називають «чистим» вивченням мови. Ви пропонуєте альтернативну модель, яка, кажучи дещо спрощено, робить мову інструментом або медіумомвладних відносин, а не просто засобом комунікації, і яку слід вивчати в межах інтеракціоністського і структурного контекстів її виробництва і поширення. Могли б Ви підсумувати суть цієї критики?

    - «Чиста» лінгвістика надає перевагу синхронній, структурній або внутрішній перспективі на противагу історичному, соціальному, економічному або зовнішньому визначенням мови. Я намагався (особливо у «Практичному глузді» і «Що означає говорити») вказати на відношення до об'єкта і на теорію практики, імпліковані цим підходом. Погляд Сосюра є поглядом «неупередженого спостерігача», для якого розуміння є самоціллю. При цьому Сосюр приписує цей «герменевтичний намір» соціальним агентам і тлумачить його як принцип їхніх практик. Це постава філолога, мета якого - кодувати мову, на противагу оратору, який прагне діяти і впливати на світ через перформативну силу слова. Ті, хто розглядає мову як об'єкт аналізу замість використовувати її щоб думати і говорити, утверджують мову як logos на противагу до praxis, як «мертву літеру» без практичної мети або взагалі без жодної мети окрім інтерпретації подібно до творів мистецтва.

    Далі
  • ПРОБУЖДЕНИЕ АФРИКИ?

    ПРОБУЖДЕНИЕ АФРИКИ?

    • Статті
    • 01/02/2011

    Далі